Сюжеты

ПРИЗНАНИЯ ВЫБИВАЮТ ПЫТКАМИ

Этот материал вышел в № 62 от 28 Августа 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

А убийства девушек в Сергиево-Посадском районе по-прежнему продолжаются Директор международной правозащитной организации Human Rights Watch Дитрих Лохман представил журналистам изданную недавно книгу «Признание любой ценой». Она в основном...


А убийства девушек в Сергиево-Посадском районе по-прежнему продолжаются
       

 
       Директор международной правозащитной организации Human Rights Watch Дитрих Лохман представил журналистам изданную недавно книгу «Признание любой ценой». Она в основном состоит из документальных признаний и интервью с людьми, которые подвергались незаконным методам допросов и пыткам, применявшимся к ним во время задержания и следствия со стороны сотрудников органов дознания и милиции.
       О деятельности созданной в 1999 году Гражданской комиссии по правам человека журналистам поведала ее член Любовь Белокобыльская. Она рассказала о шокирующих фактах унижения человеческого достоинства и применения пыток в психиатрических больницах. Врач и пытки — такое сочетание только на первый взгляд кажется несовместимым. Однако и сегодня существует категория врачей, которые практикуют методы лечения пациентов «сильнодействующими препаратами, способными подорвать или даже разрушить психику, подвергнуть самому утонченному способу пытки, до которого не додумались палачи прошлого».
       Об этом, кстати, писал еще Виктор Файнберг в книге «Казнимые сумасшествием», опубликованной в 1971 году в издательстве «Посев». С тех пор, по словам Любови Белокобыльской, увы, мало что изменилось. Так, кандидат медицинских наук, бывший психиатр Сергей Запускалов утверждает: «Нигде, ни в одной самой беспредельной тюрьме не существует такого наглого, беспардонного принуждения, как в психиатрической больнице».
       Как правило, истязания и пытки применяются к тем пациентам, которые выражают несогласие со своей насильственной госпитализацией и возражают против используемых психиатрами изуверских методов лечения.
       В настоящее время Гражданская комиссия по правам человека пытается «достучаться» до правительства России, компетентных организаций и общественного мнения с целью изменения сложившейся в отечественной психиатрии практики лечения пациентов. Комиссия убеждена в том, что психиатры, допускающие незаконные методы лечения и пытки больных, должны привлекаться к строгой ответственности вплоть до уголовного наказания.
       
       Председатель Ассоциации социальной реабилитации и помощи заключенным Людмила Загородная раньше защищала в основном интересы граждан, проживающих на территории Сибири и Дальнего Востока, которые оказались под следствием и нуждались в квалифицированной адвокатской помощи. То, с чем она столкнулась в Московской области, поразило этого опытного правозащитника.
       — Пытки и жестокое обращение имеют место на стадиях задержания и тюремного заключения, — сделала она вывод, который, увы, не мог удивить своей новизной журналистов. — Пытки физические, нравственные и моральные. Наибольшее число сообщений о пытках приходится на период заключения до начала судебного разбирательства. Условия содержания во многих тюрьмах в Москве и Московской области, особенно в местах предварительного заключения, могут быть расценены как жестокие, бесчеловечные и унижающие достоинство пока еще только подозреваемых лиц.
       Людмила Загородная, в частности, привела конкретные примеры умышленного затягивания следствия по возбужденным уголовным делам в Каширском районе Подмосковья, когда обвиняемые на стадии расследования подвергались избиениям и пыткам сотрудниками милиции для того, чтобы «выбить» нужные им показания. Нередко подозреваемые ждут рассмотрения уголовных дел в Каширском городском суде до трех и более лет. Ходатайства же адвоката о переносе дел в суд города Озеры с целью избежать тенденциозного уклона при их рассмотрении, не имели успеха.
       
       Перед журналистами выступил двадцатишестилетний Владимир Сахаров — один из пяти обвиняемых лиц по убийству двоюродных сестер Наташи и Ирины Парамоновых, которое произошло в мае прошлого года около деревни Шубино Сергиево-Посадского района.
       Трупы семнадцатилетних девочек были найдены 13 мая в лесу недалеко от поселка Реммаш. На теле одной из сестер оказалось одиннадцать ножевых ранений, на теле другой — тринадцать. У одной из них ножом был вспорот живот. Следов изнасилования на телах жертв обнаружено не было.
       Подозрение в убийстве в ходе начатого расследования пало на некоего Гужова, в гостях на даче у которого 8 мая находились девочки, и на его друзей Калашникова, Саргана, Хороброго. Однако затем следствие лихо вышло на другой круг подозреваемых. Ими оказались братья Михаил и Владимир Сахаровы, Анар и Азер Гасановы и Александр Супонин, проживающие в поселке Богородское того же Сергиево-Посадского района.
       Все пятеро были арестованы и доставлены в отделение милиции поселка Реммаш. Восемнадцатилетнего Александра Супонина сотрудники милиции вывозили в лес на место преступления, где били ногами. В отделении милиции его пытали электротоком, прикрепляя провод к уху и половому органу, надевали на голову противогаз, прерывая доступ воздуха. После таких способов дознания Супонин признался, что он вместе с другими накануне арестованными лицами убил сестер Парамоновых.
       Аналогичные методы дознания с помощью электрошока и противогаза применялись и к другим обвиняемым по этому делу лицам. Применялись до тех пор, пока они не сознались в содеянном. Азер Гасанов был избит так, что оказались сломанными два ребра и он утратил зрение на правый глаз. У его брата Анара сломана грудная клетка.
       В течение целого месяца местный следственный изолятор отказывался принимать их под стражу, так как физическое состояние обоих братьев внушало опасение. И только через месяц следствию удалось пристроить братьев Гасановых в СИЗО, но не в самом Сергиевом Посаде, а в удаленном от него почти на сто километров подмосковном Ногинске.
       Характерно, что «непринужденные беседы» между следователями и обвиняемыми проходили в отсутствии адвокатов. Только через тринадцать дней после начала следствия, избиений и пыток у обвиняемых появились назначенные защитники. И только один из пяти адвокатов потребовал проведения медицинского освидетельствования своего подзащитного.
       
       Особый «колорит» этому следствию придавало эпизодическое присутствие на допросах и истязаниях обвиняемых прокурора Сергиева Посада Арнольда Лесневского. Он терпеливо ждал, когда они сознаются в совершенном преступлении, которое во что бы то ни стало необходимо было раскрыть. По показаниям очевидцев, он стеснительно отворачивался и смотрел в окно, когда обвиняемые подвергались на его глазах изощренным пыткам. Рядом с ним находился в это время и следователь городской прокуратуры Игорь Чаун, которому было поручено вести до суда это уголовное дело.
       Кстати, другой следователь (С. Петров) отказался вести это, мягко выражаясь, странное дело. А согласившийся на это дело Чаун уже в августе 1999 года стал заместителем прокурора города. Пошел на повышение и участвовавший в расследовании этого дела следователь Седов.
       Следует добавить, что во время следствия и содержания под стражей обвиняемым в течение целого года не предоставляли свиданий с родственниками, дабы они не поднимали особого шума возле этого «щекотливого» уголовного дела. Об этом, собственно, и поведал журналистам Владимир Сахаров. Скрыть от СМИ и общественности перипетии этого дела таким образом не удалось.
       Пробивать железобетонную стену равнодушия и творимого в Сергиево-Посадском районе беззакония начали родители братьев Гасановых и Сахаровых сразу вслед за арестами своих сыновей. Еще когда подозреваемые находились в отделении милиции поселка Реммаш, отец обвиняемых Агиль Сурхаевич Гасанов, работающий сварщиком в поселке Богородское, явился с жалобой к прокурору Сергиева Посада Арнольду Лесневскому. Но тот приказал выгнать из своего кабинета пожилого человека. Лишь однажды удалось попасть к Лесневскому и матери братьев Сахаровых. Впоследствии родственников обвиняемых прокурор больше не принимал, как правило, «отфутболивал» их своему первому заместителю Александру Хардикову.
       В августе 1999 года отец братьев Гасановых приехал искать справедливости в Госдуму, не подозревая, что депутаты в этот летний период обычно находятся на каникулах. Из Госдумы Агиля Гасанова послали в прокуратуру Московской области. И здесь ему, кажется, повезло. Сотрудник облпрокуратуры Александра Гусева внимательно выслушала его и обещала изменить обвиняемым меру пресечения. Мера пресечения, однако, была изменена только для Владимира Сахарова. Обвинение в убийстве ему было изменено на обвинение в сокрытии этого преступления. А когда он стал жаловаться на то, что сотрудники органов правопорядка пытками выбивали из него признания, Гусева его предупредила, что не стоит ему этого делать, и высказала сожаление, что способствовала изменению его меры пресечения.
       
       В этот период к защите обвиняемых подключился Комитет за гражданские права, который возглавляет член Палаты по правам человека Политического консультативного совета при президенте РФ Андрей Бабушкин. Комитет 15 марта нынешнего года обратился с запросом в Московскую областную прокуратуру с просьбой проконтролировать ведение данного уголовного дела и обратить особое внимание на незаконные методы получения признаний от обвиняемых. Через полтора месяца оттуда поступил ответ, что, мол, в действиях Сергиево-Посадской прокуратуры и следствия по данному делу ничего противозаконного не наблюдается.
       Присутствовавший на пресс-конференции Андрей Бабушкин рассказал о том, что в мае 2000 года Комитет за гражданские права обратился уже в Генеральную прокуратуру РФ с жалобой на областную. А оттуда сообщили, что их жалоба направлена для принятия соответствующих мер (догадались куда? Правильно!) в прокуратуру Московской области. Минуло уже почти три летних месяца, а ответ из Московской областной прокуратуры в Комитет пока не поступал.
       — А куда спешить? — мрачно иронизирует Андрей Бабушкин. — Пусть посидят Сахаров, братья Гасановы и Супонин в переполненной камере при сорокаградусной жаре, подумают о смысле жизни, а заодно о своем неразумном отказе от показаний, так удачно полученных Лесневским и Чауном. Пусть взвесят, каково жаловаться на тех, чья служба опасна и трудна, их старшим коллегам в прокуратуру области...
       Дело, правда, было передано из Сергиево-Посадского в Московский областной суд, предварительные слушания в котором уже четырежды назначались и по тем или иным мотивам откладывались. И 19 июля нынешнего года Мосо-блсуд решил направить данное дело на дополнительное расследование.
       Между тем газета «Московский комсомолец» 12 июля сего года уведомила своих читателей, что в Сергиево-Посадском районе после задержания и ареста братьев Гасановых прекратилась череда загадочных убийств девушек, которая началась еще в апреле 1997 года. Тогда в поселке Новая Шаурма на плотине был найден труп шестнадцатилетней ученицы Богородской школы Наташи Просоловой. На ее теле обнаружено восемь ножевых ран. Убийц по возбужденному уголовному делу выявить не удалось. В начале следующего года в этом же районе пропала восемнадцатилетняя Лена Рощупкина. Ее скелетированный труп дачники случайно обнаружили в лесу только летом 1998 года. Убийц снова не удалось найти.
       ...Второго июля этого же года не вернулись домой проживающие в поселке Богородское восемнадцатилетняя Олеся Гунько и Ирина Ливанова, которой шел двадцать второй год. До настоящего времени ни эти девушки, ни их трупы так и не обнаружены. И убийство сестер Парамоновых в 1999 году продолжило серию нераскрытых преступлений, которые так называемыми нежелательными висяками портили всю статотчетность работы правоохранительных и следственных органов Сергиево-Посадского района. Поэтому стоит ли удивляться их рвению в желании сыскать убийц и любой ценой вынудить преступников признаться в содеянном?
       Однако фокус состоит в том, что и после ареста братьев Гасановых и других обвиняемых убийства и исчезновения девушек в Сергиево-Посадском районе не прекратились. В июле нынешнего года в поселке Богородское снова была убита девушка, на теле которой обнаружены множественные ножевые ранения. В этом же месяце без вести пропала еще одна девушка из Сергиева Посада. Случайное совпадение?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera