Сюжеты

ОДНОКАНАЛЬНАЯ РОССИЯ

Этот материал вышел в № 61 от 24 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Беда привязала нас к телевизору. Оказывается, это и есть самое главное средство массовой информации. В газетах мы читаем о том, что было «вчера». А нам очень надо, что «сейчас». ТВ-каналы стали нашими глазами. И здесь король тот, кто имеет...


       

 
       Беда привязала нас к телевизору. Оказывается, это и есть самое главное средство массовой информации. В газетах мы читаем о том, что было «вчера». А нам очень надо, что «сейчас». ТВ-каналы стали нашими глазами. И здесь король тот, кто имеет доступ к первоисточнику информации, к той точке, из которой, как круги по воде, разбегаются факты.
       Мы смотрим на экран, но, кажется, многие из нас просмотрели, что на наших глазах вершится еще одна трагедия — трагедия электронных СМИ. Конечно, ее масштабы несопоставимы с тем, что происходит на «Курске», но это звенья одной цепи, и последствия тех и других событий неразрывны.
       Казалось бы, какие могут быть претензии у зрителя? Ежечасные выпуски «Вестей» дают картинку — подробнее некуда. Еще чуть-чуть, и спецкор РТР будет вести прямой репортаж со стометровой глубины Баренцева моря. Спасибо ему! Но за кадром остались еще как минимум три съемочные группы наших российских телеканалов. Не говоря об иностранных. Они тоже должны давать в каждый новостной выпуск последнюю информацию. И они дают, потерянно глядя в камеру. Потому что все, что им удается, — это поприсутствовать на «пресс-конференции», где сразу предупреждают, что на вопросы отвечать не будут, или взять короткие интервью у жителей Мурманска или Североморска. Видяево за эти дни они уже «перепахали» вдоль и поперек. Все остальное время тележурналисты обивают начальственные пороги в надежде попасть на «Петра Великого». Но тщетно, в компетенцию всех местных и приехавших из Москвы военачальников самых высоких рангов, оказывается, не входит решение этого вопроса.
       Подумайте, почему теперь так часто не пускают никого к месту событий, кроме РТР? Если есть секретность, почему тогда «Вестям» можно вести трансляцию на весь мир? Попробуйте найти для себя аргументы, объяснить как-то самим себе все происходящее. В электронных СМИ с приходом к власти нового президента произошла, но еще не закончилась бескровная (?) революция: доступ к первоисточнику информации получил только один телеканал. И это стало традицией еще с Чечни, с того момента, как все остальные ТВ-каналы молча смирились с этим правом государева слуги.
       Только НТВ пытается восстановить свои права в прямом эфире. Вы слышите фразу, которая постоянно присутствует в их комментариях: «единственный допущенный...»? Слышите, но вам всем кажется: ничего страшного, ведь мы имеем необходимую информацию, а все остальное — их внутренние проблемы. Давайте подумаем, что это за информация? Ее дает нам свой, карманный свидетель, который ест с монаршей руки.
       А рука, как известно, может не только погладить. Все остальные там, на месте событий, не нужны — пусть знают свое место. Логика проста до примитивности — пока вы со мной не дружите, я вам пряников не дам.
       Трагедия «Курска» — это трагедия неполной информации, которую получали общество и Верховный главнокомандующий: если он выбирает, какие средства массовой информации будут освещать непосредственный ход событий, значит, он выбирает, как они это будут делать.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera