Сюжеты

ИНФОРМАЦИОННОЕ ГОЛОДАНИЕ

Этот материал вышел в № 60 от 21 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В этой катастрофе неизвестно всё: дата, причина, погода. Морякам не хватает кислорода, спасателям и нам — информации Причины аварии на атомной подводной лодке «Курск» все еще не определены. Наши эксперты выдвинули еще одно предположение. В...


В этой катастрофе неизвестно всё: дата, причина, погода. Морякам не хватает кислорода, спасателям и нам — информации
       

 
       Причины аварии на атомной подводной лодке «Курск» все еще не определены. Наши эксперты выдвинули еще одно предположение. В Баренцевом море часто проводят бурение нефтяных скважин (раньше разработки осуществлял «Морнефтегаз», теперь «Газпром», «ЛУКОЙЛ» и проч.). После бурения на скважине оставляют так называемое устьевое оборудование — стальные трубы большого диаметра с вентилями и прочими деталями. Если скважина благополучна, эти трубы тянутся на десятки метров. Если аварийная — на сотню.
       Военные специалисты уже отмечали, что на относительном мелководье (глубина 108 метров незначительна для современной подводной лодки) атомная субмарина ограничена в маневре. То есть версия наших экспертов вполне логична: труба устьевого оборудования вполне могла стать причиной катастрофы.
       К слову, организации, осуществляющие разработки на дне Баренцева моря, должны составлять карты геологической изученности. В них обозначаются все скважины: действующие, брошенные или аварийные... На Западе так и делают. Более того, предоставляют необходимую информацию даже в свои министерства иностранных дел.
       Российские компании тоже обозначают скважины. Но информацией не делятся. В спасательно-координационном центре службы морского флота Минтранспорта нам сказали, что им не дают подобных сведений. Каждый работает на себя, остальное никого не волнует

       
       Ситуацию комментирует вице-адмирал, доктор технических наук, профессор Тенгиз БОРИСОВ (в 1992—1994 гг. — председатель комиссии подводных работ особого назначения при правительстве РФ):
       — Возможность такой аварии из-за столкновения с элементом оборудования скважины практически исключена. Во-первых, на подводной лодке есть гидролокатор, позволяющий высматривать мелкие объекты. А во-вторых, лодка водоизмещением 18 тысяч тонн снесет любую трубу, не получив существенных повреждений.
       Столкновение с кораблем также исключено. Случайное судно равных с лодкой габаритов просто не могло попасть в район учений. Кроме того, лодка никогда не станет всплывать, не осмотревшись. А если бы субмарина столкнулась с другой подводной лодкой, то эта лодка лежала бы неподалеку.
       Версия взрыва по-прежнему остается наиболее вероятной. До сих пор неясно, как это произошло. К примеру, нечто похожее случилось с американской подводной лодкой в районе Филиппин. Она выпустила торпеду, которая пошла по круговой траектории и вернулась на субмарину...
       Операция по спасению экипажа подводной лодки «Курск» началась поздно. Вряд ли вопросы секретности мешали руководству просить иностранцев о помощи. Видимо, вновь рассчитывали на удачу.
       Нет особой надежды, что кислорода хватит надолго. Судя по повреждениям, первый и второй отсеки были моментально затоплены. Там должны были находиться семьдесят человек — почти вся опытная часть экипажа. Стук не мог прекратиться только потому, что команда экономит силы. Были случаи, когда моряки стучали, даже потеряв сознание. Возможно, в живых остались молодые и неопытные люди, которые не знают таблицу кодовых сигналов, хотя она висит в каждом отсеке.
       Причины такой ситуации, как и самого взрыва, пока совершенно неясны. Не хочется делать плохие прогнозы. Дай бог, чтобы экипаж удалось спасти.
 
       Могла ли секретность помешать спасательным работам с участием западной техники и специалистов? На этот вопрос ответил бывший офицер госбезопасности:
       — Секретность здесь ни при чем. Вплоть до югославского конфликта Россия участвовала в международной программе по спасению подводных кораблей. Все проблемы секретности при совместной работе с западными специалистами были решены, причем не устно, а документально. Установили определенный уровень доверия, рассекретили некоторые данные и уже подходили к унификации переходных люков на подводных лодках, чтобы можно было стыковаться со спасательной техникой любой страны. Все работы прекратились после конфликта в Югославии.
       Судя по характеру информации о катастрофе, военные скрывают что-то серьезное. Прошлые аварии случались исключительно из-за неадекватности руководства. Вероятно, и нынешняя — не исключение. Чувствуется большое вранье. К примеру, говорят о столкновении с большим объектом. Но на полигоне нет гражданских кораблей. Следовательно, корабль мог быть только военным.
       Нам постоянно сообщают, что был акустический контакт с командой лодки. Но при помощи кодовой системы можно передать очень много информации. Она позволяет координировать действия даже при сложных ремонтных работах. Непонятно, почему экипаж не сообщил о причинах аварии.
       Не исключено, что руководство не принимало помощь западных специалистов только потому, что опасалось раскрыть истинные причины катастрофы.
       
       Ситуацию комментируют служащие флота:
       — Причиной катастрофы вполне мог быть дрейфующий авианесущий крейсер. Дело в том, что подводная лодка его не видит. Корабль имеет противолокационную защиту. А руководство молчало три дня для того, чтобы оттащить поврежденное судно.
       — Я служил на субмарине «К-1». И не раз был свидетелем того, как из экономии или по глупости нарушались элементарные правила безопасности. К примеру, лично не раз видел, как спасательные буйки, которые сигнализируют об аварии, намертво приваривали к корпусу. Мотивируют это тем, что их случайно может сорвать поток. Руководство решит, что произошла авария, и по недоразумению начнет спасательные работы... А регенерационные пластины для очистки воздуха вообще очень часто не догружают. Просто потому, что экономят.
       
       Отдел информации

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera