Сюжеты

ДОПРОС ТОНИ БЛЕРА

Этот материал вышел в № 64 от 04 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Деятельность палаты общин Великобритании регулируется детально разработанным процедурным кодексом. Все необходимые сведения из повестки каждого дня собраний выносятся в специальный документ «Order Paper». Во время сессии парламента палата...


       
       Деятельность палаты общин Великобритании регулируется детально разработанным процедурным кодексом. Все необходимые сведения из повестки каждого дня собраний выносятся в специальный документ «Order Paper».
       Во время сессии парламента палата общин начинает свою работу в понедельник, во вторник и в четверг в 14.30, а в среду и в пятницу — в 9.30. Заседание открывается молитвой, зачитываемой священником. После молитвы спикер занимает свое место в кресле, а публика допускается на галереи.
       По средам с 15.00 до 15.30 на вопросы отвечает премьер-министр. В «Order Paper» вопросы, обращенные к премьер-министру, вынесены в отдельную графу, помещенную в конце списка вопросов для устных ответов.
       Согласно сложившимся традициям, член парламента начинает свою речь словами: «Уважаемый господин спикер» или «Уважаемый председатель», а при упоминании других членов палаты используется выражение «Достопочтенный член палаты» (если это член Тайного совета) или «Уважаемый доблестный член палаты» (если это офицер Вооруженных сил Ее Величества).
       (Из путеводителя для гостей парламента.)

       
       Напомню известное: отличительный признак гражданского общества — прозрачность власти. Вы — на службе граждан, а не начальники над гражданами. Извольте на ковер! Чтобы вас видели и слышали! Можете совещаться там, в тиши кабинетов, можете проводить свои тайные вечери, но — стоп! Сделаете что-то не так, против нас, избравших вас граждан, будете нами, гражданами, отлучены от власти.
       Потому-то — и выборы, потому-то — и парламенты, потому-то — и оппозиция, которую можно не любить, но уважать-то приходится. Куда денешься...
       Получасовой допрос британского премьера Тони Блера в палате общин, которому я был свидетелем, — пример того, как можно, как нужно, как по-человечески...
       Хотя, конечно, слово «допрос» слишком романтическое.
       Еженедельные(!) выступления премьера в парламенте и его ответы на самые — совершенно неожиданные — вопросы парламентариев — замшелая английская традиция.
       До него так же еженедельно вызывались на парламентский ковер Мейджор, до него — Тэтчер, до нее... Можно перечислять и перечислять: это традиция не лет и не десятилетий. Столетий.
       Это такая же трогательная замшелость, как цокот копыт на лондонских мостовых лошадей гвардейцев в замшелых медвежьих шапках, как такси-кебы, придающие городу совершенно отличный вид от всех европейских столиц (нет, зря размечтался однажды Юрий Михайлович Лужков приобрести кебы для Москвы: они — не выездные, они только лондонские), как Гайд-парк — сборище местных жириновских и ампиловых, как газоны, как парик на голове лорд-канцлера («Извините за мой нелепый вид», — сказал нам лорд-канцлер барон Ирвин Лагерский, когда — перед его торжественным выходом в палату — увидели мы его в средневековом одеянии), как монархия (несколько лет назад, когда вдруг возник вопрос о референдуме, быть в Британии монархии или нет, мой английский товарищ сказал: «Если не будет королевы, то я эмигрирую»).
       Как, наконец, еще одна замшелая традиция, которая, как ни бейся, ну никогда у нас не привьется: равенство всех на дорогах независимо от звания, должности и связей в ГИБДД.
       В Англии я был в составе нашей парламентской делегации во главе с Геннадием Селезневым. В 10.30 была назначена встреча с Кейтом Вазом — государственным министром иностранных дел. Министр опаздывал. «Извините министра, он торчит в пробке», — объяснил его помощник. И когда наконец Кейт Ваз появился, то первыми его словами были: «У нас — не так, как в Москве». Нет, умом Россию не понять...
       (Не к месту, но не будет другого повода. Мы приехали в Лондон сразу же после поражения английской сборной румынами. «Я здесь пошутил, сказав, что надо серьезно подумать над тем, достойна ли после этого Румыния состоять в Совете Европы, а «Таймс» дал эту мою фразу на первой полосе. Сейчас придется ехать в Бухарест улаживать отношения... Вот что-нибудь ляпни при журналистах...», — посетовал министр).
       Ну ладно. О допросе...
       На заседание палаты общин может попасть каждый желающий, правда, отстояв длиннющую очередь (мы как гости этого избежали). Но кем бы ты ни был, пусть даже самым-самым официальным, тебя при входе в зал не просто обыщут, а еще и прощупают руками (да-да, в буквальном смысле этого слова) и только потом проведут в галерею для гостей.
       — Они могут задавать премьеру такие глупые вопросы! К примеру, на днях один консерватор обвинил Блера в том, что в его округе собака укусила почтальона... — предупредил нас сопровождающий парламентский клерк.
       Про собаку и почтальона в этот раз речь не шла, но все равно было интересно.
       Правящие лейбористы во главе с Блером и оппозиционные консерваторы сидят на скамейках напротив друг друга. И на глазах почтеннейшей публики оскорбляют друг друга, то есть несколько человек от каждой партии встают (при выступлении противника) и хором кричат всякие непотребности типа: «Ну ты, козел!»
       И это — тоже традиция.
       «В такие минуты мы не узнаем друг друга», — сказал Джордж Брюс — известный лейборист и магистр искусств, гордящийся знанием нескольких русских слов.
       То, о чем спрашивали Блера, и что он отвечал, вы сейчас прочитаете (естественно, в сокращенном варианте).
       Конечно, это чисто английская жизнь.
       Но, повторяю: хотя чужая жизнь и потемки, но, оказывается, куда менее потемистая, чем наша родная.
       Просто это еще один штрих в картине нашего общего существования на земле.
       
       Юрий ЩЕКОЧИХИН, Лондон — Москва
       
       
       Палата общин. Вопросы к премьеру
       (Все вопросы и ответы даны в сокращенном варианте.)
       Мистер Дэвид Читгей:
       — Может ли премьер-министр огласить список официальных встреч и мероприятий на среду, 21 июня?
       Премьер-министр:
       — Этим утром я провел встречи с коллегами из правительства. После моей работы в палате я продолжу эти встречи во второй половине дня.
       Мистер Читгей:
       — Премьер-министр, вероятно, не в курсе, что мои избиратели в Истлейг только что лишились почтового отделения? Когда же достопочтенный джентльмен озвучит план по созданию в стране мощной почтовой сети, отвечающей потребностям будущего?..
       Премьер-министр:
       — ... мы сделаем это в ближайшие дни. Конечно, мы понимаем, что важна не только новая технология ...но и придание почтовым отделениям новой роли и функций, отвечающих запросам будущего...
       Мистер Чарлз Кеннеди:
       — Почему, по мнению премьер-министра, в сегодняшнем докладе Всемирной организации здравоохранения Великобритания занимает девятое место в Европе и восемнадцатое в мире?
       Премьер-министр:
       — ...читая доклад, можно подумать, что мы занимаем восемнадцатое из двадцати, но мы восемнадцатые из ста девяноста стран мира...
       Доктор Винсент Кейбл:
       — Не мог бы премьер-министр разъяснить правительству проблему гражданских свобод? Правительство недавно ужесточило правила въезда европейцев в страну, сейчас предлагает ужесточить Интернет-операции. В то же время оно обеспечило гражданские свободы футбольным болельщикам-хулиганам, которые хотят беспрепятственно путешествовать по стране и за границу...
       Премьер-министр:
       — ...во-первых, мы не предлагаем ужесточить Интернет-операции, мы не собираемся залезать в электронный почтовый ящик каждого. Сейчас правительство может залезть в телефонные переговоры, если мы имеем чрезвычайно веские причины. То же самое будет и с электронными адресами. Обстоятельства, вынуждающие нас к таким шагам, — это организованная преступность и торговля наркотиками.
       Что касается футбольных болельщиков-хулиганов, выезжающих за границу, то правительство предприняло меры, дабы ужесточить их выезд, и способствовало установлению не только внутренних, но и международных запретов...
       Мистер Дэвид Эймесс:
       — Как достопочтенный джентльмен относится к факту, что финансовый советник использовал две различные шкалы инфляции? И таким образом увеличение налога на бензин... (его перебивают).
       Госпожа спикер:
       — Внимание. Мне придется выдать некоторым членам «Эрскайн Мэй», чтобы они прочитали нужную главу и не издавали звуков, как на ферме. Это непозволительно в палате.
       Мистер Эймесс:
       — Я просто принес им немного еды, госпожа спикер.
       Как достопочтенный джентльмен относится к факту, что финансовый советник использовал две различные шкалы инфляции? И таким образом увеличение налога на бензин превысило в три раза увеличение пенсий.
       Премьер-министр:
       — Очень просто, мой достопочтенный друг. Советник использовал в точности метод по вычислению пенсий, который используется с 1987 года. Без сомнения, достопочтенный джентльмен помнит это еще с того времени, когда он был членом парламента от Базильдона.
       Миссис Элен Гордон:
       — Знает ли премьер-министр, что многие жители Ромфорда прямо или косвенно... работают на компанию «Форд» в Дагенхеме? Они, конечно же, очень беспокоятся по поводу своего будущего, учитывая обещанное закрытие одного из заводов...
       Премьер-министр:
       — Я, естественно, продолжу личное разбирательство. Мы удостоверимся, выполняет ли руководство «Форда» те обещания, которые оно дало. Стоит особо отметить, что на «Форде» работают 36 тысяч жителей Соединенного Королевства.
       Мы поможем людям, которых затронут сокращения рабочих мест. Мы уже объявили план реконструкции Дагенхема. Это и переобучение, и помощь в создании малого бизнеса, и расширение научной площадки. «Форд» финансировала это. Но все-таки я понимаю беспокойство людей...
       Мистер Денис Тернер:
       — У меня хорошие известия для премьер-министра. Знает ли он, что мой достопочтенный друг, государственный секретарь по проблемам здоровья, благослови его, Господи, объявил в прошлую пятницу об открытии кардиологического центра в Волверхемптоне? Это вложение (12 миллионов фунтов стерлингов) улучшит здоровье миллионам наших сограждан... Не является ли это примером хорошего старомодного вложения государственных средств в усовершенствование медицинской службы?
       Достопочтенные члены:
       — Дай нам ответ!
       Премьер-министр:
       — Это сложный вопрос. Однако ответ на него — да. Хорошим примером может служить не только этот кардиологический центр, но и новая больница, которую я открыл на прошлой неделе в Карлайле. Открываются 30 новых больниц, а служба «скорой помощи» и травматологические службы модернизируются.
       К цели еще идти долго, но с этим правительством мы до нее доберемся.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera