Сюжеты

ЗА СВЯЗЬ БЕЗ БРАКА

Этот материал вышел в № 67 от 14 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Теперь этот тост телефонистов обойдется дорого абонентам Будет ли введена повременная оплата местных телефонных переговоров? Руководители Министерства связи, телефонного холдинга «Связьинвест», местных телефонных сетей в один голос...


Теперь этот тост телефонистов обойдется дорого абонентам
       

  
       Будет ли введена повременная оплата местных телефонных переговоров? Руководители Министерства связи, телефонного холдинга «Связьинвест», местных телефонных сетей в один голос отвечают — да, и не позже 1 января 2001 года. Недовольство граждан «повременкой» очевидно — но телефонные начальники всех уровней, не стесняясь, заявляют, что наше мнение их совершенно не интересует. И активно ведут подготовку. В частности, в Петербурге с 1 октября связисты собираются присылать абонентам пробные «повременные» счета — дабы мы заранее приготовились к тому, что телефон из общедоступного средства связи превращается в предмет роскоши...
       Отметим, впрочем, что телефонное начальство изо всех сил распространяет три главных мифа относительно задуманной ими системы.
       ПЕРВЫЙ МИФ: введение «повременки» не ведет к взвинчиванию платы за телефон. Как недавно уверял в «Известиях» министр связи Леонид Рейман, «мы это делаем, чтобы было справедливо и чтобы было всем дешевле». Более того, уверяют связисты, «повременка» выгодна пенсионерам и малоимущим. Якобы в тех городах, где уже ввели «повременку», больше платят лишь те, кто занимается коммерческой деятельностью и кому телефон помогает зарабатывать деньги (имеются в виду те, кто использует телефон для мелкого бизнеса или работает в качестве надомных диспетчеров), зато пенсионеры платят меньше, чем раньше.
       ВТОРОЙ МИФ: только введение «повременки» поможет получить средства для обновления изношенного оборудования. Мол, из-за того, что слишком много людей разговаривают по телефону, или — о ужас! — пользуется Интернетом, телефонные сети перегружены, и только введение «повременки» поможет разгрузить задыхающиеся линии...
       И ТРЕТИЙ МИФ: против повременной оплаты возражают люди неинформированные, невежественные и корыстно заинтересованные, а специалисты понимают, что «повременку» давно пора вводить.
       
       Что ж, об этих мифах — чуть позже, а пока ответим на простой вопрос: чем вызвана самоуверенность связистов, очевидно полагающих, что как бы мы с вами ни сопротивлялись, они все равно поступят, как задумали? Увы, дело в несовершенстве законов.
       Казалось бы, телефонные переговоры (кроме междугородних и международных) — исключительно местный вопрос, который и регулироваться должен местными властями. Но нет, законодательство России относит все «телефонные» вопросы — начиная с систем оплаты и заканчивая регулированием тарифов — к ведению федеральных властей. До 1999 года телефонные тарифы регулировались региональными властями, но затем эти функции были переданы Министерству РФ по антимонопольной политике (МАП), что неверно по сути. Ведь в отличие от местных властей, отвечающих перед избравшим их населением, федеральные органы абсолютно не связаны с избирателями и часто превращаются в орудия лоббирования ведомственных интересов. Кстати, когда питерская администрация обратилась в МАП с просьбой о передаче ей полномочий по «телефонному» регулированию, первый замминистра В. Димов ответил, что такой вопрос можно рассмотреть лишь «в условиях стабилизации экономики страны». В общем, после дождичка в четверг. А повлиять экономически на связистов Петербург не может — как выясняется, город не владеет ни одной (!) акцией ОАО «ПТС» («Петербургская телефонная сеть»). Ничего не скажешь, удачно провели акционирование важнейшей для жителей городской службы...
       Ну а теперь о перечисленных мифах Минсвязи.
       
       Начнем с первого мифа — о якобы «выгодности» повременной системы оплаты. Уже известно, что планируемый связистами тариф составит от 10 до 30 копеек за минуту разговора. При этом вопреки распространенному заблуждению введение «повременки» не означает отмены абонентской платы! Ее лишь предполагается уменьшить примерно вдвое против нынешней. Это значит, что суммарная плата существенно возрастет — что нетрудно доказать.
       Связисты утверждают, что «средний» абонент разговаривает якобы 10 минут в день. Поверить в это трудно — тем паче что никакими доказательствами, расчетами или данными социологических опросов эта цифра не подтверждается. Между тем в 1997 году на слушаниях, которые были проведены в Петербурге, «Петербургская телефонная сеть» представила данные собственного эксперимента, проведенного на нескольких телефонных станциях. Так вот, средняя продолжительность разговоров абонентов в отдельных квартирах — 460 минут в месяц, или примерно 15 минут в день, в учреждениях — от 420 до 570 минут в месяц — в зависимости от категории (от 14 до 19 минут в день). При этом менее половины квартирных абонентов говорили не более 10 минут в день, три четверти — не более 20 минут в день и около 90% абонентов — не более 30 минут. Весьма вероятно, что в настоящее время продолжительность разговоров возросла — тем более что, говоря о необходимости введения «повременки», связисты жалуются на возросшую перегрузку станций.
       Но даже если исходить из 10-минутной продолжительности среднего телефонного общения, а также из среднего 20-копеечного тарифа, плата за телефон при введении «повременки» составит 90 рублей. Добавим к составляющей оплаты, которая зависит от продолжительности разговоров, 20-процентный НДС и 5-процентный налог с продаж — и получим 105 рублей. Это уже почти в два раза выше, чем нынешняя абонентская плата в Петербурге. Для тех же, кто говорит хотя бы 20 минут в день (у большинства пожилых людей, одиноких или нуждающихся в лекарствах, это — «минимум миниморум»), расходы с учетом НДС и налога с продаж возрастут до 180 рублей. Учтем, что большинство из них сегодня имеют право на льготную 50-процентную оплату, и получим ШЕСТИКРАТНОЕ увеличение затрат на телефон для этих категорий населения. Ничуть не лучше придется пользователям Интернета — при тарифе 10 копеек за минуту их расходы возрастут на 30%, а при тарифе 30 копеек — увеличатся вдвое...
       Все эти несложные расчеты телефонные министры и директора тщательно скрывают от граждан — что неудивительно. Ибо главный вывод таков: для того чтобы плата за телефон при «повременке» оказалась хотя бы равной нынешней абонентской плате, загрузка телефона должна составлять не более 5 минут в день. Это — для абонента, не имеющего права на льготы. А для льготников — ветеранов и инвалидов — сохранение прежней платы возможно, по сути, лишь в одном случае: не пользоваться телефоном вообще. И все разговоры связистов о том, как, скажем, в Пскове после введения «повременки» у 30% абонентов снизилась плата за телефон, умалчивают об одном: плата снизилась именно у тех абонентов, которые перестали разговаривать, будучи не в состоянии оплачивать «повременку»... Еще в 1997 году на депутатских слушаниях в Петербурге эксперты аргументированно доказывали: при ЛЮБЫХ вариантах «повременки» число абонентов, расходы которых в два и более раза возрастут, превосходит число людей, которые будут платить меньше. Кроме того, основная масса сборов при «повременке» приходится отнюдь не на коммерсантов или диспетчеров, как уверяют связисты, а на обычных абонентов, разговаривающих по 15—20 минут в день.
       
       Второй миф — о том, что введение «повременки» вызвано необходимостью получения средств для обновления телефонного оборудования и разгрузки телефонных сетей, — также вызывает большие вопросы. Во-первых, он противоречит первому мифу. Если абоненты будут платить не больше, чем раньше, откуда возьмутся деньги на модернизацию? Во-вторых, связь и так весьма прибыльна уже при нынешних тарифах. Рентабельность местных телефонных компаний одно время «зашкаливала» за 60%, а зарплата в отрасли в 2—3 раза выше средней по стране. Какую норму прибыли хотят получить связисты для того, чтобы производить замену оборудования нужными темпами? Почему эта цифра не доводится до сведения общественности? Между прочим, в состав абонентского тарифа входит 20% амортизационных отчислений — эти средства предназначены именно для того, чтобы заменять устаревшую технику. Тем не менее оборудование якобы изношено, современных АТС не более 10%, и в качестве панацеи от всех этих бед предлагается введение «повременки». А где гарантия, что и эти средства (если они будут) не утекут в песок?
       Что же касается того, что «повременка» поможет разгрузить телефонные сети от злокозненных надомников или пользователей Интернета, то это действительно так. Вопрос лишь в том, какой ценой телефонисты добьются этой цели. А цена эта такова: десятки миллионов людей будут вынуждены резко ограничить себя в пользовании телефоном. Это не только пенсионеры и инвалиды, для которых телефон — одно из немногих «окон в мир», незаменимое средство общения и взаимной поддержки. Это все, кому телефон необходим для работы или приработка. Это все, кто пользуется Интернетом и электронной почтой, и так далее. Готовы ли мы платить такую цену за разгрузку телефонных линий? В конце концов, общественный транспорт у нас тоже перегружен, но почему-то никто не предлагает за счет повышения тарифов добиться, чтобы в автобусах и троллейбусах всегда были свободные сиденья...
       Кстати, введение «повременки», столь обременительное для абонентов, в действительности может вовсе не принести связистам ожидаемых доходов! Ведь люди и в самом деле станут говорить намного меньше, а вот насколько, никто не знает. Кроме того, весьма вероятно, что после введения «повременки» связисты вынуждены будут снизить постоянную абонентскую плату для предприятий и учреждений. Не получится ли так, что через полгода после введения «повременки» поминутный тариф придется поднять в два-три раза? После этого продолжительность разговоров сократится еще, поступления опять упадут, тарифы опять поднимутся ... и так до тех пор, пока телефон окончательно не превратится в удовольствие только для новых русских.
       Между прочим не слишком-то выгодна «повременка» и самому государству (не путать интересы полугосударственного холдинга «Связьинвест» и государства!). Одно только ее введение в государственных учреждениях обойдется бюджету очень дорого. А размеры косвенного ущерба, вызванного ростом расходов на телефон для коммерческих предприятий, увеличения себестоимости продукции, сокращения деловой активности никто даже не пытался посчитать.
       
       Наконец, третий миф — о том, что «повременка» есть элемент прогресса, а ее противники — сплошь консерваторы и ретрограды. В действительности весь комплекс социально-экономических проблем, возникающих в связи с переходом на «повременку», никогда не рассматривался. Яркий пример — проблема телефонного пиратства. Телефонисты «успешно» перекладывают весь ущерб, вызванный пиратскими подключениями, на плечи абонентов. После введения «повременки» проблема усугубится, ведь государственные органы делают все, чтобы защитить интересы... телефонных операторов. Так, действующими правилами предусмотрено, что предоставление абоненту счета с указанием времени переговоров не обязательно. Хотите получить информацию о том, с кем и сколько вы говорили? Платите: по сведениям авторов, эта услуга будет стоить вам примерно 30 рублей...
       Впрочем, насколько неизбежно введение «повременки»?
       Еще в 1998 году авторами и их коллегами по питерскому «ЯБЛОКУ» была предложена простая идея: гражданину должен быть предоставлен СВОБОДНЫЙ ВЫБОР СИСТЕМЫ ОПЛАТЫ. Кто хочет — платит по абонентской системе вне зависимости от количества разговоров, кто хочет — переходит на «повременку», если сочтет это для себя более выгодным. Подобная система действует в США, Канаде, Японии, Норвегии и Швеции. А в отечественной практике близкой аналогией являются схемы оплаты услуг общественного транспорта (система, в которой действуют очень похожие экономические закономерности). Тот, кто ездит часто, может купить проездной билет, а кто ездит редко — тому, быть может, выгоднее платить каждый раз. Но решение — как поступить — принимает ПОТРЕБИТЕЛЬ услуг, а не их поставщик. Заметим, что сейчас постановлением правительства право выбора системы оплаты предоставлено... самим операторам связи, то есть телефонным кампаниям (!). Прямо-таки идеальные условия для извлечения сверхприбылей!
       Нетрудно понять, что указанная идея вызвала буквально истерическую реакцию связистов. И они приняли меры. Проект закона, гарантирующего абоненту право выбора системы оплаты, а также предусматривающего такие важные моменты, как согласование тарифов с региональными властями и установку у абонентов индивидуальных счетчиков продолжительности разговоров, еще в марте 1998 года внесли в Государственную Думу «яблочные» депутаты Юрий Нестеров и Александр Шишлов. После этого в Думу поступили похожие предложения, и к настоящему времени в парламенте скопилось уже десять близких по смыслу законопроектов. Но... воз и ныне там, потому что уже пятое подряд правительство сопротивляется как может! На недавних слушаниях в Минсвязи, как сообщил выступавший там Александр Шишлов, связисты продолжали категорически отвергать любые законы, дающие гражданам право на выбор системы оплаты. Кстати, министр связи Леонид Рейман — один из членов питерской команды Путина и, как говорят, близок к президенту. Прямо скажем, это не внушает оптимизма противникам «повременки»...
       Между тем если Дума не найдет в срочном порядке возможности для рассмотрения законов, защищающих граждан от безальтернативного введения «повременки», последствия будут легкопредсказуемыми. Рост социального напряжения, ухудшение условий жизни десятков миллионов людей, торможение развития опирающихся на Интернет новых информационных технологий — список нетрудно продолжить.
       
       Сегодня абсолютно очевидно: никакие публичные аргументы, доказательства того, что введение «повременки» экономически не обосновано, жалобы и протесты граждан не оказывают ни малейшего воздействия на телефонное начальство, ибо противоречат их коренным экономическим интересам, мешая извлекать уже запрограммированные сверхприбыли. Значит, с ними нужно разговаривать на другом языке — единственно понятном тем, кто стремится нажиться за счет общества. То есть на языке закона. Или мы поставим на место привыкших к вседозволенности монополистов — или они в очередной раз поставят на место нас. Третьего не дано.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera