Сюжеты

ВЫКУП КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

Этот материал вышел в № 69 от 21 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

У Путина появилось еще одно силовое министерство. Только президент об этом, может, и не знает Впрочем, министерство это стало силовым не вчера и не 20 августа, в день подписания исторического соглашения между «Медиа-Мостом» и «Газпромом»,...


У Путина появилось еще одно силовое министерство. Только президент об этом, может, и не знает
       
       Впрочем, министерство это стало силовым не вчера и не 20 августа, в день подписания исторического соглашения между «Медиа-Мостом» и «Газпромом», приложение № 6 к которому и завизировано новым силовым министром.
       Министерство с длинным названием «по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций» стало силовым уже в день его создания и назначения на должность министра г-на Лесина. Иначе зачем было в стране, единственным достижением которой на тот момент были относительно независимые СМИ, создавать надзирающий за ними орган?
       Уже прошлым летом было очевидно, что подобный госорган, в одночасье прозванный «Министерством Пропаганды» или «Министерством Правды», просто так не создается. А учреждается под великую цель. Весьма далекую от благородного дела содействия развитию независимых СМИ в стране. Скорее даже противоположную.
       Сущность этого «напротив» и проявилась со всей возможной циничной обнаженностью в последнем скандале вокруг сделки «Газпрома» с «Медиа-Мостом». Подпись Лесина под гарантиями прекращения уголовного преследования Гусинского и под обещаниями предоставления ему и прочим руководителям «Медиа-Моста» «гарантий безопасности» с редкостной наглостью продемонстрировала суть полномочий министра правды. (Как символичны бывают опечатки — писала в предыдущем предложении «с редкостной наглядностью», стала перечитывать, а там «с редкостной наглостью». Подумала и не стала исправлять, ведь и действительно с наглостью!).
       Впрочем, в России традиционно возникали разночтения между официальными названиями должностей, документально заверенным объемом полномочий и тем, кто как этот объем понимает. Коржаков, помнится, считался всего лишь бодигардом, хоть и главным. То есть «охраняющим тело». А вспомните, как он и все вокруг в тот момент эту «охрану тела» расшифровывали. Татьяна Борисовна, кроме должности дочки, числилась не более чем «советником президента по имиджу», Березовский и Абрамович в ту пору и вовсе были не при должностях. Но разве это что-то меняло в сути их полномочий, в их тогдашнем реальном управлении страной?
       Нынешние царедворцы от официального статуса собственных должностей независимы также. Вряд ли каким-то из официальных документов замглавы президентской администрации предписывается вести поступательную работу всеми возможными средствами (включая регулярный подкуп депутатов) по превращению Думы в карманный президентский орган, а ведь такая работа составляет значительную часть истинных полномочий г-на Суркова. Вряд ли в функциях президентских советников и имиджмейкеров значится «ежедневное оболванивание масс», а ведь исполняют это дело, и небезуспешно: то Ястржембский очередной раз что-то на голубом глазу про действие федеральных сил в Чечне вещает, то Павловский в «Пресс-клубе» решительно заявляет, что виновник всех нынешних бед России, включая развал армии, не он сам и те, кто иже с ним российских правителей делали, а... пресса.
       Что ж удивляться, что, помимо святого дела обеспечения условий для развития СМИ в России, министр печати берет на себя некоторые дополнительные функции. Как то — казнить и миловать.
       Если министр правды вчера поставил свой росчерк под гарантиями «прекращения уголовного преследования...», «отмены избранной меры пресечения в виде подписки о невыезде...», «предоставления... гарантий безопасности, защиты прав и свобод, включая обеспечение права свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, свободно выезжать за пределы Российской Федерации и беспрепятственно возвращаться...», то почему бы завтра ему не завизировать документы прямо противоположные. Ведь в этой стране кто уголовные дела закрывает, тот и открывает, кто гарантирует гражданину свободу, тот вполне в силах организовать ее противоположность.
       Мы-то, наивные, полагали, что все перечисленные в приложении № 6 права любому гражданину, будь он Гусинский, Березовский или Тютькин, гарантирует хоть и подтасованная при всенародном одобрении, но все-таки Конституция. А оказалось, что в роли основного закона у нас Лесин и Кох.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera