Сюжеты

Александр МОРОЗ: Я НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ В УКРАИНЕ ЖИЛИ, КАК В ГЕРМАНИИ

Этот материал вышел в № 72 от 02 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Я НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ В УКРАИНЕ ЖИЛИ, КАК В ГЕРМАНИИ Социальная идея всегда была привлекательна и беззащитна. И никому еще не удавалось в полной мере реализовать ее, включая прагматичных скандинавов и всемогущих, как старик Хоттабыч, эмиратских...


Я НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ В УКРАИНЕ ЖИЛИ, КАК В ГЕРМАНИИ
       
       Социальная идея всегда была привлекательна и беззащитна. И никому еще не удавалось в полной мере реализовать ее, включая прагматичных скандинавов и всемогущих, как старик Хоттабыч, эмиратских шейхов. Однако давняя мечта человечества о социальной эпохе не иссякает. Не оттого ли так энергично «социализировалась» практически вся Европа, одного за другим приводя к власти Блэра и Шредера, Жоспена и Гутерреша, Квасьневского наконец. В полунищей постсоветской тусовке слово «левый» звучит ругательно. Тонет в необольшевистском гаме негромкий голос любого современного Юлия Мартова. Цивилизованные эсдеки не в чести на одной шестой части суши.
       Довольно сильная социалистическая партия в Украине является скорее исключением из эсэнговских правил. Ее лидер Александр Мороз у одних вызывает неизбывную симпатию, другие при одном упоминании о нем хватаются за кол. Одни связывают с ним последние свои надежды, другие готовы вложить миллионы своих и чужих денег, бревном лечь на дороге, но только не пропустить его в реальную власть.
       
       Он очень сочно, без примеси галлицизмов и русизмов говорит на украинском языке, не вызывая при этом неприязни самых заклятых русофилов. Я был свидетелем того, как он свободно цитировал Маяковского и Шолом-Алейхема и профессионально рассуждал о творчестве Вознесенского и Саши Черного.
       Крестьянский сын с серебристой головой университетского профессора и фигурой атлета. Интеллигент не по записи в трудовой книжке, а по группе крови.
       — До президентских выборов в Украине осталось 4 года. Как ваша партия намерена построить агитационную и организационную работу, чтобы иметь шанс на победу? Можно ли сегодня говорить о главных претендентах на этот пост? Каковы шансы социалистов?
       — Для меня сегодня важно обеспечить готовность партии к таким политическим кампаниям. На нашем съезде и на нескольких последних политсоветах перед этим мы определили задачи в этом направлении. Это единство трех функций: теоретической, идеологической и организационной функций партии. По всем этим направлениям мы имеем четкую перспективу, понимаем, что надо делать, и делаем. Что касается персоналий, то мне кажется, что сегодня известна одна заметная персона, которая будет бороться за следующее президентство, — это нынешний президент. Несмотря на то, что он уже второй срок, как говорится, «отбывает», его окружение понимает, что им это сулит некоторые выгоды, дает какие-то гарантии, ну и создает такой вот антураж вокруг него: дескать, ну как же мы без вас, Леонид Данилович? Это, в общем-то, пройденный этап для многих политических кампаний и политических ситуаций в разных странах. В России, в частности, тоже. Поэтому этот персонаж известен. Вдруг возник вопрос о наследнике. Как в неродовитых монархиях. И начали появляться фамилии одного, другого, третьего. Думаю, что каждому из этого списка нужно быть очень осторожным, ибо они не будут иметь никаких шансов. Во всяком случае, нынешний президент и его окружение сделают все возможное, чтобы этого не случилось. Я думаю, что успех следующих выборов будет определяться уже силой политических партий. Я бы не хотел забегать вперед, но считаю, что объективно даже по социально-экономическому состоянию Украина будет готова к выборам раньше, чем в 2004 году.
       — Будет ли в случае вашей победы пересмотрена концепция двусторонних отношений между Украиной и Россией в ту или иную сторону?
       — Все дело в том, что двусторонние отношения между Украиной и Россией не имеют сегодня никакой концепции вообще. Это просто сотрясание воздуха, это трескотня о необходимости стратегических партнерских отношений. Ничего за этим не стоит. Думаю, что еще до следующих выборов должна быть определена конкретная схема удовлетворения интересов и Украины, и России. Это должно идти прежде всего через развитие производств, в которых заинтересованы наши страны.
       — Вхождение Украины в НАТО — это блеф или оправданная политика для становления независимого украинского государства, особенно в свете недавних намеков американского президента на то, что границы Восточной Европы, уже посвященной в члены альянса, не станут водоразделом ее и Украины?
       — Я думаю, эта проблема должна рассматриваться в несколько иной плоскости. Если говорить о каких-то структурных изменениях, я давно, еще при встрече с Колем в свое время и с американскими руководителями Кристофером и Альбертом Гором, говорил о том, что надо, чтобы Россия вошла в НАТО. Будет в НАТО Россия, НАТО развалится за ненадобностью. Тут есть доля шутки, но есть и доля правды. Но не структурами решается эта проблема. Сегодня Украине, России и другим странам Европы надо инициировать созыв Европейского совещания по вопросам безопасности и сотрудничества. Мы сегодня должны выработать такой юридический документ, который, будучи ратифицированным в каждой стране, станет обязательным для выполнения там. И он будет рассматривать и пороги вооружения, и модели демократии и защиты прав человека, и гарантии невмешательства, не такие, как были в Сербии в последнее время, а именно демократические пути. Тогда каждый человек вне зависимости от того, в большой стране он живет или в маленькой, будет знать: он имеет право на жизнь. Это право гарантировано тем порядком отношений в мире, который его страна, он сам утверждают как нормы международной жизни. Вот по этому пути нужно развиваться. И тогда окажется, что не надо иметь столько вооружений.
       — Существует ли, на ваш взгляд, проблема русскоязычного населения в Украине? Насколько опасны раздающиеся из Западной Украины голоса о необходимости поставить на место москалей, особенно в связи с последним трагическим случаем во Львове, повлекшим за собой массовые антирусские акции, вплоть до погромов? (Недавно во Львове неизвестными был убит популярный певец и композитор Игорь Билозир. Этому предшествовал конфликт в одном из львовских кафе, когда в ответ на исполнение песен Высоцкого и Розенбаума Билозир запел украинские песни. Похороны композитора вылились в массовые антирусские демонстрации и разгром злополучного кафе. — Л.Т.) Существуют ли антирусские настроения в других регионах Украины?
       — Я считаю, что есть проблема русского языка в Украине, так же, как и проблема украинского языка. И в такой плоскости надо рассматривать эту проблему. Потому что мы видим иногда такие «умные», я бы сказал «хуторянские», шаги со стороны отдельных представителей правительства по поводу отношения к русскому языку, так же как в других местах есть такое же отношение к украинскому языку. Так быть не должно. Наш подход здесь такой. Мы должны рассматривать не вопросы статуса языка, потому что вопрос по сути скорее моральный или политический, надо говорить о порядке применения языка. И здесь мы исходим из того, что и русский, и украинский языки должны применяться в Украине свободно и одинаково, с одинаковым правом. И если у нас сегодня относят русскую литературу к разряду зарубежной литературы, то это не потому, что так определяет наш закон, а потому, что «умники» из министерства просвещения думают, что, вредя таким образом культуре украинской и российской, они добиваются утверждения каких-то прав украинского этноса. Это глупость. И здесь, мне кажется, наш проект закона о языках в Украине, который включен в повестку дня, но не рассматривается в Верховной раде, и концепция этой проблемы, изложенная в программе нашей партии, наилучшим образом отвечают потребностям и украинского, и русского населения Украины. Речь идет о том, что мы говорим о равенстве применения языков, не посягая на статус языка как государственного. Это естественно, потому что делопроизводство, международные переговоры и другие узкие функции языка со статусом государственного должны осуществляться в Украине, естественно, языком титульной нации, которая есть в названии Украины. Это не должно вызывать претензий, и этим никак не может ущемляться порядок применения русского языка на территории Украины теми, кто его считает родным или кому удобно на нем изъясняться. То, что произошло во Львове, вовсе не отражает настроения людей. Это говорит только о наличии тех, кто пытается на языковой проблеме спекулировать политически для того, чтобы отстаивать свои узкополитические интересы. Это действительно трагедия. Она требует пристального внимания. Ясно, что на бытовом эпизоде делается потом большая политика. Кто на каком языке пел, в каком состоянии пел, кто от кого требовал каких объяснений и т.д. — это один вопрос. А погром — это уже совершенно другое. И связывать это, можно только спекулятивно, для того чтобы продемонстрировать, тем более накануне довыборов в парламент: вот, дескать, какие они сторонники нашей национальной идеи. Но прежде чем отстаивать национальную идею, надо сначала ее сформулировать. Объяснить, а что это такое. И тогда окажется, что, сколько голов, столько разных мнений. И объединять и использовать для этого языковую проблему я считаю просто недостойным.
       — Как вы оцениваете состояние украинских СМИ? Действительно ли свобода слова в Украине не только пустая декларация?
       — Что касается свободы слова, ее нет в Украине. Нет даже цензуры. Есть контроль над средствами массовой информации. Прежде всего финансовый и кадровый. Я общаюсь с редактором телепередачи и спрашиваю: вы не думаете, что вас уволят с работы после того, как вы взяли у меня интервью и оно пройдет на телевидении? Ну что вы — у нас демократия и все прочее. Через две недели я узнаю, что он уже не работает. Какая это свобода слова? Если ложь используется как форма информации в передачах государственного ТВ. Бедная информация, профессионально отсталая. Это, к сожалению, сегодня лицо СМИ Украины. Особенно телевидения. Профессиональный уровень и уровень политической заангажированности вызывают удручающее впечатление. Поэтому я говорю так: в Украине нет свободы слова. Парадоксально, но факт — если ты хочешь сказать правду и хочешь, чтобы эта правда дошла до слушателей, обращайся в радио «Свобода», «Немецкую волну», «Голос Америки» и другие СМИ, которые не зависят от украинских олигархов или от властей предержащих, что одно и то же в Украине.
       — Представим Украину благополучным капиталистическим государством, вы бы и в этом случае стали звать ее к социализму?
       — Во-первых, я не такой фантаст, чтобы это представить. А во-вторых, я не ортодокс и с полной убежденностью говорю, что перспектива всей цивилизации — это демократический социализм. И движется она в этом направлении, как бы кто ни шельмовал эту дефиницию. Ну, например, Германия — капиталистическая страна. Хотя трудно сказать, насколько она капиталистическая, а насколько у нее другие формы социально-экономических отношений и уклада жизни. Я не хотел бы, чтобы у нас в Украине жили люди так, как в Германии. По материальному обеспечению — да, по социальной защите — согласен. Но по отчужденности друг от друга... Мы — коллективисты в принципе, мы вместе живем, хотя нас пытаются разобщить. Поэтому надо учитывать наши традиции, наш менталитет, наши сложившиеся отношения, уровень развития производительных сил. Поэтому я думаю, что все в совокупности это и определяет, по сути, перспективу Украины и мое отношение к развитию социализма, который может быть только демократическим.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera