Сюжеты

БЕС КОМПРОМИССОВ

Этот материал вышел в № 70 от 25 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

У правых появились все шансы провалить структурные реформы и привести страну к дефолту в 2003—2004 годах Проблема в том, что под флагом праволиберальных реформ в России опять реализуется черт-те что, крайне далекое от либерализма. А когда...


У правых появились все шансы провалить структурные реформы и привести страну к дефолту в 2003—2004 годах
       
       Проблема в том, что под флагом праволиберальных реформ в России опять реализуется черт-те что, крайне далекое от либерализма. А когда по этой причине все в очередной раз накроется медным тазом, опять пойдут разговоры о том, что вот, видите, западничество для России не подходит, что нам нужен особый путь, долой шайку Гайдара и Чубайса, Кудрина и Грефа, Улюкаева и Илларинова. Пойдут разговоры о дискредитировавшем себя либерализме. Которого не было
       
  
       Апокалипсис-2003
       Ни для кого не секрет, что с реформами надо торопиться. Потому что на рубеже 2003—2004 годов в хозяйстве четко прогнозируется небольшой конец света. И чтобы его избежать или хотя бы сгладить катастрофические последствия, экономике срочно надо дать сразу много ощутимых импульсов развития, чтобы к запланированному кризису она подошла в хорошем тонусе.
       В чем будет заключаться апокалипсис? Первое: через два года страна вступает в затяжную и глубокую демографическую яму, связанную со стремительным старением населения. То есть все меньшее число работоспособных людей будут вынуждены содержать все большее число стариков и инвалидов. Это — системная предпосылка для кризиса, поскольку неизбежно приведет к увеличению доли ВВП, направлямой на социальные нужды, а не на развитие.
       Вторая предпосылка кризиса. Старение основных фондов предприятий к этому времени выйдет на критический уровень 60%, после которого на таких древних станках производить что-либо будет не просто невыгодно, но и опасно для жизни. В общем, производственные фонды придется обновлять, если мы собираемся иметь в будущем какую бы то ни было промышленность. Это потребует гигантских инвестиций, с которыми в 2003—2004 годах обязательно возникнет серьезная проблема, поскольку именно на эти годы приходится пик выплат по внешнему долгу (по 17—18 млрд долларов в год).
       Праволиберальная идея президента «Альфа-банка» Петра Авена и президентского советника Андрея Илларионова о том, что надо срочно пользоваться благоприятной нефтяной конъюнктурой и направлять нефтедоллары не в бессмысленные резервы Центробанка, а на максимальное погашение внешнего долга, чтобы сгладить пик выплат, не находит понимания у денежных властей. В Центробанке засела команда имени Геращенко, и ей плевать на долговую ситуацию, с которой Минфин столкнется через два года. И Минфин во главе с Кудриным ведет себя слишком осторожно, боясь Касьянова, с одной стороны, и Геращенко — с другой.
       Плюс ко всему крайне невелики шансы, что в этот критический период 2003—2004 годов России будет благоволить нефтяная конъюнктура. Просто потому, что после затяжного бума всегда следует катастрофическое падение. Хорошо, если не до 8 долларов за баррель, как это было в 1998 году.
       Все это очень похоже на пейзаж нового дефолта, о чем успел заявить даже крайне консервативный в своих оценках идеолог российского либерализма Евгений Ясин.
       
       Структурная надежда
       Надо срочно дать экономике мощнейший импульс к росту. Задача-то формулируется до предела просто: в короткий срок создать экономику такого объема, который позволил бы платить внешний долг, не сильно гробя при этом инвестиционную картину.
       Собственно, для этого и был создан Центр стратегических разработок Германа Грефа, который продекларировал наступление в России очередной эпохи либеральных реформ. Правые в очередной раз сделали себя заложниками того, что будет происходить в хозяйстве.
       Пока у реформаторов не получается дать экономике никаких ощутимых импульсов к рывку. Реформы серьезно уродуются в процессе согласований со всеми заинтересованными субъектами.
       Главная надежда была на налоговую реформу. По замыслу автора нового Налогового кодекса замминистра финансов Шаталова, она должна была ликвидирвать главный ужас любого предприятия — налоги с оборота. Известно, что каждый процент, вынутый из оборота, означает для предприятия с обычной рентабельностью ликвидацию 11% прибыли. В России было 4% оборотных налогов, то есть государство само делало убыточными жизнеспособные предприятия страны. Но ликвидировать оборотные налоги не удалось, поскольку взъерепенились губернаторы, терявшие таким образом доходы Дорожного фонда. И правые во главе с Кудриным пошли на компромисс — просто потому, что Кремль сделал их разменной монетой в торге с регионами относительно административной реформы. И 1% оборотных налогов из четырех оставили губернаторам как утешительный приз. А ставку налога на прибыль все-таки повысили на 5%, и акцизы на бензин все-таки увеличили в 5 раз. В результате снижение общей фискальной нагрузки на бизнес будет равняться не 20%, как задумывалось, а в лучшем случае 8—9%.
       Плюс ко всему репутацию налоговой реформы, конечно, подмочил вице-премьер Клебанов, сообщивший вдруг, что вводимая самая низкая в мире 13%-процентная ставка подоходного налога (по которой многие предприятия всерьез собирались платить зарплату вбелую) введена специально для того, чтобы выманить теневиков на свет, а потом ставку вновь повысить и начать репрессии. Теперь ни один вменяемый руководитель предприятия и не подумает легализовывать черные зарплатные схемы.
       Таможенная реформа тоже вышла из правительства совсем не в том виде, которого ожидала экономика. Хотя произошло существенное упрощение таможенных тарифов, но унификации ставок не наблюдается, все равно остается большой ресурс для взяточничества таможенников, что всегда удорожает издержки бизнеса и в этом смысле препятствует его нормальной рентабельности. Таможенники легли костьми против унификации. Можно не сомневаться, что депутаты изуродуют реформу таможни еще круче.
       На грани очередного провала вечная борьба правых с российскими монополиями. Дробление монополистов позволило бы рыночными, а не административными способами определять цену на газ, транспорт и электроэнергию. Реформа РАО «ЕЭС» заблокирована союзом Минэнерго и миноритарных акционеров РАО, к мнению которых Чубайсу приходится прислушиваться. И в правительстве все чаще слышны усталые разговоры, что дробление РАО отложено на два-три года. Реформа «Газпрома» заблокирована Вяхиревым, и теперь примкнувший к нему вице-премьер Христенко заявляет «Новой газете», что в ближайшие годы ждать разделения «Газпрома» не надо. Реформа МПС тормозится на уровне министра антимонопольной политики Южанова, который не собирается выпускать из своих рук определение тарифов на железнодорожные перевозки. И так всюду.
       Министерства по-прежнему рубятся за свои тактические интересы, и у нас нет правительства в смысле команды одержимых реформой людей. А есть кланы. И на экономику вместо реформ сыплются невкусные плоды компромиссов.
       А плохо не только то, что в результате страна продолжает существовать в условиях монополизма (что, вообще-то, отвратительно, поскольку в этой ситуации завышены энергетические и транспортные издержки всего остального бизнеса). Плохо, что это ослабляет позиции России на переговорах с МВФ и Мировым банком, а на это завязан успех реструктуризации долга Парижскому клубу.
       
       Инвестиционная надежда
       Абсолютно бледно выглядит государственная кампания по привлечению инвестиций на российские рынки. Тут главным был и остается тезис о деприватизации государственного аппарата. Импортный капитал не готов идти в коррумпированное государство, в котором можно при помощи подкупа судей захватывать целые нефтяные компании. Примеры «Черногорнефти» и «Варьеганнефтегаза» до сих пор обсуждаются на Западе как зеркало российской коррупции.
       Институт полномочных представителей президента мог бы стать нормальным органом контроля за деятельностью судов в регионах, за губернаторами, у которых есть привычка приказывать судьям. Идея-то внятная: гарантировать субъектам экономики любого региона жизнь по закону. Из всех полпредов этим занимается только приволжский Сергей Кириенко, которому удалось закончить многомесячное безобразие на заводе «Красное Сормово», где обладателя 40% акций Каху Бендукидзе не пускали в совет директоров при полном попустительстве губернатора. Все остальные полпреды не проводят никакой политики в отношении инвестиционного климата своих регионов просто потому, что слов таких не знают, — военные слишком. В результате на «Уралхиммаше» идет кровопролитная война между охранными структурами акционеров и кредиторов, «Варьеганнефтегаз» по-прежнему в управлении у «Альянса», которому давно отдали все долги, а на Дальнем Востоке люди Наздратенко, приведшие «Дальэнерго» к банкротству, продолжают упражняться в энергетическом творчестве.
       Когда группировка Чубайса лоббировала реформу вертикали власти, речь шла не о милитаризации государства, а о создании нормальной правовой системы для бизнеса. Ну а получилось то, что получилось, потому что решили соблюсти компромисс с военными и эфэсбэшниками. И эта деталь все сгубила. Дьявол всегда скрывается в мелочах.
       Даже в Москве продолжаются заказные наезды «людей в масках» по абсолютно идиотским поводам. Всем ведь известно, кто именно проплачивал нелепые визиты ФСНП и Генпрокуратуры к Каданникову, Потанину, Абрамовичу, Гусинскому, что каждый раз приводило к краху российского рынка акций. Но Путин, не переставая говорить о деприватизации спецслужб, не сильно торопится уволить соответствующего замдиректора ФСНП и конкретного замгенпрокурора, хотя с таким шумом начатые дела были тут же закрыты за отсутствием состава преступления.
       В условиях, когда любые вложения в российские предприятия находятся под постоянным риском краха в зависимости от воли подкупленного судьи или прокурора, никакого инвестиционного бума тут не будет. Не только Запад не станет инвестировать, но и российские банки, скопившие на депозитах в ЦБ уже 100 млрд никуда не пристроенных рублей. Все боятся. А государство занимается компромиссами вместо реформ.
       Все это приведет к тому, что экономика так и не получит стимулов к рывку. Продекларирована чилийская модель реформы (диктатура закона при построении либеральных институтов рынка), а в итоге продолжается эпоха позднего Ельцина: ни рыночных институтов, ни диктатуры закона — сплошная экономика монополий. В 1998 году, когда на это наложилась неблагоприятная конъюнктура, дело закончилось скверно.
       Именно потому, что правые шли на компромиссы, в результате чего под флагом либеральных реформ происходила стремительная подготовка к дефолту.
       

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ
Ситуацию комментирует Борис НЕМЦОВ
       
       — Насколько реализуемые нынешней властью реформы либеральны?
       — Недостаточно либеральны. Но правительство совершило один отчетливый подвиг — провело налоговую реформу. Это гигантский успех.
       — Реформа недостаточно радикальна.
       — Есть такое мнение. Мол, в виде налогов мы будем изымать из экономики 33% ВВП, а либеральная модель предусматривает не больше 20% изъятий. Но мы же должны исходить из исторических реалий. Ну никуда мы не денемся от того, что у нас пенсионеры привыкли получать пенсию. Мы вынуждены содержать нереструктурированную социалку.
       — Почему вышел провал с отменой оборотных налогов?
       — Я бы не назвал это провалом. Просто один процент из четырех оставлен до 2003 года. Это действительно был компромисс с губернаторами. Путину нужна была административная реформа. Один процент губернаторам оставили как плату за это голосование. А у Кудрина просто не оставалось выбора. Иначе мы теряли бы всю реформу. Хотя он, конечно, понимает, что оборотный налог серьезно уродует всю конструкцию кодекса.
       — У вас есть свое объяснение заявления Клебанова, что правительство скоро поднимет 13%-ный подоходный налог?
       — Вам нужно честное объяснение? Я считаю, что у этого человека серьезнейшие проблемы с головой. Просто огромная беда с этим морфологически важным органом.
       — Мне так и написать?
       — Конечно, написать. Кто-то же должен когда-то об этом сказать. И эта проблема была видна и по его действиям в связи с известной спасательной операцией.
       — Почему затухли разговоры о дроблении «Газпрома»?
       — Это стало вопросом времени. Греф написал в своей программе, что РАО «ЕЭС», «Газпром» и МПС будут реформироваться по единой схеме: государственная сеть, конкурентное производство. Это одобрено правительством. А в «Газпроме» ничего происходить не будет, пока там сидят Вяхирев и его люди. Они просто должны уйти. Вообще какие бы то ни было структурные реформы в России начнутся только тогда, когда в «Газпром» придет вменяемый менеджмент.
       — Правые склонны в этой связи поддерживать проект «Волошина в «Газпром» вместо Вяхирева»?
       — А зачем? У меня полное ощущение, что это вообще не экономический проект, а политический. Разве Волошин туда собирается, чтобы реструктуризацию проводить? По-моему, его интересует просто контроль над компанией.
       — Но он же идет туда под флагом необходимости реформирования «Газпрома». И у него выхода другого не будет, как дробить.
       — Я не стал бы занимать чью бы то ни было сторону.
       Меня больше даже не сроки раздела «Газпрома» волнуют. Меня волнуют суды. Ничего не делается для укрепления легальной системы. Вот в случае с «Медиа-Мостом» мы опять всему миру продемонстрируем полное убожество судебной системы. Какие могут быть инвестиции в этой ситуации?
       — Правительство дает экономике достаточно импульсов в преддверии прогнозируемого кризиса 2003—2004 годов?
       — Конечно, недостаточно, слишком много компромиссов в силу идиотского строения политического пространства. Но по-другому и быть пока не может. Но тут я выскажу парадоксальную мысль. Вот страна постоянно говорит, что хочет инвестиций. А ее чиновники ездят по всему миру и твердят, что новый дефолт запланирован на 2003 год. Дураки, что ли? Кто вам какие деньги даст?
       Да, есть прогноз известных структурных сложностей. Есть понимание того, как их преодолевать. Ну вы работайте тихо. Знаете, как это всплыло все? У нас есть в Думе фракция «Единство». Так вот, в этой фракции постоянный кризис идей. А напоминать о себе как-то надо. Ну вот они и напомнили.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera