Сюжеты

НЕПРОДАЖНОЕ ТВ ЕСТЬ. НО ОНО ДОРОГО СТОИТ

Этот материал вышел в № 70 от 25 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

НЕПРОДАЖНОЕ ТВ ЕСТЬ. НО ОНО ДОРОГО СТОИТ Независимость пока не по карману Когда сгорела Останкинская башня, москвичи заговорили о полной информационной блокаде, как будто в стране нет немосковских телеканалов. Но они есть, и даже хорошие,...


НЕПРОДАЖНОЕ ТВ ЕСТЬ. НО ОНО ДОРОГО СТОИТ
Независимость пока не по карману
       
       Когда сгорела Останкинская башня, москвичи заговорили о полной информационной блокаде, как будто в стране нет немосковских телеканалов. Но они есть, и даже хорошие, и даже высокопрофесcиональные. Но и у них есть проблемы, о которых мы говорим с Мананой Асламазян, генеральным директором общественной организации «Интерньюс», реализующей программы развития регионального телевидения в России
       
       — Манана, почему «Интерньюc» занимается столь сложным и, казалось бы, непрестижным делом, как региональное телевидение?
       — Наша глобальная цель — появление в нашей стране сильных региональных телекомпаний, которые представляют своим зрителям честную, объективную информацию и профессионально сделанные программы. Все наши проекты, сколь разными они бы ни были, преследуют эту цель. Телевидение — огромный, многоплановый узел. И от того, насколько гармонично будут смотреться его компоненты, зависит любовь зрителя.
       — В чем выражается ваша забота о местном телевидении?
       — Во-первых, телевидение — это люди, поэтому мы очень серьезно занимаемся повышением квалификации тех, кто работает на ТВ. Не секрет, что около 80% региональных телевизионщиков вообще не имеют специального образования. В 90-х годах появилось множество частных региональных телеканалов, и люди приходили на телевидение почти с улицы. Во-вторых, телевидение — это школа мастерства. Поэтому мы организуем несколько конкурсов для региональных вещателей.
       — Откуда средства для столь больших проектов?
       — Все восемь лет нашего существования мы пытаемся под эти цели получать гранты от различных западных фондов. И через наши программы прошли уже около пяти тысяч российских телевизионщиков.
       — Вы работаете только с частными компаниями?
       — С частными компаниями мы работаем больше, чем с государственными. Мы считаем, что независимые частные компании, которые работают не на бюджетные, а на заработанные рекламные деньги, должны давать более объективную информацию. А дело государственных компаний — выполнять государственный заказ. Мне кажется, что было бы честнее, если бы все СМИ действовали в равных условиях.
       Мы работаем с частными СМИ еще и потому, что многие грантодатели специально это оговаривают. Но там, где есть возможность, мы с удовольствием сотрудничаем с муниципальными СМИ из маленьких городов, где рекламы очень мало и выжить за ее счет невозможно, а потому нужна поддержка местной администрации. Очень хорошо, если власти решают, что их городу нужно свое телевидение, и хотя бы частично его финансируют. В идеале местные власти должны были бы финансировать только сам факт существования телекомпании и не вмешиваться в редакционную политику. Но чаще всего это только «в идеале».
       — Рекламный рынок в России почти не развит, и поэтому словосочетание «частная независимая телекомпания» звучит довольно странно.
       — Да, рекламный рынок, который сегодня существует в регионах, не в состоянии поддержать местное телевидение. Ведь количество рекламы зависит от уровня покупательной способности — никакой рекламодатель типа «Нестле» не будет покупать три минуты рекламного времени в стотысячном городе, он лучше купит одну минуту на федеральном канале и заплатит сравнительно небольшие деньги. Вообще цена рекламной минуты в России очень занижена не только на региональных, но и на федеральных каналах, которые имеют большую аудиторию и хорошие рейтинги. Поэтому, я думаю, каналы должны образовывать рекламодателя, предлагая ему нестандартные маркетинговые ходы. Многим кажется, что делать телевидение очень просто: создать канал, продать пять минут рекламы, на эти деньги сделать новые программы — и канал станет популярным. Но телевидение — сложная наука, а в нашей стране еще и большая политика. Многим телекомпаниям за годы работы так и не удалось стать сильными и независимыми...
       — С рекламой мы более или менее разобрались: ее крайне мало, других источников финансирования практически нет, и появляются понятия: «черный пиар», «заказной материал».
       — Все говорят, что «независимые СМИ» — термин идеалистический, что в нашей стране их быть не может. Но идеальных независимых СМИ не может быть ни в одном городе мира. Важно, от кого они «зависят». Если от любви зрителей, от их числа — это хорошо. А если от «джинсы»... Другое дело, что даже от «черного пиара», государственных денег можно зависеть по-разному: можно соглашаться на все, а можно находить какие-то компромиссные решения, не изменяя своим принципам. От этого зависит уровень доверия зрителя.
       — Есть ли среди региональных телекомпаний те, которые нашли собственный рецепт выживания?
       — Наш конкурс «Новости-Время местное» показывает удивительную закономерность: самые сильные, независимые телекомпании на Урале и в Сибири. А самые зависимые на юге России и на Дальнем Востоке. Север и Поволжье — это «золотая середина». Великолепные телекомпании в Екатеринбурге, Томске, Красноярске, Перми. Замечательные компании работают в небольших городах, названия которых, может быть, не все читатели знают. Например, в закрытом городе Зеленогорске в Красноярском крае есть замечательная телекомпания «Твин».
       — А как вы относитесь к решению представителя президента в Уральском федеральном округе Петра Латышева о создании в своем округе единой телекомпании, то есть собственного телевидения федерального округа?
       — Все эти проекты рождаются от незнания менеджмента телевидения. Что значит создать единую компанию, сигнал которой будет покрывать территорию всего Урала? Это попытка стоит безумных денег. С трудом представляю себе, откуда сейчас наше государство может взять деньги на создание семи каналов, — это сопоставимо по затратам с созданием нового РТР. Это же не просто зарплата для сотрудников и средства на производство программ, это еще и огромная приемопередающая сеть, частоты, лицензии. Я думаю, лучше создавать специальные программы, которые транслировались бы многими региональными телекомпаниями. В этом нет ничего сложного, мы делали такие проекты, и стоит это значительно дешевле.
       — Вы имеете в виду программу «Время местное»?
       — Технология их создания проста: каждая телекомпания, с которой мы работали, еженедельно посылала нам один сюжет. В проекте участвовали десятки телекомпаний, мы в Москве монтировали единую передачу и готовую программу отсылали в регионы бесплатно. 206 выпусков программы за четыре года. По сути, это летопись жизни регионов с 1992 по 1996 год. Недавно 18 телекомпаний России попросили нас организовать эту акцию снова. Конечно, мы не стали отказываться. Это один из примеров создания единого информационного пространства. И мне кажется, что по этому пути могли бы пойти и федеральные округа.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera