Сюжеты

МАТ — ЭТО ШАХ

Этот материал вышел в № 68 от 18 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Куда ж мы без математики По предложению Международного математического союза, поддержанному ЮНЕСКО, 2000 год объявлен Всемирным годом математики. В новогоднюю ночь весь мир завороженно наблюдал, как под оглушительные пиротехнические затеи...


Куда ж мы без математики
       
       По предложению Международного математического союза, поддержанному ЮНЕСКО, 2000 год объявлен Всемирным годом математики. В новогоднюю ночь весь мир завороженно наблюдал, как под оглушительные пиротехнические затеи три нуля разом сменили три девятки предыдущего года, а двойка — единицу, и математики, разумеется, не могли не воспользоваться этой нехитрой магией чисел в своих интересах. Ибо к началу нового тысячелетия выяснилось, что позиции математики как в нашем отечестве, так и во всем почему-то продолжающем называться цивилизованным мире совсем не столь прочны, а перспективы не столь радужны, как еще недавно казалось...
       

  
       Летят двое на воздушном шаре. Видят внизу прохожего и кричат ему:
       — Вы не подскажете, где мы находимся?
       Прохожий помолчал, подумал и ответил:
       — Вы находитесь на воздушном шаре.
       Летят они дальше. Один говорит другому:
       — Этот прохожий наверняка математик.
       — Почему ты так решил?
       — Во-первых, он подумал, прежде чем ответить. Во-вторых, он абсолютно прав. И в-третьих, совершенно непонятно, кому эта правда нужна и что с ней делать.

       
       Уровень математической грамотности неуклонно снижается, и скрыть это уже не удается. Помню, как во время одной из наших перманентных инфляций министр-экономист-монетарист не моргнув глазом сообщил, что курс рубля за год снизился на тысячу процентов (!), и эту ужасную, но абсолютно необъяснимую весть повторили комментаторы всех телеканалов. А буквально на днях популярная газета миллионным тиражом напечатала анекдот про нового русского, объясняющего сыну, что чистоплотность — это чисто масса, умноженная на чисто объем. Из чего следовало, что уровень образования редакционных работников и высмеиваемого ими нового русского примерно одинаков.
       Ну а действительно: какая, в конце концов, разница, умножить или разделить, какая польза в этой математике, если сами математики со свойственной им скрупулезностью высчитали, что только 2—3% того, что они напридумывали за несколько тысячелетий, нашло применение на практике?
       То есть КПД математики ниже, чем у паровоза!
       Да, конечно, эти 2—3% дали такой фантастический эффект, что окупили развитие математики минимум на тысячелетие вперед. Но ведь никому и никогда не ведомо, какая именно математическая идея потрясет основы! Ну кто предполагал в середине XVII века, когда Блез Паскаль придумал свою суммирующую машину, или даже в середине XIX века, когда Джордж Буль создал алгебру логики, а Чарльз Беббидж впервые ясно представил себе универсальную вычислительную машину, что столетие спустя компьютер буквально перевернет мир?
       С некоторой оторопью сегодня приходится признать: окончание вооруженного противостояния, холодной войны, демократизация общества неуклонно ведут к упадку фундаментальных наук в целом и математики в частности, а также к падению уровня соответствующих знаний нового поколения...
       Хотя министр образования всюду козыряет данными об успешных выступлениях наших школьников и студентов на международных математических и компьютерных олимпиадах, он сам математик и потому не может не понимать, что блестящие успехи нескольких одаренных ребят и их тренеров никак не могут быть критерием успешности всего нашего образования. Ведь и профессиональные наши спортсмены все еще побеждают на чемпионатах мира и Олимпийских играх, но это никак не мешает здоровью россиян неуклонно ухудшаться, а продолжительности жизни — уменьшаться.
       Кстати, среди победителей матолимпиад последних лет немало представителей Китая и Ирана. Именно тоталитарные общества, заинтересованные в ультрасовременном ядерном вооружении, интенсивно готовят свою математическую элиту.
       По данным международного исследования математической подготовки школьников, именно в таких странах отроки и отроковицы лучше всего приводят дроби к общему знаменателю...
       
       — Вы умеете играть на скрипке? — спросили у бизнесмена.
       — Никогда не пробовал, но думаю, что смогу, — ответил бизнесмен.
       
       Кстати, о дробях и демократии. Моя выпускница, а ныне студентка одного из американских университетов, подрабатывающая репетиторством, никак не может научить свою ученицу Мейган, толковую девчонку, чуть ли не лучшую в классе по математике, сложению простых дробей.
       И вот что самое любопытное. Наши школьники, уж если забыли правило, не выучили формулу, молчат как партизаны или ждут спасительной подсказки. А Мейган каждый раз выдает кучу неверных ответов, отважно складывая, например, сначала числители, а затем знаменатели: 1/2+1/3=2/5. Потому что никогда не пробовала, но, наверно, смогу!
       Кстати, в последнее время и московские мои ученики все реже молчат и думают (см. эпиграф номер раз), все чаще с ходу орут ответы (см. эпиграф номер два).
       При этом их нисколько не смущает, что ответы у всех получаются, естественно, разные. Похоже, они искренне полагают, что разнообразие ответов в задаче суть несомненное проявление плюрализма и демократии, а верным ответом будет тот, за который голосует большинство.
       Да и вообще: зачем грузят, зачем напрягают, если у каждого есть калькулятор, последние модели которого, кстати, умеют складывать не только десятичные, но и эти самые простые дроби?
       
       Петька спрашивает у Василия Иваныча:
       — Скажи, Василий Иваныч, вот у поезда колеса круглые, а почему же они стучат?
       — А ты что, Петька, формулу площади круга не знаешь: пи-эр-квадрат! Вот квадрат и стучит.
       
       Между прочим, ответ на вопрос, зачем всем уметь складывать простые дроби, совсем не так очевиден, как кажется. На экспертном совете по математике в Минобразовании сначала никто не мог привести пример, где же в реальной жизни приходится их складывать. Наконец профессор Дорофеев вспомнил, что дроби складывают при делении наследства: вдове по закону положена половина плюс еще часть от второй половины, которая делится в равных долях между всеми наследниками.
       Но дело-то в том, что из ненужности в быту сложения дробей вовсе не следует, что все это надо выкидывать из школьного курса! Да и не в дробях дело, а в умении (или неумении) точно воспроизвести последовательность действий, предварительно осознав их суть и логику, в умении отличать верное рассуждение от неверного. И, обучая математике, мы прежде всего обучаем всему этому — с помощью математики.
       Ведь людьми, не умеющими логично рассуждать, отличать доказанное от недоказанного, куда легче манипулировать, вешать им лапшу на уши, втягивать в разнообразные политические и экономические МММ. И, в конце концов, в чем вообще цель школьного образования вообще и математического в частности, если не в формировании человека разумного, общества — гражданского, электората — грамотного?
       Простите за высокопарность.
       
       — Сколько будет три плюс два?
       — Это будет два плюс три, так как сложение коммутативно.
       
       В отличие от предыдущих эпиграфов это не анекдот, а подлинный диалог в начальной школе, приведенный академиком Арнольдом в его статье «Математическая безграмотность губительнее костров инквизиции». Академик прав. Выхолостив свой предмет, отвергнув любую связь с реальностью, доведя школьные программы до немыслимой степени абстракции и формализма, математики сами во многом оказались виноваты в нынешнем пренебрежении, если не отвращении, к математике со стороны власть имущих и общества.
       Когда мы с французскими коллегами не смогли получить помощь ни от фондов, ни от министерств на продолжение программы сотрудничества, потому что «средства есть только на культурные обмены», мы сначала возмутились чиновниками, не понимающими, что математика — неотъемлемая часть человеческой культуры. А потом поняли: ведь это наши ученики, это наша вина, мы им этого не смогли или не захотели объяснить в школе.
       Грустно наблюдать, как из школьных программ постепенно исчезает геометрия. Меж тем, по свидетельству геометра Игоря Шарыгина, в знаменитой своими высокими технологиями Японии именно геометрия с ее красотой, образностью видения и мышления, связью с реальностью является основой школьного образования. Причем не наши прямоугольники и треугольники, а круг.
       Почему круг, а не прямоугольник? Но разве мы сами, мир вокруг нас прямоуголен? Разве прямоугольна природа? Вот цивилизация действительно прямоугольна: наши дома, окна, столы, двери. Но, может, это ошибка развития?
       Вы заметили, какие плавные, округлые, обтекаемые формы приобрели в последнее время автомобили, самолеты, сверхскоростные поезда. Это делает их быстрее, удобнее, надежнее. А ведь прежде были такими неуклюжими, такими прямоугольными. Так может, самым лучшим нашим математиком является поэт Наум Коржавин, написавший хрестоматийное: «Я с детства полюбил овал за то, что он такой законченный»? Прав оказался незабвенный Василий Иваныч: квадрат действительно стучит.
       Пора заниматься математической пропагандой, рекламой. Пора сообщить всем с экрана телевизора, что самый клевый прикид, который не рвется, не требует стирки, никогда не выходит из моды, — это вовсе не джинсы, а Пифагоровы штаны. И что вообще-то настоящая математика — это кайф, балдеж, свежий воздух, это, быть может, единственный экологически чистый продукт, потребляемый ребенком в школе.
       Собственно, об этом несколько раньше и несколько витиеватее написал в своем трактате Бонавентуро Кавальери: «Подобно тому, как рою бесчисленных пчел, поражающему наперебой своими жалами, не удается отогнать упивающегося медведя, если он хоть немного вкусил приятность скрытого в дереве меда, — так нет никого, кто, хоть краем губ постигнув сладость математических доказательств (какая бы масса величайших трудностей ни отталкивала его), не стремился бы освоить их вполне до полного насыщения».
       
       P.S.
       По данным отделения математики Академии наук, ВСЕ расходы за год этого отделения в советскую эпоху соответствовали стоимости ОДНОГО танка, а сейчас — одной десятой того же танка...
       
       P.P.S.
       Завтра в Дубне открывается первая за всю советскую и постсоветскую историю конференция «Математика и общество». Лед тронулся?

       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera