Сюжеты

ЛЮБОЙ КАПРИЗ. КРУГЛОСУТОЧНО

Этот материал вышел в № 65 от 07 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Наш корреспондент в отличие от милиции легко нашел адреса борделей Лондонские «бабочки», возвращаясь домой с променада, сами лепят листки со своими адресами к стенам таксофонных будок. Служащие «Бритиштелекома» до сих пор не разгадали: что...


Наш корреспондент в отличие от милиции легко нашел адреса борделей
       
       Лондонские «бабочки», возвращаясь домой с променада, сами лепят листки со своими адресами к стенам таксофонных будок. Служащие «Бритиштелекома» до сих пор не разгадали: что за прочный клей они употребляют? Объявление не содрать — только соскоблить. Вместе с краской.
       В Токио самые благородные, домовитые проститутки важничают: они не выходят на тротуар, их цветные изображения разносит по телефонным будкам специальный курьер — яркое фото и номер телефона. На полочке он оставляет на выбор целую колоду карточек почти раздетых красавиц. Иной наивный турист, взглянув на одинокого мужчину за стеклом, подумает, что тот сам с собой играет в японского «дурака»: держит не трубку, а глянцевые портреты. Но, выходя, забирает только один, самый прекрасный — все остальные оставляет следующему, у которого, может быть, совсем другой вкус.
       Прогрессивнее всех — московские проститутки: они дают платные объявления в газеты. В самые независимые, перспективные издания, которые любит народ.
       Надо сказать, что это недешевое удовольствие: например, в популярной, вполне демократической газете берут за каждую печатную буквицу восемнадцать рублей! И даже за пробел между словами. Получается, что только за семизначный номер телефона надо заплатить одиннадцать раз по восемнадцать рублей — еще за две черточки, еще за пространство перед номером и после него...
       Но как много можно сказать, когда за каждую букву надобно платить! За краткое, всего из 16 слов, столь уважительное объявление, набранное жирным шрифтом: «Досуг «Сказка Востока» — только для Вас (с большой буквы! — А. Р.). Выезд. Экзотика. Телефон... Апарт. Центр. Кругл.» было отдано (за текст, цифры и еще, конечно, за двойные кавычки) полторы тысячи рублей. Опытный человек легко поймет все намеки, разгадает все сокращения, сделанные не для утайки, а просто ради пущей экономии: гостя ждет умопомрачительная «Эмманюэль» с фикусами, пальмами, опахалами, «тайский массаж» на топчане с девушкой, обернутой снизу полотенцем, отдельные кабинеты. К тонкому ценителю Востока «Сказка» может выехать на дом и там обслужит по полной программе — разумеется, без фикусов и пальм, но с девушкой. Фирма действует, как электростанция, без перебоев — круглые сутки...
       Ей-богу, она могла бы не скупиться на сокращения («апарт.», «кругл.»)! Как было совершенно открыто сказано по телефону, сообщенному в газете, весь «досуг» обойдется в 50 долларов за час («ЭТО» теперь называется «ДОСУГ»). И действительно, далеко не ехать: было разъяснено, что «Сказка Востока» находится в самом центре Москвы — на Садовой-Черногрязской, 3. Ба! Бок о бок с МПС! Поблизости от Главного штаба налоговой полиции, которая так сурова с бабками, которые продают штучные соленые огурцы без лицензии и, зловредные, не платят налог на свой незаконный промысел! В пяти минутах ходьбы от знаменитого 68-го отделения милиции, которое днем с огнем ищет на соседних вокзалах бесхозных проституток и не находит.
       Краткие бордельные объявления скупы на слова, но потрясающе выразительны! Их понимают все взрослые люди (кроме милиционеров и налоговых инспекторов). Единым словом можно выразить все. Если после номера телефона стоит только неполное слово «вы-д», это означает, что предприятие обслуживает клиентов на дому — выезд, доставка в любой район. Или «студ.». Тоже понятно: отменные девочки, у них, наверное, при себе зачетные книжки с прекрасными оценками. Один безымянный бордель указал двумя словами на два важных обстоятельства: «Студ., дешево». Наверное, неважные студентки. Может быть, даже провалили последнюю сессию.
       Мысль можно передать даже частью одного слова. «Деш.» означает внезапную скидку — сезонное понижение тарифа. Некоторые бордели точны, как ваша бухгалтерия: «10% скидка», но непонятно, с какой суммы, тогда надо звонить. Оказывается, потайной «цех» работает за рубли — две тысячи за час. Некоторые «цеха» тонко интригуют: «Любой каприз». Или: «Легион. Юноши». Неужели на боевой пост вышла вся «крупная войсковая единица», как объясняет это слово толковый словарь? Похоже... Туда позвонила женщина — хотела заказать сразу двух «легионеров». Диспетчер с милым, душевным голосом не удивился, только спросил точный адрес. Потом позвонил мужчина. Заказал трех «бойцов». Только осторожно переспросили: «Клиент один?». И, успокоившись, что не два, не три, были готовы немедленно выслать «войско», но предупредили, что этот «домашний досуг» обойдется в триста долларов. За час утех.
       Где же обитает этот девичий легион, отмеченный дипломами? Никакого секрета нет. Непорочный, очаровательный, почти детский девичий голосок оттуда был необычайно приветлив (вот бы в гастрономе с нами так разговаривали!): «Сто пятьдесят условных единиц. Ждем вас — мы на Тверском бульваре, поблизости от «Макдоналдса». До встречи, как говорится, гуд бай, о ревуар!»
       Одно заведение указывает не только номер своего телефона, но еще адрес и высокую цену: «Улица Красных Фонарей. Дорого». Но ни в одном справочнике не значится такой интересной улицы! Знает ли мэр, что какая-то из столичных улиц поменяла название? Помог телефон. Это, оказывается, шутка. Со значением: в действительности это 1-я Тверская-Ямская. Там можно славно провести время — с одной девушкой за сто долларов, с двумя — за сто пятьдесят...
       Сравнительно дешево и в заведении, которое в газетном объявлении кратко, но гордо говорит о себе: «Мы не профи!». Наверное, без диплома и без специального образования, просто дилетантки. Так сказать, практики... Есть недорогие выездные «Модели. 24 часа». Всегда есть сердобольные «практикантки», которые заботятся о простом народе: «Низкие цены. Выезд в любой район». Предлагает провести вместе «ДОСУГ» фирма под названием «Семейная пара» — по очень сходной цене. В любое время суток! Наверное, это уже «профи». А экономные «Леди», потратив деньги на публикацию только одного, но английского слова, оказывается, тоже выезжают — московские леди отправляются на «выезд» транспортом клиента.
       Наша доблестная милиция, ее «отдел нравов», конечно, очень обеспокоены все расширяющимся в Москве незаконным горизонтально-вертикальным промыслом. Но, понимаете ли, защитникам общественного порядка как-то не везет: они никак не могут найти тех, кто имеет постоянную, устойчивую торгово-интимную коммерцию.
       Горько жалуются и налоговики. Кроме старушек, продающих соленые огурчики, им как-то все не удается поймать взрослых людей, зарабатывающих деньги профессией, на которую не предусмотрена выдача лицензии. Из-за этого — ни установить подоходный налог, ни высчитать размер НДС, ни определить городской процент «с продаж», который пошел бы в обширную кассу мэрии. Налоговая инспекция даже в общественных туалетах потребовала установить кассовые аппараты. Знаете, ее послушались — теперь каждому посетителю, как бы он ни торопился, а некоторые очень спешат, выдают печатный квиток, подтверждающий, что он справил «услугу» (но не указывают, какую из двух) и в какое время. Для отчета, что ли?
       Как недавно с сожалением сообщала именно та газета, которая распахнутым веером публикует интригующие телефоны «ДОСУГА», за весь год в столице, в которой были задержаны (и отпущены) 10 320 уличных проституток, найдено лишь «три притона, перед судом предстанут шесть владельцев домов терпимости»... Из другой газеты известна другая, тоже скромная цифра: 17 притонов. Все-таки плохо старались: каждый день в самой газете указаны две сотни «контактных» телефонов настоящих, бойко действующих, не скрывающихся борделей! В другой раз газета опубликовала подробный отчет о состоянии рынка секс-услуг, ссылаясь на тот же «отдел нравов» милиции. Он отмечает безудержный рост тарифов не только на коммунальные услуги в домоуправлениях, но и на все интимные в тайных борделях. Верны ли эти сведения о расценках, если милиция основывается на итогах деятельности только шести (или семнадцати) московских «объектов»? Не иначе, она справлялась по телефону, взятому из рекламы.
       Но если так легко узнать по телефону и адрес, и тариф, то почему «отдел нравов» так терпим к не очень тайным, но запрещенным законом «домам терпимости» — к промыслу, несущему, например, заболевание СПИДом? Пускаясь по ночам на радостную охоту за «бабочками», она указывает именно на эту опасность. Что стоит милиции — при ее-то возможностях — узнать всю действительную географию огромного процветающего промысла, не кустарно, по телефону, а другим способом, доступным только блюстителям порядка?
       Милиция наивно жалуется, что в объявлениях указаны вовсе не телефоны самих притонов — те нанимают диспетчеров-ответчиков, стареньких пенсионеров, уже не выходящих из дому, женщин и мужчин со звонкими, обманно молодыми голосами: все-таки прибавка к пенсии.
       Но милиции ли говорить о своей слабости! Она по телефонному голосу устанавливает «шутников», которые звонят из автомата в школу, на вокзал с угрозой о будто бы подложенной бомбе.
       Впрочем, установить принадлежность и адресок телефончика, работающего на бордель, действительно не так просто. Знаете, большинство указанных в газете телефонов, оказывается, принадлежат преуспевающим владельцам мобильных телефонов. Но владельцы притонов — люди тоже не бедные, однако они портят весь имидж благородной состоятельной публике. Понимающие люди, читающие демократические газеты, со смешком сразу узнают «мобильные номера» проституток — они начинаются с цифр 720-, 729-, 956- и прочих, им подобных. В результате все владельцы мобильных телефонов попали под подозрение...
       Но в борделях есть и обыкновенные городские телефонные номера. Справочной «09» ничего не стоит за минуту узнать принадлежность номера и адрес аппарата — на то и стоят компьютеры в центральной справочной МГТС. Но, к сожалению, начальница узла Л. Г. Ухловская отказалась открыть тайну. Боже упаси, я не подозреваю эту честную, деятельную женщину в сговоре с проститутками — просто не захотела помочь, хотя я умолял ее секретаря соединить с начальницей. Даже послал письмо по почте, указав цель встречи. Начальница была тверда, как бетон, неприступна, как Останкинская башня при пожаре.
       Но я справился сам! Однако свой способ не выдам...
       Оказалось, что один притон пользуется телефоном... невинного детского сада. Сидящие за ним милейшие нянечки принимают заказы и ночью, хотя детишки в это время спят у себя дома. Впрочем, днем телефон по большей части молчит, он пробуждается именно к вечеру, когда детей уже разобрали родители. Бойкая пенсионерка с кокетливым голосом девочки понимает мужчину с полуслова: желательный размер бюста и талии, возраст исполнительницы, цена... Было точно установлено, что «работницы» отправляются исполнять заказ, прихватывая — они очень брезгливы к чужому постельному белью — пару маленьких, самых маленьких детсадовских простынок.
       Другой притон управляется из диспетчерского узла одного комплекса прекрасных элитных домов, в которых живет чистенькая высокопоставленная публика. Диспетчер, бдящий круглые сутки, ни на одну минуту не перестает уважительно принимать заказы на устранение протечки — с исполнением на завтра, записывает жалобы на остановку лифта — с розыском пропавшего электрика. Но самым экстренным порядком удовлетворяются заказы на «утешительниц» — душевным юным голосом деловитые пенсионерки принимают срочные просьбы тоскующих мужчин и рассылают им «моделей по вызову» («сроч. 30 мин.»), в каком бы спальном районе столицы клиенты ни находились. За пультом восседают поочередно три диспетчера, которые трудятся одинаково прилежно, особенно по ночам, потому что вторая, добавочная работа отнюдь не скупа на оплату деликатного поручения.
       Удивительнее всего, что один «работник на телефоне» (так называются эти труженицы в объявлениях, развешанных на стенах города) оказался в недрах одного очень принципиального политического движения, в программе которого присутствуют гордые слова «стабильность и прогресс». Этот телефон там предназначен только для приема факсов. Но он по большей части молчит — факсы заказывают так редко! В промежутках по этому телефону стабильно и все прогрессивнее принимаются заказы на проституток.
       Выяснилось, что другой телефон, по которому можно легко вытребовать на время прекрасную женщину, стоит в модной парикмахерской... Кто бы знал, что в этом заведении с огромными зеркалами не только холят волосы, не только ровняют брови, стригут и завивают!..
       Следующий — в новой элитарной гостинице. В названии ее тоже стоит высокомерная аббревиатура VIP, означающая в переводе на русский «очень важных персон». Те же три буквы английского алфавита завлекают на часовой «досуг» в некий «Престижный клуб». Четвертый, пятый...
       А в Екатеринбурге милиция внесла изменение в Уголовный кодекс — в статью, грозящую тюрьмой. Как рассказывают, все опубликованные в газетах или взятые со столбов телефоны разных секс-служб, интимных «салонов» будут отключаться. Люди, долго стоящие в телефонных узлах на учете, особенно инвалиды, встретили эту угрозу с ликованием.
       Надо сказать, что в проститутском промысле мы догнали и опередили всю Европу — Лондон, Брюссель, Берлин, опередили Азию — Токио с его домовитыми проститутками, высылающими нарочным в таксофонные будки свои изображения. И даже Францию, которая долго по этой части считалась непревзойденной. Там проституция разрешена, полиция не препятствует ей, защищает секс-тружениц от произвола сутенеров, но домов терпимости в стране нет. Там даже случаются забастовки проституток, и об этом тогда говорит вся страна.
       Наши молчаливые, однако предприимчивые проститутки пошли гораздо дальше. Не только в отношении к телефону. Представительницы страны, первой в мире запустившей космический аппарат, они не пользуются, как их английские подруги, вульгарным таксофоном (точнее, его будкой), презирают банальный городской телефон с его доступным номером — они взяли на вооружение спутниковый телефон. Оттуда и быстрота обслуживания (помните: «сроч. 30 мин.»). Их невольное, в полном смысле слова публичное участие в политической жизни порой ощущает вся страна. Наш бывший генеральный прокурор, наш бывший министр юстиции отдали дань уважения их ласкам, эти «девушки» сыграли роль в их карьере.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera