Сюжеты

Андрей ЧЕРКИЗОВ: Я — МУЖИК ПРОСТОЙ, МОГУ И ПОСЛАТЬ

Этот материал вышел в № 61 от 24 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Я — МУЖИК ПРОСТОЙ, МОГУ И ПОСЛАТЬ Мы — жадные. Очень жадные, мы к десятилетнему юбилею «Эха Москвы» хотели заполучить к себе всех: и отца-основателя Сергея Бунтмана, читающего детишкам сказки про поросенка Бейба, и Ксению Ларину, чьи...


Я — МУЖИК ПРОСТОЙ, МОГУ И ПОСЛАТЬ
       
       Мы — жадные. Очень жадные, мы к десятилетнему юбилею «Эха Москвы» хотели заполучить к себе всех: и отца-основателя Сергея Бунтмана, читающего детишкам сказки про поросенка Бейба, и Ксению Ларину, чьи «Четыре минуты с театром» за годы работы наверняка сложились в круглосуточные месяцы, и Матвея Ганапольского, дирижирующего радиохором в прямом эфире, и Александра Плющева и его загадочного Интернет-попутчика Глеба Сеткина, и еще информационщика Владимира Варфоломеева, называющего себя ВВ, и еще Владимира Ильинского с его битловской ночной программой, и еще... А место в газете кончилось! Осталось разве что слушать давно знакомые голоса на «Эхе» — мягкой посадки нашим батарейкам...
       
       На «Эхе» десять лет без пяти месяцев, автор ежедневной «Реплики». Суров. Умело и обильно матерится. Раскритиковал Ельцина на второй день после его вступления в должность.
       — А зачем было давать ему фору? Ельцин не был новым политиком для России, и от того, что он перестал быть председателем Верховного Совета, а стал президентом, человек новый не возник.
       — Новый президент часто дает вам повод для «Реплик»? Путин интересен как политический персонаж?
       — Абсолютно нет. Он необразован и предсказуем, очень советский человек, а это та система, которую я хорошо понимаю. Мне был очень интересен Ельцин. Потом Гайдар, Чубайс, Хасбулатов...
       — Но это все герои вчерашних дней!
       — А сейчас на сцене — одно убожество.
       — И скучно ж вам!
       — Очень. Есть один яркий человек — Борис Березовский. Я к нему крайне сложно, противоречиво, иногда очень негативно отношусь, но он хотя бы ярок. Вообще медийные люди интересны... Ельцин, кстати, себе таких глупостей, как арест Гусинского, не позволял.
       — Вы про разнообразные такие глупости уже десять лет свои реплики пишете, и, что, услышали вас?
       — Как говорят ходящие по кабинетам знакомые, кое-где слушают. Звонить мне не станут, я — мужик простой, как таблица умножения, могу и послать. Я не размышляю над тем, влиятелен ли я или нет. Это как сороконожке думать, с восемнадцатой ей ноги пойти или с тридцать четвертой. И все, встала! Задача журналиста — быть колокольчиком тревоги, подсказывать, где власть делает какие-то не те шаги. Сейчас власть нам врет чудовищно — на голубом глазу, на сливочном масле! А я очень не люблю, когда мне говорят одно, а я вижу совсем другое! Не люблю, когда меня держат за дурака. И мне важно иметь возможность сказать то, что я думаю. И поскольку я — человек обыкновенный, «хомо вульгарис», то наверняка найдутся еще десять, сто человек, которые думают так же, как я.
       — Тон вашей реплики многих коробит.
       — Это жанр такой — ежедневная реакция обывателя на все, что произошло сегодня. Маразма хватает, и еще надолго хватит.
       — Да уж, язык у вас злой.
       — Даже кликуха у меня есть такая среди своих — Говномет.
       — И как часто за такой язык подают в суд?
       — Один раз Лужков подал и выиграл, потому что сообщение информагентства, которое я использовал, оказалось враньем. Еще в 1991 году Верховный Совет дал поручение Генеральной прокуратуре возбудить уголовное дело за оскорбление Верховного Совета и его спикера. Это была чушь — пришлось разбираться, что я имел в виду, сказав: «Злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал» — разжигал ли я национальную рознь или просто цитировал Лермонтова. Дело закрыли уже когда тот спикер, Хасбулатов, сам в тюрьме сидел. Недавно вот еще некий Сускин написал «телегу» в Генпрокуратуру, что я в передаче «Глас народа» якобы оскорбил президента, а он за него голосовал и, таким образом, считает себя оскорбленным. Народ Германии тоже в свое время избыточно отождествлял себя с фюрером и рейхсканцлером. Язык злой, зато никто никогда не сможет сказать, что я отрабатываю чей-то заказ. Однажды я даже на «МОСТ» наехал. Я пригласил побеседовать в эфире Сергея Зверева, тогда он был первым заместителем Гусинского. И я все сказал ему про Филиппа Бобкова, главу аналитической службы холдинга, бывшего гэбиста, задолго до того, как о его прошлом заговорили противники «МОСТа»!
       — Смягчить вашу жесткость звонкой монетой не пытались?
       — Один раз подкатил молодой человек, весь в золотых висюльках, и предложил триста тысяч долларов за то, чтобы я сделал Аллу Борисовну Пугачеву президентом страны. Я сказал, что это невозможно. Ну не могу я принять Филиппа Бедросовича Киркорова в роли первой леди!
       Теперь вот дошло до того, что Андрей Бильжо нарисовал на меня карикатуру к юбилею «Эха»: хибара, как после прямого попадания атомной бомбы, вылетели стекла и дверь. «Что это было, Петрович?» — «Это была реплика от Андрея Черкизова!»
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera