Сюжеты

ИНСАЙДЕРЫ ЗЕМЛИ РУССКОЙ

Этот материал вышел в № 66 от 11 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Информация стоит денег. На финансовых рынках — огромных денег. Если ты раньше других узнал негативную информацию о той или иной компании — у тебя есть время быстренько продать ее акции и не проиграть на падении котировок, когда завтра...


       
       Информация стоит денег. На финансовых рынках — огромных денег. Если ты раньше других узнал негативную информацию о той или иной компании — у тебя есть время быстренько продать ее акции и не проиграть на падении котировок, когда завтра продавать начнут все. А если ты узнаешь о компании что-то хорошее, что неизбежно завтра поднимет цену ее акций, — ты накупаешь их по сегодняшней дешевой цене, чтобы завтра перепродать и сделать таким образом спекулятивную прибыль.
       Когда государственные чиновники или менеджеры самих компаний продают за взятки биржевым игрокам закрытую информацию, это называется инсайд. На диком российском рынке, где репутация не значит ничего, а чиновничество коррумпировано, больше половины сделок обусловлено обладанием инсайдерскими сведениями

       

 
       Для органов «компетентных» это так и останется загадкой — рынок ценных бумаг и махинации на нем. Только если постоянно общаться с брокерами ведущих инвестиционных компаний, будут ясны нравы дикого российского рынка. И тогда станет понятно, почему наш рынок такой маленький, почему иностранцы в него инвестируют с такой неохотой.
       Никакими законами здесь и не пахло. Российские брокеры смеются, когда видят в классическом фильме «Уолл-стрит» посаженного в тюрьму коллегу, который использовал для получения прибыли на бирже сведения, случайно полученные за ужином от отца, простого механика, относительно взаимоотношений авиакомпании и профсоюза.
       Российские брокеры смеялись, когда прочитали неделю назад в газетах нашумевшую историю про 23-летнего Марка Джейкоба из США, который распространил через агентство Bloomberg фальшивую информацию о якобы плачевном состоянии телекоммуникационной компании Emulex, в результате чего совокупная цена акций компании упала сразу на 2,5 млрд долларов, а злоумышленник заработал при «игре вниз» 240 тысяч. Смеялись, потому что этот брокер арестован. «Если бы у нас за это сажали, весь рынок бы сел и сидел лет пятнадцать. В стране не осталось бы брокеров». (Здесь и далее приводятся мнения московских брокеров).
       Подкуп информационных агентств — самая распространенная на российском рынке махинация: иметь прикормленного друга среди журналистов информагентств, чтобы тот, узнав какую-то новость, способную повлиять на цену акций «Газпрома» или ЛУКОЙЛа, сначала позвонил бы лично тебе и только через 10 минут поставил бы новость на ленту. Если информация негативная, у тебя есть 10 минут, чтобы продать свои акции по нормальной цене, пока котировки не посыпались. Если позитивная — есть 10 минут, чтобы накупить акций по дешевке, а потом продать по взлетевшей цене.
       Это ежедневная скучная брокерская работа. В откровенных беседах игроки говорят, что инсайд на российском рынке — это 50% успеха, все остальное — профессионализм. И в этом смысле времена тотального разгула инсайда на российском рынке прошли. «В 1996 году, мне кажется, почти все сделки проходили с инсайдом. Тогда котировки акций компаний зависели в основном от того, что там государство придумает с их приватизацией. И инсайд сливали отовсюду: из Госкомимущества, РФФИ, аппарата правительства, Кремля. Вот все говорят о взятках, которые выплачивались госчиновникам за помощь в приватизации. А мне кажется, что чиновники даже больше тогда заработали на инсайде по приватизационным сведениям».
       Сегодня брокеры в один голос твердят, что значимость инсайда из государственных органов неуклонно снижается: все-таки большинство торгующихся компаний — частные, и государство в отношении них может придумывать ограниченное количество информационных поводов, влияющих на цену акций. Хотя эта тенденция время от времени нарушается. «В начале года, вспомните, выходит заявление какого-то чиновника из Мингосимущества, что государство будет вводить в ЛУКОЙЛе «золотую акцию», то есть будет прямо влиять на управленческие решения ЛУКОЙЛа. Для инвестора это конец. Все кидаются продавать акции ЛУКОЙЛа, цена падает. А потом выясняется, что совершенно конкретный инвестиционный фонд заработал на этом заявлении десятки миллионов долларов, скупив акции по дешевке и перепродав по нормальной цене, когда выяснилось, что никакой «золотой акции» не будет. Как тут не заподозрить, что этот конкретный инвестиционный фонд этого чиновника проплатил?»
       Рынок воспринимает такие подозрения со здоровым скепсисом уголовников: такая у нас жизнь, таков закон рынка. Никто не возмущается, когда налоговые проверки в «Норникеле», на АвтоВАЗе или в «Сибнефти» снижают капитализацию этих компаний на миллиарды долларов, в результате чего некоторые инвестиционные банки зарабатывают миллионы долларов при спекуляциях с акциями этих эмитентов. Никто не возмущается, хотя вообще-то это говорит о том, что проверяющие из Налоговой как минимум продали этому инвестиционному банку инсайд, что они завтра идут проверять Потанина, послезавтра — Каданникова, а через неделю — Абрамовича. А как максимум — налоговая проверка и была инициирована этим инвестиционным банком для совершения спекуляций по стандартной схеме: скупаем акции при панике, перепродаем задорого, когда выясняется, что Налоговая ничего не нашла.
       К сожалению, инсайдом грешат в России не только бедные госчиновники, но и небедные менеджеры самих компаний, акции которых торгуются на бирже. Более того, на рынке образовались устойчивые связи между эмитентами и биржевыми игроками, при которых конкретный игрок всегда узнает новости про конкретного эмитента от менеджеров раньше других. Например, общими местами на рынке стали подозрения, что:
       — инвестиционная компания НИКОЙЛ ведет себя на рынке так, будто знает об акциях ЛУКОЙЛа все наперед (кстати, высшие менеджеры НИКОЙЛа раньше работали в ЛУКОЙЛе и — ходят упорные слухи — даже контролируют 8% его акций);
       — ФК «Солид» и «Зенит-банк» очень дружат с менеджерами «Татнефти», и поэтому с ними бесполезно соревноваться при торговле по бумагам этой компании;
       — «Ренессанс-Капитал» имеет самую полную информацию по РАО «ЕЭС», что объяснимо фактом человеческой дружбы Йордана и Чубайса;
       — «Эста корпорэйшн», по слухам, связанная через офшор с персоной ЧВС, лучше других себя чувствует при торговле акциями «Газпрома»;
       — а Борис Федоров, член совета директоров «Газпрома», Сбербанка и РАО «ЕЭС», снабжает инсайдом об этих компаниях инвестфонд UFG, учредителем которого является.
       И так далее.
       Впрочем, в западных инвестиционных фондах (в России работают и Fleming, и Brunswick) отвергают все обвинения в использовании инсайда, апеллируя к технической невозможности этой операции. «Наши рабочие телефоны пишутся нашей же службой внутреннего контроля, и это все знают. За работу с инсайдом выгоняют с работы немедленно (на российском рынке еще ни одного брокера за это не уволили. — Прим. ред.). Это стандарт солидного западного инвестиционного банка».
       Есть еще одна популярная российская махинация, против которой на Западе успешно борются. Дело в том, что инвестиционные фонды оказывают компаниям еще и аудиторские, и консалтинговые услуги. То есть тот же «Газпром» может нанять ту же компанию Brunswick в качестве консультанта по реструктуризации. Рынок в этой ситуации будет жить ожиданием заключений, которые относительно «Газпрома» сделает такой авторитетный консультант, как Brunswick. Естественно, возникают подозрения, что Brunswick накупит акций «Газпрома» по нормальной цене, потом специально выпустит по «Газпрому» супероптимистическое заключение, котировки взлетят. Российские инвестиционные банки, которым доверяют аудировать эмитентов средней руки, сплошь и рядом так и поступают. Западные брокеры утверждают, что у них это проделать технологически невозможно: «У нас консультанты и брокеры сидят за глухой стеной друг от друга, у них нет физической возможности ни личного, ни телефонного общения. Это закон компании. Кроме того, если мы аудируем кого-то, мы часто просто прекращаем торговлю по его акциям во избежание подозрений».
       Говорят, есть надежда, что стандарты цивилизованного корпоративного менеджмента привьются и в российских инвестбанках. И инсайда станет меньше.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera