Сюжеты

ПРИСВОЕННЫЕ ЗВАНИЯ

Этот материал вышел в № 61 от 24 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Арифметика катастрофы армии и флота Высокая правительственная комиссия, разумеется, определит все причины гибели подлодки «Курск» и ее экипажа. И даже найдет нескольких стрелочников для публичного наказания. Но при этом главную вину за...


Арифметика катастрофы армии и флота
       
       Высокая правительственная комиссия, разумеется, определит все причины гибели подлодки «Курск» и ее экипажа. И даже найдет нескольких стрелочников для публичного наказания. Но при этом главную вину за трагедию военные все равно возложат на общество. Потому что первопричиной всех своих несчастий, как уже стало традицией, у нас объявляют «недостаточное финансирование Вооруженных сил». Из-за чего не проводится нужное количество учений, а потому военнослужащие не обладают достаточными навыками обращения с техникой и оружием.
       Я считаю это самой большой ложью российского генералитета. На самом деле генералы и адмиралы привыкли таким способом перекладывать вину с больной головы на здоровую. Потому что «недофинансирование армии и флота» — это миф, который генералам приносит двойную пользу. Он позволяет, во-первых, получать на свои нужды гораздо больше средств, чем это в действительности необходимо, во-вторых, перекладывать на совесть общества результаты своего бездарного руководства Вооруженными силами.
       В деле с финансированием все обстоит совсем иначе. Чтобы объективно оценить ситуацию в этой сфере, достаточно сопоставить несколько цифр. И сравнивать нужно наши расходы на оборону не с американскими, а с советскими.
       СССР из последних сил содержал армию численностью 3,5 млн человек. Потому что вел «холодную войну» с могущественным противником и оберегал форпосты империи по всему земному шару.
       Экономический потенциал России в четыре раза меньше советского. Это значит, что с советским напрягом мы можем позволить себе армию численностью 0,8 млн человек. Если же учесть, что до четверти российского ВВП разворовывается или используется на обеспечение нечеловеческой роскоши нуворишей, то наш реальный предел — шестисоттысячная армия.
       Россия не ведет холодной войны и не имеет за морями союзников на своей шее. При этом содержит армию численностью 1,2 млн человек. Но экономику не обманешь — по расчетам Генштаба, выделяемых на нужды обороны ресурсов достаточно только для шестисоттысячной армии. То есть, как ни крути, генералитету из общества все равно не удается выдоить больше ресурсов, чем оно реально способно дать. Как из коровы молока.
       Почему же тогда мы имеем в армии больше миллиона человек?
       Дело в том, что в наследство от СССР нам досталось 80% генералитета Советской армии. Который не только не сократился, но даже увеличился. И так как деньги на оборонные нужды расходует он сам, то генералы растягивают бюджет, рассчитанный на 0,6 млн человек, на 1,2 млн военнослужащих. Потому что только такая по численности армия способна, треща по швам, вместить две тысячи генералов и адмиралов. А их было много даже для 3,5-миллионной Советской армии.
       Из этого несоответствия и происходят все беды Вооруженных сил. Генерал — это не только звание, но и должность. И под нее положена структура — люди, техника, оружие, контора, наконец. Понятно, что нужды генералов обеспечиваются в первую очередь, так как они сами делят пирог предназначенных на оборону ресурсов. В результате сегодня половина армии имеет своим предназначением только обеспечение «работой» лишних полутора тысяч генералов и адмиралов и состоит из дикого количества управленческих структур родов и видов войск, армий, корпусов, дивизий, которые возглавляет доставшаяся нам в наследство стая лампасоносцев.
       Так что половина выделяемых обществом на нужды обороны ресурсов используется фактически на содержание лишних генералов и адмиралов, их обслуги и штабов-крыш. Соответственно «недостаточное финансирование» действительно имеет место. Поэтому мы имеем не ту армию, которая требуется стране, а ту, которая НУЖНА ГЕНЕРАЛАМ. И адмиралам.
       Если у вас есть деньги на покупку «Запорожца», вам не приходит в голову купить половину «Волги» — кузов с колесами, но без мотора, трансмиссии и подвески. Потому что половина «Волги» не может ездить и потому не имеет практической ценности. Но именно так поступают наши генералы. Они содержат большую, но практически небоеспособную армию, которая так же похожа на настоящую, как кузов «Волги» похож на настоящую машину: только издалека и пока не нужно куда-то ехать.
       Технология самосохранения генералитета проста и примитивна. Почему, например, у нас практически все дивизии некомплектны? А потому, что вместо одной комплектной дивизии можно иметь три некомплектные. Этот фокус дает возможность содержать в три раза больше корпусов и армий, командование и штабы которых вмещают дополнительные десятки генеральских кресел. Плюс дополнительные генеральские гнездовья в командовании видами и родами войск, в Генштабе, Министерстве обороны. Так что три некомплектные дивизии в итоге обеспечивают до сотни генеральских должностей в вышестоящих структурах.
       Другой способ борьбы за генеральский кусок хлеба с маслом — сокращение действительно нужных подразделений, в первую очередь в технических службах. Это дает дополнительные средства на генеральскую жизнь — вместо технарей можно иметь лишнее число ординарцев, адъютантов, прочей прислуги. А при сокращении именно технических служб денег высвобождается особенно много — эти службы оснащены дорогой техникой, на эксплуатацию которой требуются большие средства. Так что ликвидация самого маленького технического подразделения дает возможность дополнительно содержать десяток подразделений генеральской дворни.
       Именно поэтому имевшуюся на Северном флоте аварийно-спасательную службу в середине 90-х годов сильно сократили. В том числе ликвидировали команду глубоководных водолазов, уволили специалистов и списали технику, на которой они работали. Из-за этого сегодня служба оказалась не способна за пять дней добраться до затонувшей всего на стометровой глубине лодки. Но благодаря такой «экономии» на флоте сохранилось лежбище для лишнего десятка адмиралов, которые пять лет только и делали, что разглагольствовали о «мощи российского флота» и «выучке личного состава».
       Точно так же в армии и на флоте не проводятся полноценное обучение и тренировки военнослужащих — предназначенные на эти цели средства тоже идут на содержание лишнего генералитета. После чего, когда халтурно подготовленные люди совершают ошибки и гибнут, вину за это чаще всего генералы возлагают на самих погибших.
       Из-за своей превосходящей любые разумные пределы численности генералитет занимается только самосохранением, а вовсе не заботами об обороноспособности страны. Они не хуже нас знают, что обществу не грозят никакие реальные военные угрозы, для противодействия которым требовалась бы армия численностью 1,2 млн человек во главе с двумя тысячами генералов и адмиралов. Поэтому все свои силы и возможности используют только на защиту своего личного благополучия. Для которого как раз и требуется пусть и небоеспособная, но большая по размерам армия.
       В свою очередь, общество с советским напряжением содержит армию, которая ему давно уже не нужна. В этом деле нас обманывают дважды — в том, что требуется именно такая армия, и в том, что выделяемые ресурсы используются на нужды защиты. Хотя наш собственный опыт свидетельствует, что эту проблему вполне можно решать разумным способом.
       После Гражданской войны большевики сократили армию в 10 раз — с пяти миллионов до пятисот тысяч человек. Потому что трезво оценивали, какую по размерам армию может содержать страна. При этом они действительно имели враждебное окружение, реальную угрозу агрессии со стороны стран Антанты и не имели ядерного оружия — абсолютного средства сдерживания любого противника. И только в преддверии Второй мировой войны снова увеличили численность вооруженных сил до пяти миллионов.
       Наша либеральная власть фактически уменьшила армию сверхдержавы в неполных полтора раза. При этом она выделяет средства на содержание именно шестисоттысячной армии, так как, видимо, тоже понимает, что большая армия нам не только не по карману, но и просто не нужна. Однако, говоря «а», власть не решается сказать «б» — сократить в четыре раза генералитет. Это можно объяснить только двумя причинами — или мы имеем безответственную власть, которая хотя и выделяет на нужды обороны объективно возможные средства, тем не менее совершенно не интересуется тем, как они фактически используются. Или она просто до смерти боится генеральской стаи и от страха позволяет ей любые безобразия.
       Все разговоры о военной реформе — блеф. Потому что прежде чем армию реформировать, ее нужно вылечить от паразитов в лампасах. Которые, как им и положено их природой, пожирают нужные для содержания полноценной армии ресурсы. Причем генералитет истинное положение дел прекрасно понимает и потому десять лет валяет дурака перед властью и обществом на тему «реформирования армии».
       В любом случае, имея такую власть и такой генералитет, нашим военным остается только объявить «итальянскую забастовку» — под формально законными предлогами, которых более чем достаточно, перестать подниматься в воздух, выходить в море, ездить на танках...
       В их положении это единственный способ служить Родине без смертельного риска для своей жизни.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera