Сюжеты

МНЕ НЕ ИЗВЕСТНА ВЛАСТЬ, КОТОРАЯ НЕ ЛЖЕТ

Этот материал вышел в № 64 от 04 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

МНЕ НЕ ИЗВЕСТНА ВЛАСТЬ, КОТОРАЯ НЕ ЛЖЕТ Мы продолжаем печатать тексты телепрограмм, вышедших в эфир во время вынужденного молчания телевизоров в Москве и области. 30 августа, в среду вечером, в гостях у программы «Ночной полет» Андрея...


МНЕ НЕ ИЗВЕСТНА ВЛАСТЬ, КОТОРАЯ НЕ ЛЖЕТ
       
       Мы продолжаем печатать тексты телепрограмм, вышедших в эфир во время вынужденного молчания телевизоров в Москве и области. 30 августа, в среду вечером, в гостях у программы «Ночной полет» Андрея МАКСИМОВА, выходящей на ТВЦ, был политконсультант Глеб ПАВЛОВСКИЙ
       
       Андрей МАКСИМОВ. Глеб Олегович, вы для меня — один из самых таинственных политиков. Вокруг вас ходит множество слухов. Вот один из них: хоть ваша должность звучит скромно — советник главы администрации президента, — на самом деле вы и есть тот человек, который говорит президенту, что делать, а что — нет. Вы говорили Путину — ехать в Видяево, не ехать. Это так?
       Глеб ПАВЛОВСКИЙ. Вы мне пересказали историю из газеты «Версия» или «МК». Так не делаются дела ни в какой серьезной корпорации. А власть — это серьезная корпорация. Кремль — тоже довольно серьезная корпорация. И нигде решения не принимаются таким отеческим способом. В Кремле, безусловно, есть много советов, там есть должностные лица, слава богу, я к ним не отношусь.
       МАКСИМОВ. А как Путин принимает решения? Вот, например, как он решил поехать в Видяево, к родственникам погибших подводников?
       ПАВЛОВСКИЙ. В любой корпорации не принято рассказывать о системе передачи информации, это ее маленькая тайна. Я могу точно сказать, что треть времени Путина уходит на встречи и советы. Без этого нельзя управлять страной.
       МАКСИМОВ. Вы принадлежите к тем людям, которые могут дать Путину совет?
       ПАВЛОВСКИЙ. Я надеюсь, что да.
       МАКСИМОВ. Как вам кажется, сегодняшняя власть нравственна?
       ПАВЛОВСКИЙ. Власть сегодня — это просто власть. Сегодня она похожа больше на власть, чем на ватагу, как в предыдущее десятилетие, но предыдущее десятилетие было революционным, а революционная власть всегда немного ватага. Власть — это тайна. И можно в этой тайне поучаствовать. Люди нуждаются в этом, так же как и в свободе, это мое глубокое убеждение.
       МАКСИМОВ. Почему?
       ПАВЛОВСКИЙ. А это очень близкие вещи. Свобода — это право распоряжаться собой, а власть — это доверие к тому, кто может распоряжаться тем, чем я точно не могу распорядиться. Я должен или бросить все за чертой моей свободы на кого-то другого, но тогда начинается то, что мы видели, — царство банд, или решиться учредить власть.
       МАКСИМОВ. А есть ли власть, которая не лжет?
       ПАВЛОВСКИЙ. Наверное, такой власти нет. Мне она неизвестна.
       МАКСИМОВ. Вы только что употребили понятие «царство банд», пожалуйста, поясните, что это такое.
       ПАВЛОВСКИЙ. Мы в нем недавно жили. Это то, что остается после революции. Когда эйфория и энтузиазм уходят, а остается много разных начальников: одни из них имеют корочки, другие не имеют корочек, но имеют пистолет Макарова, третьи просто держат тебя под контролем. Это и есть царство банд. Это и есть глубокая несвобода.
       МАКСИМОВ. А как уничтожается царство банд?
       ПАВЛОВСКИЙ. Восстановлением государственной власти. Иногда в результате революции приходит цивилизованная власть, иногда — нет. У нас в двадцатые годы люди приветствовали Сталина, потому что они устали от гражданской войны.
       МАКСИМОВ. По той же причине приветствовали и Путина?
       ПАВЛОВСКИЙ. Люди устали от холодной гражданской войны, которая у нас шла. Разница только в одном: у нас была другая революция. Наша революция девяностых годов была демократической, но ее ценности не были реализованы. Однако они серьезно ограничили любую власть в стране.
       МАКСИМОВ. А почему все, что касается президента, окутано тайной и порождает много слухов? Почему нельзя открыто говорить: этих людей Путин слушает, этим людям Путин доверяет?
       ПАВЛОВСКИЙ. Я думаю, так надо сказать. Во-первых, Путин уже достаточно ясно показал, что решения принимает он сам. Я думаю, теперь уже ни у кого не возникнет вопросов по этому поводу. Во-вторых, это работа кремлевских служб информации. Здесь я могу самокритично сказать, что работают они прескверно.
       МАКСИМОВ. Почему?
       ПАВЛОВСКИЙ. Не должно возникать вопросов, которые появляются у людей в минуты кризиса. В минуты кризиса люди всегда недовольны, что им ни скажи. Но все равно надо ответами предупреждать вопросы.
       ЗВОНОК: Почему России никак не удается придумать национальную идею? Это позволило бы объединить народы.
       ПАВЛОВСКИЙ. Национальная идея — это вера, данная нации. Если нация верит, что она едина, независимо от того, дагестанец я, еврей или русский, тогда у нас есть национальная идея.
       МАКСИМОВ. Как вам кажется, извлек ли Путин уроки из ситуации с «Курском»?
       ПАВЛОВСКИЙ. Да, несомненно, он извлек уроки. Но необязательно те, которых от него ожидали в прессе.
       МАКСИМОВ. А какие?
       ПАВЛОВСКИЙ. Он о некоторых из них уже сказал, с горечью обозначил: страна не понимала, что он имел в виду, когда говорил об инвентаризации, когда он говорил, что у нас везде Чечня — в экономике, технике, что десять лет мы в каком-то смысле танцевали...
       МАКСИМОВ. То есть вы хотите сказать, что главный урок Путина в том, что его не поняла страна?
       ПАВЛОВСКИЙ. Нет, он понял, что ситуация значительно более тяжелая, чем та, какой он ее видел из кресла и. о. или премьер-министра. Но он понял, что объяснить это стране будет значительно труднее, чем он себе представлял...
       
       P.S.
       Благодарим Авторское телевидение, оперативно предоставившее нам запись передачи.

       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera