Сюжеты

ЧЕЛОВЕК С ПОДСТРИЖЕННЫМИ ГЛАЗАМИ

Этот материал вышел в № 67 от 14 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

А. М. Ремизов. Полное собрание сочинений. Т. 1. Пруд. Роман. — М.: Русская книга, 2000. «Для Ремизова — каждая былинка, каждая человеческая мразь — «Гекуба»; только бы ему оправдать человека и Бога в нем, он спотыкается от злости и...


       
       А. М. Ремизов. Полное собрание сочинений. Т. 1. Пруд. Роман. — М.: Русская книга, 2000.
       
       «Для Ремизова — каждая былинка, каждая человеческая мразь — «Гекуба»; только бы ему оправдать человека и Бога в нем, он спотыкается от злости и бессилия. Все в душе у него — беспокойно, отрывисто; достоевщина в кубе», — писал Блок в 1910 году.
       Проза Ремизова — вечно в болевом шоке, расцарапана до крови об обыденность, о заурядный для другого зрения трехмерный мир — «с этой нашей гложущей болью липких лестниц и железных перил, за которые хватается рука, когда от отчаяния подкашиваются ноги». Его «выстраданную логику»
       (К. И. Чуковский) то и дело захлестывает логика страдания.
       Смятенный мыслитель? Да. Но и филигранный стилист.
       «Ни слова простого не скажет Ремизов: здесь щипнет, там кивнет, там бочком подлетит, из пальцев козу сделает — козой-козой набегает, там
       ч е б у т ы к о м подкатится, и вдруг расплачется, разрыдается. Насмешливым вопленником умеет быть Ремизов. Многому нас научил. Уж и смеялись мы его забавам, и плакали. Мы его любим...» — это «Арабески» Андрея Белого.
       Полное собрание сочинений должно стать его портретом — во всей многогранности, при всех последовательных противоречиях. Ремизов — переводчик Метерлинка и (в ранней прозе) последователь Пшибышевского. Ремизов — «старомосковский книжник», знаток допетровской словесности и палеографии, перелагатель апокрифов.
       Ремизов утверждал: «...Если бы даны были всем глаза, то лишь одно ж е л е з н о е сердце вынесло бы весь ужас и загадочность жизни». Ремизов много тверже, храбрее и достойнее спокойно-деловитых современников встретил новое Смутное время и новый Раскол с новыми самосожжениями. (Его «Взвихренная Русь» (1917—1927) — не только одна из лучших, но и одна из самых мужественных и трезвых книг о русской революции.)
       Ремизов в повести «Пятая язва» (1912) увидел тяжелый сон об образованном, безупречно честном, работающем по двенадцать часов следователе Боброве, о списке российских беззаконий и необъяснимых преступлений, который ведет Бобров, о городе Студенце, в котором «законник» и «европеец» со смятенным русским сознанием бессилен что-либо сделать, кроме как крикнуть ночью зеркалу:
       «Я не русский! Нет правды на русской земле!»
       Понятно, что крик — предсмертный.
       В 1-й том Полного собрания сочинений вошел роман «Пруд» в двух редакциях, 1911-го и 1908 года. (Назвать эту темную, пеструю, жестокую фантасмагорию молодого Ремизова, скажем, «романом воспитания», или автобиографией, или «книгой о купеческом и фабричном Замоскворечье 1880—1890-х годов» невозможно.)
       Следующим выходит 8-й том — «Подстриженными глазами» и «Иверень», книги воспоминаний о детстве и о ссылках 1896–1903 гг. (попав в «руководители университетских беспорядков» в середине 1890-х почти по недоразумению, юный Ремизов в пензенской и вологодской ссылках действительно становится на какое-то время «марксистом»).
       Обе книги созданы в эмиграции, большей частью в 1930–1940-х годах. Это — зрелый Ремизов. При редкостной плотности языка лучшие страницы прописаны до запятой, ярки и соразмерны, как клейма житийных икон. Особенно сцена преображения автора в переписчика ХVI века, «под грозой печатного слова» поджигающего типографию Ивана Федорова на Никольской.
       Всего до конца 2000 года должны выйти в свет пять томов (в ПСС их будет не менее восьми). Издание выходит под грифом ИРЛИ РАН (Пушкинского Дома). В его редколлегии сильные и достойные исследователи русской литературы Серебряного века. Естественно, текстологическая подготовка тщательна, комментарий обстоятелен, в каждый том входят биографические, справочные, историко-литературные материалы.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera