Сюжеты

БРЕВНО В ГЛАЗУ

Этот материал вышел в № 70 от 25 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Австралийцы дико доброжелательны по своей природе, воспитанию, условиям существования, а Олимпиада обнаружила в них дополнительный ресурс отзывчивости и приветливости. Спросишь у австралийца на улице, как пройти, например, на пляжный...


       

 
       Австралийцы дико доброжелательны по своей природе, воспитанию, условиям существования, а Олимпиада обнаружила в них дополнительный ресурс отзывчивости и приветливости. Спросишь у австралийца на улице, как пройти, например, на пляжный волейбол, человек десять тебя окружат и начнут указывать руками, иногда в разные стороны, не из умысла, а по незнанию. Искренние, честные граждане, верящие, что и большинство других землян устроены таким же образом. С одним нашим туристом случай произошел анекдотический, мы смеялись, когда он рассказывал в лицах. Подошел на железнодорожной станции к кассе, чтобы взять билет на электричку до Олимпик-парка, у кассира не было сдачи со ста долларов, и тогда служащий поступил странным образом. На клочке бумаги написал примерно следующее: «Податель этой записки заплатит за билет на конечной остановке», и роспись без печати. Это на тот случай, если контролер будет проверять билеты в вагонах. Но за несколько дней мы не видели ни одного контролера в электричках. Заплатил наш соотечественник за билет? Думал-думал и все-таки отдал десять долларов, чем и заслужил у нас устный приз «фейр плэй».
       Преступность в Австралии — мизерная и постоянно сокращается вопреки общемировой тенденции. Рядом с Олимпийской деревней, через улицу — местная тюрьма, аккуратненькая такая территория, изящно обнесенная колючкой, там много свободных мест, камеры впору сдавать туристам, ибо удобства в тюрьме приблизительно на уровне трехзвездочного отеля. И есть мнение, что на время Олимпиады тюрьму следовало бы временно выселить и отдать спортсменам, потому что условия проживания в Олимпийской деревне совсем неважные: тесно, тонкие перегородки между комнатами, как в бамовских вагончиках. Но это не так страшно, потому что все — в равных условиях.
       Отчасти этим обстоятельством — отсутствием почвы и поводов для криминала — объясняется спортивность австралийцев и их яркие, во всяком случае в первые дни Олимпиады, выступления на Играх. Молодежь расходует присущую возрасту агрессивность на спортивных площадках, реализуя свои амбиции. Впрочем, хозяева Игр всегда превышают свой турнирный рейтинг, в этом им помогают и родные стены, и судьи, и дополнительный кураж.
       Нам здесь выражают что-то наподобие соболезнования. Находиться в положении жалеемого — это в спорте и в мужской жизни в целом едва ли не худший удел. Первый раз я ощутил это на собственной шкуре во время разговора с немолодой супружеской парой. Мы сидели рядом на полянке в Олимпийском парке и грелись на сентябрьском (по-местному — мартовском) солнышке в ожидании соревнований по гимнастике. Я отвечал на вопросы и сам расспрашивал. Почему-то разговор вильнул в сторону процесса мирового потепления: мы солидарно опасались таяния арктических и антарктических льдов. Потом австралийцы стали расспрашивать про Россию. В какой-то момент мои собеседники обменялись короткими взглядами, и лица их сделались скорбными. Я догадался: сейчас чего-нибудь скажут про лодку. Да. Всю фразу я не понял, но слово «Курск» прозвучало внятно. Что еще эти двое знают про Россию? У нас чудесные гимнастки, самые красивые, самые сильные! Это правда, я солидарен с этим комплиментом и продолжаю так считать даже после кошмарного вечера, когда наши девочки проиграли румынкам. Вся остальная гимнастика — румынская, китайская, американская, прочая — это от нас пошло, от России, от Советского Союза, от Латыниной, от Астаховой, потом от Корбут, от Турищевой, от Мухиной, от их тренеров и даже от нашего брата журналиста. Когда-то Станислав Токарев такие слова для гимнастики находил, что его олимпийские репортажи хотелось заучивать наизусть. И здесь, в Сиднее, в гимнастике слышится русская нота не только в мелодии «Ямщик, не гони лошадей», под которую исполняла вольные китаяночка. А наша Света Хоркина — несомненно мисс Олимпиада-2000, просто чудо. И вдруг соскользнули ее ладони, не хватило нескольких сантиметров, трех граммов усилия, чтобы удержаться. В большом спорте всегда наряду с очевидными явлениями (сила, мастерство и т.п.) много определяет такая каверзная и абсолютно неуловимая, астральная штука, как удача. Дико не повезло, Света упала, а за ней посыпались остальные. Леонид Аркаев на пресс-конференции поздно ночью выразился не слишком изящно: «Что сказать про бревно? Обосрались мы на бревне».
       Иногда надо произносить правильные грубые слова про себя, чтобы сделать себе больнее и начать жить по-другому. Такого трудного и неуспешного старта на летних Олимпиадах у нас еще не было. Что это? Эпидемия? Может, действительно что-то не то съели и началось это расстройство? А тут и судьи потихоньку делают свое привычное (черное) дело: там и сям нас засуживают, в дзюдо у нас отобрали медали. Судьи, как всякие нормальные хищники, всегда чувствуют слабину и норовят догрызть жертву. Среди здешней нашей олимпийской общественности воцарился не траур, но началось брожение, ропот слышится. Как можно требовать от спортсменов побед, когда тренируются в допотопных условиях! Фитнесс-клубов понастроили с ресторанами, соляриями, морским бризом, стоянками для «Мерседесов», в которых маются и жиреют атлеты-телохранители, дожидаясь жен своих боссов. А элементарных бассейнов и стадионов — с гулькин нос, остатки социализма, нового ничего не появилось, разве что в Москве что-то выросло. Все об этом здесь говорят, в том числе и авторы ситуации, спортивные функционеры, кураторы, но опять-таки и они не главные виновники. Спорт — часть и производное от общего, а наше общее сегодня заслуживает той нелитературной оценки, которую употребил бывалый тренер.
       Но все-таки командные результаты первых дней Олимпиады не следует рассматривать как набросок окончательных итогов, основные разборки на аренах еще впереди, и наши олимпийцы, будем надеяться, своего не отдадут. А отдавать есть что, в самом прямом смысле: надо завоевывать медали, а вместе с ними призовые деньги, чтобы дальше тренироваться и нормально жить. Уж совсем серьезных провалов пока нет, есть отдельные незапланированные неудачи, но цыплят по осени считают, а сейчас только весна и в Южном полушарии, и на Олимпиаде-2000. Есть даже отдельные просветы, в фехтовании например, от которого ждали меньшего. Командная медаль в гимнастике — это все-таки одна медаль, и бывает так, что четверо гимнастов проиграли командное золото, а потом кто-то один выигрывает четыре медали, и сразу станет теплее. Вот Немов выиграл в «абсолюте». Так что еще не вечер...
       Тот разговор с местной парой, рассказ о котором я прервал, несколько откорректировал мои оценки законопослушности австралийцев. В семье не без урода, у них эта поговорка тоже работает. Я похвалил спортсооружения Олимпиады, собеседник меня перебил:
       — А вы знаете, сколько денег украдено? Миллионы! Спенсер Маккольм одновременно с введением в строй олимпийских объектов завершил строительство виллы на берегу океана. Коррупция!
       До боли знакомое послышалось мне в обличительном монологе. Я не выяснил должность Спенсера Маккольма, но, думаю, у нас в России он при его аппетитах был бы всего лишь жалким стажером у наших коррупционеров.
       Кстати, о начальстве. Пока отечественного VIP здесь мало. Ждали губернаторов, они поостереглись, остались на Родине. Теперь ожидаются депутаты. Они могут подъехать, но в усеченном составе. Раньше дух наших олимпийцев поднимали артисты, теперь им это неинтересно, на наших стадионах и в найт-клубах им платят больше. Здесь музицируют для наших спортсменов только братья-близнецы Радчиковы да представители диаспоры. А российским олимпийцам только нужно чуть-чуть удачи, чтобы вытравить уныние, которое все-таки витает в нашей миссии. Иногда для этого достаточно бывает обматерить, помогает лучше, чем песни Димы Маликова и Алсу вместе взятых.
       

       главный редактор журнала «Супермен» —
       специально для «Новой газеты»


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera