Сюжеты

БЕЙ МОСКВУ, ЧТОБ ДРУГИЕ БОЯЛИСЬ?

Этот материал вышел в № 64 от 04 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зачем президенту плохая столица Потрясшая всю страну катастрофа подлодки «Курск» лишний раз продемонстрировала всей стране, насколько новый президент России остается заложником любого политического, военного или техногенного инцидента. И...


Зачем президенту плохая столица
       
       Потрясшая всю страну катастрофа подлодки «Курск» лишний раз продемонстрировала всей стране, насколько новый президент России остается заложником любого политического, военного или техногенного инцидента. И дело отнюдь не только в том, как общественность оценит в конечном итоге не слишком адекватную реакцию Путина на трагедию в Баренцевом море. Будет ли ему поставлено в плюс или скорее в жирный минус то, что он остался на сочинском пляже, а не вылетел в Североморск?
       Все гораздо серьезнее. Суть нынешней природы власти Путина — его имидж, скроенный из сильных черт его личности. И пока такая ситуация сохраняется, авторитет его президентства будет лежать исключительно в сфере крайне нестойких материй — симпатий и антипатий...
       В конечном счете это не только и не столько личная проблема нынешнего президента. Это проблема всей России с ее рудиментарной политической системой. В стране по-прежнему голосуют сердцем с наивной верой в чудо, в простые решения. В высшую карающую справедливость барина, который рано или поздно, но всех рассудит. А кого-то и посадит. И Владимир Путин не столько фаворит, сколько пленник такого выбора нации, при котором восхищение мгновенно переходит в разочарование, и есть только два цвета — черный и белый.
       И дело не в том, что «живая власть для черни ненавистна». Просто Россия остается страной с невыработанными, неустоявшимися групповыми интересами. Причем в государствах, которые принято именовать цивилизованными, определяющей категорией для формирования таких групповых интересов остается собственность, диктующая разным общественным слоям взгляды на налоговую проблему, внешнюю политику, форму социального контракта власти и граждан. Там президента нация нанимает, у нас же призывает как очередного мессию.
       По той же причине у нас возникают устойчивые политические партии. Никто не склонен изучать их многотомные программы, поскольку от всех требуют одного и того же — если не чуда, то, во всяком случае, свершений, вряд ли осуществимых за срок, отпущенный мандатом.
       Единственная ярко выраженная группа — это так называемый протестный электорат, слой крайне не устойчивый в своих воззрениях и принципах, а потому вдвойне подверженный резким колебаниям настроений, легко создающий себе нового кумира и столь же безжалостно мстящий ему за малейшее разочарование. В ситуации такой общественной критической массы цепная реакция может начаться в любой момент.
       Досадно, что и Владимир Путин несет в себе многие заблуждения, свойственные нашему агрессивно-послушному большинству, — прежде всего веру в действенность административных рычагов как в единственный инструмент, способный исправить все возможные перекосы. Сейчас никто не против укрепления именно государственнического начала в управлении страной, ликвидации той ситуации, при которой существуют законность башкирская и законность рязанская. Однако слепая вера в голое администрирование, концентрацию власти может иметь для страны абсолютно фатальные последствия. Особенно в тот момент, когда неизбежно — в силу закона маятника — рейтинги популярности Путина пойдут вниз. Чудес в нашей жизни не бывает. Будет исчерпан не столько кредит доверия, сколько долготерпения.
       Характерно, что появившиеся в последние дни в прессе спекуляции на предмет осенней отставки премьера Михаила Касьянова, возможности отстранения столичного мэра Юрия Лужкова отдают как раз издержками административного подхода. Словно кто-то навязчиво подсказывает Владимиру Владимировичу самый простой, но разорительный для страны путь консервации иллюзий. Ведь смена политических фигур в нашем Отечестве всегда рассматривается как надежное средство реанимации прежних надежд: мол, теперь-то, при новых людях, у нас все получится.
       Пример взаимоотношений новой кремлевской администрации с Москвой вообще исключительно показателен. Столица — регион, пользующийся доверием иностранных инвесторов, — остается не просто российской витриной, но выставкой передовых современных технологий развития для всей России. Поэтому демонстрируемое в окружении президента желание самоутвердиться на примере столицы, лишить Москву законно заработанных средств в надежде потрафить настроениям некоторых регионов выглядит все той же ставкой на решения простые и популистские. Сиюминутные. Решения тактические, оттягивающие необходимость конкретных реформ, трудных и ответственных мер в экономике, защите политических свобод, в национальной политике. То есть всего того, на чем обычно и держится устойчивая популярность лидера государства.
       Властная же команда, увлекающаяся холостой демонстрацией силы (вспомним те же аресты олигархов и налеты налоговиков на ряд компаний), отталкивающая сильные, имеющие собственное мнение личности, постепенно предстает бессильной и изолированной.
       Не слишком удачное поведение Владимира Путина во время московского взрыва и аварии «Курска» — это в конце концов, возможно, просто «имиджевый эпизод». Не более того. Беда, что и после первых ста дней привлекательность образа президента держится на благоприятной нефтяной конъюнктуре да решительных заявлениях. На том, что Путин все еще хорошо выглядит на фоне постепенно забываемого Ельцина. А это вещи очень зыбкие.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera