Сюжеты

СМИ ПОСЛЕ КОММУНИЗМА. НО ДО ПРИЛИЧИЯ

Этот материал вышел в № 67 от 14 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Минувшее лето, пожалуй, было необыкновенным по накалу страстей вокруг средств массовой информации и в средствах массовой информации. Свистопляска вокруг «Медиа-МОСТа» и телекомпании НТВ. Драка за лицензию ТВЦ. Интервью в прямом эфире...


       
       Минувшее лето, пожалуй, было необыкновенным по накалу страстей вокруг средств массовой информации и в средствах массовой информации. Свистопляска вокруг «Медиа-МОСТа» и телекомпании НТВ. Драка за лицензию ТВЦ. Интервью в прямом эфире окровавленных людей, едва вышедших из ада на Пушкинской площади; мучительно долгие рыдания на экране родственников погибших подводников. Изумление по этому поводу американцев и европейцев — там подобное вмешательство в чужую боль не дозволяется профессиональными нормами качественной журналистики. Беспрецедентная открытость власти во время катастрофы «Курска» (на Западе журналистов близко не подпустили бы к месту проведения спасательных работ на секретном военном объекте) и почти брань президента по адресу прессы. Засекречивание статей бюджетных расходов на СМИ. Странная история с передачей акций ОРТ в управление творческой интеллигенции. Многим даже показалось, что именно этого накала не выдержала и задымилась Останкинская телебашня. Оглянемся, однако, вокруг себя. Мы ведь не единственная страна, совершающая переход от тоталитаризма к демократии. По роду деятельности мне приходится следить за развитием СМИ в посткоммунистическом мире — от бывшего соцлагеря до бывшего СССР. При большой разнице в деталях общая картина достаточно однообразна: правительства, нетерпимые к критике, беспардонное вмешательство денежных мешков в деятельность редакций, массовое забвение журналистами профессиональных и этических норм. В подтверждение чему и предлагаю вниманию читателей «Новой газеты» подборку о медиа в таких разных странах, как Албания, Венгрия и Македония. Не знаю, как кого, а меня подобные материалы успокаивают. Видимо, на пути к демократии есть неизбежные болезни, которыми необходимо переболеть. Корь все-таки — это не СПИД.
       Алексей ПАНКИН, главный редактор журнала о СМИ «Среdа»

       
       ВЕНГРИЯ: У ВЛАСТИ НЕТ ГРАНИЦ БЕЗУМИЯ?
       Из выступления премьер-министра Виктора Орбана в радиопрограмме Vasarnapi Ujsag1 в июне 2000 г.
       Ведущий Пал Лакатош: СМИ все еще разрешено находиться во владении политических и государственных сил, и эти СМИ довольно беспринципны — они дезинформируют население, пользуясь недостатком информации, и поэтому представляют угрозу для страны в преддверии предстоящих выборов. Когда правительство предпримет что-нибудь против этой опасности «полоскания мозгов»?
       Теперь давайте послушаем вопросы радиослушателей.
       ВОПРОС: Как долго вы можете сносить подстрекательства против правительства со стороны телевидения и прессы? Почему вы не предпримете чего-нибудь более решительного? Обратитесь в суд, чтобы остановить эти подстрекательства и клевету.
       ВОПРОС: Я спрашиваю премьер-министра: как долго вы еще будете выносить отвратительные оскорбления от прессы? Мне 71 год, я учительница на пенсии, и мне становится стыдно оттого, что многие люди столь вульгарны и пошлы. Сколько же сил нужно, чтобы все это выносить!
       Виктор Орбан, премьер-министр: Спасибо вам всем большое. Мне приятно все это слышать. Надеюсь, слушатели не воспримут мои слова как преувеличение, но мне нужна такая поддержка, и могу добавить, что я этого заслуживаю. Конечно, премьер-министр не должен жаловаться, однако в течение двух лет некоторые люди — те владельцы и редакторы, которые получили контроль над общественными каналами, — позволяли себе делать вещи, непозволительные в ХХI веке. Я говорю не только о себе, потому что то, что они позволяют себе в отношении премьер-министра сегодня, завтра они сделают в отношении кого-то еще, формируя таким образом стиль и вкусы или, скорее, отсутствие стиля и безвкусицу. Понимаете, это разрушает все, что может сделать государство сильным... Все, что опирается на народную нравственность, развитие знания, мысли и национального духа. И важно, что слушатели говорят о разрушении всего этого. Таким образом, дело не во мне, я вижу, что безвкусица противоречит национальным интересам...
       
       АЛБАНИЯ: О ГИБРИДАХ И ЕСТЕСТВЕННОМ РОСТЕ
       Я далеко не уверен, что термин «эволюция» вообще применим к албанским СМИ. Возможно, уместнее говорить о «трансплантации» или «прививании»: вы берете побег и прививаете его к другому дереву, т.е. совершаете внешнее вмешательство. Получается гибрид, что отнюдь не то же самое, как если бы росток посадили непосредственно в почву.
       К какому же «старому дереву» были «привиты» демократические институты, среди которых и свободные СМИ? Албания — это страна, в которой «диктатура пролетариата» была наиболее последовательной. Не существовало даже намека на частную собственность. Албанцы не просто не имели возможности выезжать за пределы страны, но и вообще хоть как-то сообщаться с внешним миром. И вот эта страна вдруг оказывается в плюралистической системе, в ней появляются разделение властей и свободный рынок. Результат оказался отнюдь не радужным.
       В те времена, когда еще велись дискуссии, быть ли в Албании свободным СМИ, один из лидеров Социалистической партии поднял тревогу: «Свободная пресса — замечательно, но она является оружием. Разве можно давать оружие в руки кому попало?»
       Тогда, конечно, он подвергся нападкам, но теперь время от времени мы вспоминаем эти слова. Сложившийся у нас конфликтный менталитет, заставляющий воспринимать и политические, да и любые другие отношения между разнообразными силами как войну, определил и развитие средств массовой информации. Оно прошло два этапа.
       ДЕНЬГИ — ВЛАСТЬ — ДЕНЬГИ ИЛИ ВЛАСТЬ — ДЕНЬГИ — ВЛАСТЬ?
       В 1991–1997 гг. режим, сменивший коммунистический, оставался очень авторитарным. Его лидер постепенно избавлялся от тех интеллектуалов, которые сотрудничали с ним на первом этапе преобразований, не допуская, естественно, никакой независимой электронной прессы. Государственное телевидение было полностью подконтрольным ему и его партии. Вы бы в жизни не увидели там, например, интервью с лидерами оппозиционных партий. Одновременно преследованиям подвергалась и независимая печать. Она, в свою очередь, вся перешла в оппозицию к тогдашнему президенту Берише.
       И такая ситуация продлилась до 1997 г., когда последовал известный крах пирамидальных схем.
       Вскоре состоялись новые выборы, за которыми последовал новый этап, радикально отличавшийся от предыдущего, но и сохранивший преемственность. Социалисты, пришедшие к власти, изменили закон о СМИ, сведя его к единственному пункту: «Пресса свободна». Имейте такие СМИ, какие вам нравятся. Сейчас в одной Тиране не меньше десятка независимых телевизионных и радиостанций; некоторые из них вещают на всю страну.
       Что осталось прежним, так это сама «культура конфликта».
       Здесь я хочу обратиться к другому феномену — приватизации, которая началась еще при Берише и которая приняла весьма странные формы. Наша революция не была революцией французского типа, когда народ, буржуазия, получив экономическую власть, захотели получить еще и власть политическую. В Албании люди пришли в политику из ниоткуда, и, лишь став политиками, стали думать об обогащении. В стране сформировался политический класс, который я бы назвал «клептократией». Это своего рода симбиоз политиков с бизнесменами. Политики в процессе приватизации могли помочь вам приобрести часть завода или кусок земли или что-нибудь еще. Появились богатые люди. Они сегодня и определяют лицо албанских СМИ.
       Я называю это «синдромом Берлускони». Многие из тех, кто сегодня контролирует СМИ, начинали с обогащения в иных сферах, кто-то давно работает в медиа, но и те, и другие стремятся ко все большей власти. Разумеется, все это замешано на коррупции.
       Иногда я говорю своим друзьям, работающим в такой прессе, что все это напоминает фильм «Парк Юрского периода»: мы сами вскормили эти издания и этих людей — нашими идеями и нашей работой, нашими именами, совсем как тот ученый из фильма, который думал, что сможет подчинить своему контролю динозавров. Но они стали очень сильными и очень большими и смотрят на нас сверху вниз. У них есть собственная пресса: газеты и телестанции и много денег. А СМИ всецело зависят от нескольких кланов, от нескольких политиков, находящихся у власти или оппозиционных. Куда будет эволюционировать эта ситуация — не знает никто.
       
       ЖУРНАЛИСТСКИЙ ЦЕХ
       Албанских журналистов можно разделить на три категории.
       Первая — те, кто работает на иностранные редакции (Би-би-си, «Немецкая волна», «Франс интернасьональ», агентства Рейтер или Ассошиэйтед Пресс). Они наиболее профессиональны, поскольку работают под контролем своих работодателей, которые, со своей стороны, следуют западным стандартам журналистики.
       Вторая категория — полупрофессионалы, способные люди, которые так или иначе связаны с «клептократией».
       Третья категория — рабы (они и сами себя так называют). Их используют для клеветнических кампаний, они не ставят свои имена под материалами и легко изменят смысл статьи на прямо противоположный, если велит главный редактор...
       Фатос ЛЮБОНЬЯ, писатель, главный редактор ежеквартального журнала Perpjekja, Тирана
       
       МАКЕДОНИЯ: ЭТО НАШЕ «ОДНАКО»
       ...Журналисты превратились в крестоносцев. Все позволено и принимается. Профессиональной этики в Македонии более не существует.
       Вот пример: недавно оппозиционный еженедельник «Старт» обвинил Арбена Джафери, лидера албанской партии в правящей коалиции, в том, что тот «получил миллион долларов от американской компании Brown & Root — компании, занимающейся поставками для американской армии, в качестве взятки за шпионаж и измену Родине». Естественно, когда печатали статью, самого Джафери ни о чем не спрашивали. Выяснилось, что деньги получил совсем другой Арбен Джафери, который живет в Тиране, где владеет транспортной компанией, с которой Brown & Root заключила контракт для работы в Албании.
       Вы думаете, что это кого-нибудь остановило? «Старт» заявил, что, возможно, он и ошибся, но расследование продолжается... Когда в другой газете главный редактор опубликовал статью под заголовком «Извинится ли кто-нибудь перед господином Джафери?», на него немедленно напали «Старт» и «Сител» (которая была участником скандала и поддерживала обвиняющую сторону). Редактор «Сител» назвал «врага» «коричневоголовым» (имея в виду, что его голова коричневая, поскольку он по большей части держит ее в чужих задницах).

       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera