Сюжеты

ЯРУКОВЫ

Этот материал вышел в № 70 от 25 Сентября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

На их, ставших теперь сухонькими, плечах — часть истории огромной страны. От иного пенсионера узнаешь столько, что задумываешься: а знаю ли я вообще историю своей страны, судьбу своего народа, далеких и близких людей? Отвечая на эти...


       На их, ставших теперь сухонькими, плечах — часть истории огромной страны. От иного пенсионера узнаешь столько, что задумываешься: а знаю ли я вообще историю своей страны, судьбу своего народа, далеких и близких людей? Отвечая на эти вопросы, ловишь себя на мысли: да ни черта-то мы толком не знаем, не ведаем. За каких-то 70 лет столько учебников истории писано-переписано, что и страны-то своей из них не узнаешь, и к какому роду-племени сам принадлежишь — не угадаешь.
       Единственное, что действительно невозможно переписать, изменить, подлакировать в угоду «текущему моменту», — это история каждой конкретной семьи. С ее великими и совсем простыми личностями, красными и черными датами, белыми хронологическими пятнами... Где те архивы, церковные книги, по которым когда-то можно было составить генеалогическое древо своего рода до ..надцатого колена? Их сожгли и развеяли пепел по ветру...
       И вновь пришло время писать историю. Не страны (одно название которой за один только век столько раз менялось!), не территории (которая то расширялась, то сокращалась в обоих случаях до неприличия). Пришло время писать историю каждой семьи. Суммарность которых и есть единственно правдивая история той страны, которую ты хотя бы единожды в жизни осмелишься назвать своей Родиной.
       Сегодня в рубрике «Незамеченная страна» мы расскажем историю обыкновенной и одновременно уникальной семьи. Всего-навсего семейную историю, из которой, право, узнаешь о своей стране гораздо больше, чем из десятков томов учебников по истории и справочников.
       Прочитав, задумаемся: а что мы знаем о своей семье? Боюсь, ответим одинаково: «Да почти что ничего...»
       Время писать историю.
       Анатолий СТЕПОВОЙ
       
ЯРУКОВЫ
       
       Обычная, нормальная семья: Александр Михайлович, Лидия Ивановна и взрослый их сын Михаил. Но, взглянув с близкого расстояния, нельзя не заметить: цифры, выражающие возраст А.М. и Л.И., вмиг уменьшаются в вихре энергии, излучаемой ими и в ходе увлекательной беседы вбрасываемой мощными потоками в ауру компании. Миша — плоть от плоти родителей; его баритон и голоса старших Яруковых взаимно дополняют друг друга, сливаясь в один органичный, изобилующий подробностями воспоминаний текст.
       Яруковым хватает, чем делиться.
       
       Дедушки и бабушки, отцы и дети
       С какого века у Яруковых принято называть сыновей поочередно Александрами и Михаилами, сейчас уже не вспомнить.
       Дед по этой линии, Александр Михайлович, основал до революции кирпичный завод в Колпине (пригород СПб. — П.Л.) и владел им. Завод работает до сих пор, называется «Knauf-Победа», его хозяева сейчас — немцы.
       «После революции дедушку не расстреляли, не выслали, он остался управляющим на национализированном заводе. По идее, этот завод был бы сейчас нашим...» Документы о владении заводом семья в смутные годы Гражданской предпочла уничтожить...
       Другой дед, Павел Яковлевич Яковлев, — «простой», «крестьянин Тверской губернии», четыре класса образования. Но не странно, что пересеклись жизненные пути детей этих дедушек, выходцев из разных слоев общества: «Яковлев уже служил поваром у Великого Князя Владимира Кирилловича, а все его 5 дочерей закончили Петершулле и Аннашулле», весьма престижные тогда гимназии.
       Затем сестры-бабушки получили высшее образование. Жизнь их сложилась по-разному. «Старшая (Александра Павловна) закончила Смольный институт и в советские годы преподавала литературу и русский язык в школах Москвы и Ленинграда. Средняя (Евгения Павловна) стала художником.
       Лидия Павловна работала на заводе им. Карла Маркса главным инженером-технологом и стояла у истоков создания легендарной «катюши». Олимпиада Павловна закончила консерваторию, преподавала музыку сначала на Родине, а потом в Румынии — уезжала туда с посольством». Знаковый, как нынче говорят, момент: все сестры-бабушки — крестницы Великой Княгини Виктории Федоровны, супруги Кирилла Владимировича Романова и жили до мая 1917 г. практически с семьей великих князей, в их доме № 13 по улице Глинки.
       Дочь Мария Павловна вышла за офицера — полковника, дворянина, жившего, впрочем, как все порядочные военные, скромно. Поженились в начале 1920-х, шла Гражданская, и муж «пошел служить в Красную Армию, а позже, конечно, сидел в тюрьме, наверное, по доносу. Знал в совершенстве японский язык, и его обвинили, назвав японским шпионом». Сидел дядя Леша в одной камере с тогдашним генералом и будущим маршалом СССР и Польши Рокоссовским. Обоих выпустили в 1940-м.
       Но еще до дяди Леши к Маше сватался священник колпинской церкви Боярский — дедушка нашего Д'Артаньяна. «Он был не беден, но что-то у них не задалось».
       Дед-заводчик владел выездом — тройкой лошадей. Отец, Михаил Александрович, родился примерно в 1900 г., «учился в Кадетском корпусе недолго: исключили. Видно, из-за деда-заводчика. Но он все же поступил в 1922 г. в Гидрографическое училище им. Орджоникидзе и окончил его в 1926-м: добился своего — стал отличным офицером и штурманом-гидрографом. На Черном море служил с Юлием Михайловичем Шокальским, выдающимся российским и советским океанографом и картографом, первым президентом Географического общества СССР (с 1917 г.) и почетным членом АН СССР. Затем служил на Севере и умер в 1940-м от инфаркта на корабле из экспедиции Шокальского, будучи его капитаном. Похоронен в Архангельске. Где, в какой могиле — неизвестно.
       Бабушка Евгения Павловна вышла замуж за Михаила Степановича, главного инженера Краматорского металлургического завода. Он отсидел 14 лет в тюрьме. Вышел в 1953-м, ему вернули все звания, но долго он уже не прожил. За отца ответил и сын Юрий: служил на Балтике, командовал тральщиком и обезвреживал оставленные немцами морские мины, но Героя Союза не получил — заменили медалью Нахимова.
       Дед же Павел шел от ученика повара в гостинице «Европейская» в Санкт-Петербурге (нынешняя «Европа». — П. Л.) в 1883 г. до поваров: в 1898-м — у Великой Княгини Ксении Александровны Романовой, а с 1911-го — у Виктории Федоровны Романовой.
       Революция сменила адресатов блюд: с мая 1918-го дед — повар и завстоловой при Ижорском заводе. В 30-х перевелся (и работал до смерти в ноябре 1941 г.) в кооператив «Красная звезда» на Гороховой, № 2: кормил ленинградских чекистов. Те любили покушать сытно, в семейном архиве осталась пара подлинников тамошних меню (см. фото). Закуска холодная, закуска горячая, консоме, борщок, пай и пирожки, таймень «Шамбор», соус раковый, котлеты из цыплят «Дюксель», гарнир, парфе-нуазет, кофе, фрукты... Список кощунственный с учетом голода 1929 г.
       Лидия Ивановна и ее родители — коренные ленинградцы. Отец родился в 1897 г., до войны окончил Политехнический институт, работал в «Ленэнерго». Дожил до 85 лет и умер в 1982-м. Мама всю жизнь вела домашнее хозяйство и умерла, на месяц пережив Победу.
       
       Детство, война, блокада, молодость
       Дед Павел водил внука на ТУ сторону парадов на Дворцовой площади. Александр Михайлович родился в 1929 г.; демонстрации — одно из ярких детских впечатлений. Дед всю ночь накануне готовил фуршеты для персон, являвших народу свои лики с трибун, с его стола питались Жданов и Киров.
       Бабушка Евгения Павловна перед войной вышила гобелен — портрет Сталина (он, верно, и ныне хранится в Музее подарков вождю). Коллекционировала все, что касалось шитья. По Дороге жизни часть Яруковых эвакуировалась, а по пути в Барнаул коллекцию Евгении Павловны украли. И еще бомба разрушила колпинский дом, а пронырливые соседи успели забрать там все добро в свою пользу. Война и блокада славны подвигами народа — и мерзостями негодяев.
       Когда создавали Дорогу жизни, отец Лидии Ивановны участвовал в прокладке силового кабеля под Ладожским озером. Жену и дочь отправил в эвакуацию в апреле 1942-го, а сам остался на казарменном положении до конца войны. После прорыва блокады руководил восстановлением трамвайного движения и электричества на улицах, а после войны вернулся в «Ленэнерго». Награжден орденом Ленина, орденом «Знак почета», медалями. Отучившись в школе № 189 (одна из тех самых бывших «-шулле»), Лидия Ивановна поступила и окончила по специальности «преподаватель английского языка» Пединститут им. Герцена. В 1952-м поступала в Школу-студию МХАТ и... прошла по конкурсу (30 человек на место)! «Но не поехала. Отец не пустил, никого не было в Москве». Поступала и в Ленинградский театральный, прошла все 5 туров. Но не приняли, вместо нее взяли дочь одного из актеров Александринки. Свои люди всегда сочтутся.
       Александр Михайлович с детства путешествовал. С эвакуации. «Морская романтика»? Да, пример отца сыграл значительную роль в тяге Саши к морю, «но не только и не столько. Узнали, есть военное подготовительное училище, там кормят и вообще полное обеспечение».
       
       Курсанты и студентки. И кино...
       В училище Саше сразу понравилось.
       «Наша рота Ленинградского военно-морского подготовительного училища дала стране двух классиков: В. Пикуля и В. Конецкого». Училище издавало свою газету «Юный моряк». В архиве семьи — номер за 28 марта 1946 г., заметка педагога «Исправить недостатки»: «Среди курсантов 1-го курса имеются отличники учебы: Ремизов, Яруков...» Тут же: «Плохо занимаются в этом классе курсанты Пикуль и Запорожец. Они нуждаются в оказании помощи».
       Запорожец стал героем-подводником, Пикуль, с 9-го класса начав писать «Океанский патруль», — известным писателем, а их на комсомольских собраниях ругали за плохую учебу. «Конецкий писал буквально об их курсе. Как они, маленькие еще ребята, жили сразу после войны — голодные, холодные». Сигнальные экземпляры своей первой книжки рассказов «Сквозняк» подарил однокашникам-курсантам.
       Затем Саша окончил Балтийское военно-морское училище.
       Молодому, красивому, в форме и с палашом, Саше отбоя от девчонок не было. Но изо всех красавиц он выбрал одну — студентку Лиду.
       В 1950-м сталинского стипендиата Сашу Ярукова командование училища включило в знамённую группу для парада на Красной площади. В параде Саша участвовал и в 1952-м, но ни разу Сталина не видел: «Шел в ближнем к мавзолею ряду колонны; все равняются направо, а первый ряд смотрит прямо. Принцип тогда был такой: скосил глаза — предал Родину».
       Лидия Ивановна все же снималась в кино: в фильме «Разные судьбы», картинах «Дорогой правды», «Артемка в цирке», «Софья Ковалевская», «Пролог», «Невеста» (в эпизодах)...
       А затем уехала в Североморск, где лейтенант Яруков служил на крейсере «Александр Невский»: в холодном Баренцевом море вылавливал торпеды.
       
       Его оружие
       В 1962 г. Яруков получил «красный» диплом Военно-морской академии по специальности «морское специальное вооружение и системы управления».
       Лидия Ивановна долго не работала: «Растила этого мальчика» (показывает на 41-летнего Мишу, нынешнюю знаменитость питерского FM-радио).
       А у Александра Михайловича начался главный период жизни — он ушел в науку. Военную. Участвовал в проектировании авианесущих крейсеров «Минск», «Киев», «Баку», «Новороссийск» (за который получил орден «За службу Родине в ВС СССР»), тяжелых крейсера «Адмирал флота Горшков» и атомного ракетного «Фрунзе», малого ракетного корабля «Буря». В числе его задач — обоснование, идеология каждого конкретного корабля в системе флота. Затем разработка тактико-технического задания, объясняющего корабль от «а» до «я». Очень сложный документ, составить его может только весьма эрудированный человек.
       На счету А.М. — участие и в проектировании оригинальных машин. Например экранопланов по прозвищу Монстр Каспия.
       Капитан второго ранга Яруков вышел в запас в 1984 г. в возрасте 55 лет.
       
       Жизнь продолжается!
       Родина положила своему славному сыну «огромную» пенсию: 2100. Этого в Питере только и хватает на самое необходимое. «Мне достаточно».
       Он... вышивает гладью: «Года два-три назад начал, видно, передалось с генами». Классно вышивает! — и раздаривает работы родственникам и знакомым.
       Ходит в училища на встречи выпускников. В обоих военных вузах на золотых досках почета выбиты в граните имя и фамилия давнего выпускника: «Яруков Александр Михайлович».
       Лидия Ивановна и по сей день в Русском географическом обществе: пишет статьи, занимается научными изысканиями.
       ...Празднуя 45-летие свадьбы, Яруковы пригласили «всех друзей, кто еще жив, но обширного застолья не делали», не очень любят пышные торжества. Воспитаны в скромности.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera