Сюжеты

КАК СТАТЬ АГЕНТОМ ЦРУ?

Этот материал вышел в № 73 от 05 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В метро. Там можно приобрести любые корочки В метро можно купить все! Как говорится в озорной частушке, кроме шила и гвоздя. И еще, пожалуй, керосина. Но зато в светлом, прекрасном московском подземелье можно раздобыть за деньги то, что...


В метро. Там можно приобрести любые корочки
       

 
       В метро можно купить все! Как говорится в озорной частушке, кроме шила и гвоздя. И еще, пожалуй, керосина. Но зато в светлом, прекрасном московском подземелье можно раздобыть за деньги то, что вообще нигде не продается: свет знаний — высшее или просто школьное образование. Да будет известно милиции и властям, что этой уникальной возможностью широко пользуются разного рода авантюристы, жизнерадостные проходимцы и вообще неаттестованные смелые лентяи, которых выперли из института за прогулы и невежество.
       Один из этих непотопляемых людей явился недавно на колбасный завод — там требовался санитарный врач. Его уже было приняли на щепетильную работу, от которой зависит благополучие миллионов потребителей любимой российской еды. Новичок предъявил шикарный красный диплом с отличием, прекрасную трудовую книжку с бесконечной цепью благодарностей.
       Жизнь покупателей спасла уборщица: ее зять некогда тоже закончил в Ленинграде медицинский институт и, услышав фамилию нового работника, улыбнулся: не тот ли это знаменитый первокурсник, которого отчислили за то, что возле станции метро «Невский проспект» он продавал скелет из анатомички? Но в красном документе были подписи самого ректора и декана, который лично руководил исключением. Легкое исследование анатомии диплома показало, что он, несомненно, фальшивый.
       В московском метро можно получить высшее образование по любой специальности. Можно окончить даже легендарный МГИМО, в который во все времена принимают известно кого. С печатью в дипломе, с подлинной подписью прославленного ректора.
       Если есть потребность, смелость и деньги, нет никакого труда разжиться фальшивыми документами, очень похожими на подлинные. Это знают все москвичи, кроме милиции. Даже приезжий люд. Торговцы не прячутся. Они стоят открыто, главным образом неподалеку от эскалаторов в час пик, когда перед движущейся лестницей собираются быстротающие очереди. Стоят с картонными вывесками на груди: «Дипломы, аттестаты, трудовые книжки». Не заметить их может только тот, кто неграмотен.
       Недавно знакомая эмигрантка вернулась на родину специально для того, чтобы приобрести недостающие документы. Она обернулась за очень короткое время. День пошастала в переходах метро, перезнакомилась со всеми продавцами, выяснила возможности и цены, нашла самые выгодные. Встретилась со знаменитым Петей, который в определенное время ошивается у метро «Арбатская». Он лучше всех московских жуликов работает с компьютером, имеет запасы образцов дипломов всех вузов Москвы, знает, какие учреждения не сдали в Государственный архив бухгалтерские документы, и потому может скопировать на пустом бланке все печати, все подписи, печатью и подписью «подтвердить» справки о получаемой заработной плате. Они нужны людям, уходящим на пенсию: можно поставить любую цифру полученного заработка — и будущая пенсия от этого получится самой высокой, как у профессора.
       Из Москвы бывшая наша соотечественница уезжала окрыленной. Призналась, что таких низких цен на свой товар не ожидала. Только 550 немецких марок и бутылка неслыханно прозрачного шведского «Абсолюта».
       
       В российской столице всяких фальшивых документов, несомненно, больше, чем в любой столице мира! Сами работники метро, наверное, знают это лучше всех. Каждый начальник станции может показать сотню-другую хранящихся у него для очередной сдачи в управление метрополитеном вполне липовых «удостоверений». Бойкие привратницы отобрали их у пассажиров, которые намеревались пройти в нашу светлую подземку низменным, обманным способом. Роскошные корочки «ФСБ» и даже «КГБ», хотя этого грозного учреждения теперь нет — благодаря демократическому переименованию. На станции «Таганская» у одного школьника с длинной худющей шеей (что и стало подозрительным) отобрали удостоверение «ПРОКУРАТУРА». Этот восьмиклассник оказался — ни за что не отгадаете! — «следователем по особо важным вопросам».
       Около метро «Арбатская» за двадцать рублей и сейчас можно купить еще не такое, но пустое, без вкладыша, а за тридцать — с вкладышем, который ждет печати. Но это не трудности! Долговязый, одетый в коричневую кожанку Саша, который в прошлой жизни был Петей и Лешей, отнюдь не скрывает, что это препятствие можно обойти. Цены на фальшивые документы, как и на хлеб, молоко, как и на услуги общественных туалетов, поднялись: теперь диплом стоит 500 долларов. С подлинными подписями ректора, давешнего или действующего, с самой настоящей гербовой печатью.
       На бестактный вопрос о способе изготовления печати: «Сканер?» — Саша (Петя, Леша) ответил с обидой: «Фирма веников не вяжет. Натуральная!»
       Наверное, он не врал. Некоторое время назад был пойман с поличным изготовитель «подлинных печатей». Он наловчился делать их по образцу — быстро, четко и без серьезных грамматических ошибок, хотя и был замечен благодаря одной из непростительных: постоянно рисовал «инстЕтут».
       Рядом с нынешним Сашей — еще несколько столов, на которых разложен «шутейный» товар. За те же двадцать рублей можно купить забавные корочки: «ФБР», «ЦРУ», удостоверение нового русского, члена мафии, удостоверение красавицы, члена Партии любителей пива и тому подобные веселые изделия. А также вполне серьезные: «МВД», «Пресса», «ФСБ», «Прокуратура» — с государственным гербом на лицевой стороне, но без вкладыша. Но спрашивается: а зачем по соседству стоит великий мастер Саша (Петя, Леша)?
       Корочки с солидным печатным вкладышем — оставлены свободные места для имени, фамилии, названия учреждения и должности — стоят чуть дороже. Своим глазам не поверил: двое парней, только что за тридцать рублей купивших темно-красные корочки с золотистым гербом «Удостоверение МВД», остановились в вестибюле станции, отошли в сторонку, один присел на корточки и, подложив портфель, стал что-то писать. Потом оба приняли важный вид и небрежно показали женщине у эскалатора удостоверение сотрудника министерства, борющегося с преступностью. Строгая контролерша пропустила их не глядя: все люди, имеющие солидные корочки с гербом, пользуются правом бесплатного проезда. В суете вечернего часа пик, когда большинство пассажиров проходит не через турникеты, а мимо единственного незагороженного входа, она не заметила, что такое красивое удостоверение осталось без фотокарточки.
       Может быть, парни не считали, что творят преступление? В самом деле, чем они хуже чиновников, которые пользуются сомнительным правом не платить за проезд? Ровно половина пассажиров показывает в метро контролершам вместо билета корочки — подлинные и фальшивые! Однако администрации метро все это по фигу — недостающую выручку она немедленно возмещает повышением тарифов для честных пассажиров.
       Администрация и милицейская охрана метро вообще почему-то избирательно относятся к людям, которые у всех на глазах пренебрегают Уголовным кодексом. Из подземных дворцов были решительно изгнаны самовольные продавцы газет: они не заплатили за право торговать в метро. Но торговцы фальшивыми дипломами тем более не имеют лицензий! На подземных станциях осталась только та торговля, которая дает доход владельцу, но без размышления, вредит ли она обществу и людям. Врачи-окулисты давно протестуют против продажи очков в метро. Они отпускаются без рецептов, в спешке, на бегу — как товар повседневной необходимости, наравне, например, с солью или луком.
       
       В последнее время все больше обнажается порча, которая выползает из метро. Отделы кадров стали пристальнее относиться к документам, которые им предъявляют. В один государственный комитет, который возглавил известный демократ-реформатор, вслед за ним пришли еще два прогрессивных молодых энтузиаста, обещавших произвести революцию во всей отрасли. Однако инспектор отдела кадров, женщина немолодая и подозрительная, с не лучшим прошлым, потребовала от новичков документы о высшем образовании. После долгих отговорок («все некогда, и вообще довольно заниматься бюрократизмом») оба новичка принесли превосходные дипломы. Оба оказались «академиками» — один вполне успешно окончил Российскую экономическую академию имени Г. В. Плеханова, другой — Академию леса. Что самое интересное, оба они окончили курс наук в 1991 году — тогда, когда учебные заведения назывались иначе: первый вуз был скромным, не очень престижным Институтом народного хозяйства, другой — самым захудалым Лесным институтом в Подмосковье. Узнав об истинных названиях своих «альма-матер», будущие реформаторы, претендовавшие на высокие должности в государственном аппарате, попросту сбежали. Не исключено, что они теперь руководят в каких-нибудь других учреждениях, больших или маленьких.
       Фальшивые документы проникают во власть, в медицину, школу, производство. Когда в Москве обрушился новый, еще незаселенный дом, говорили, что его построили под руководством «инженеров», которые «окончили» какую-то строительную академию.
       Нельзя сказать, что милиция метро совсем не занимается продавцами фальшивых документов. Иногда происходят перемещения «торговых рядов». Одно время эти смелые продавцы лучше всего освоили станцию метро «Комсомольская-кольцевая» — там женщины с тревожными взглядами и с картонными рукописными вывесками в руках («Дипломы, аттестаты, трудовые книжки») стояли возле всех эскалаторов, спускающихся вниз. Это была самая бойкая в Москве ярмарка поддельных документов. Там совсем не боялись местных милиционеров, но все-таки немножко страшились их начальников, потому и озирались. Напрасно! Милицейское начальство не ездит общественным транспортом.
       Потом «центр» переместился в переходы станций «Новослободская» и «Белорусская». Сейчас «ряды» стали летучими, и рынок вновь оживляется. Снова наступило раздолье. Об этом можно судить по деятельности истинного «центра», который так и остался возле станции метро «Арбатская».
       Не иначе у этого запретного бизнеса имеется какой-то влиятельный покровитель. Об этом можно судить даже по тому, что транспортная милиция не имеет «никакой возможности» поговорить с журналистом по поводу торговли в метро запретным товаром: надо обращаться в пресс-центр. Но об этом лучше всего знает все-таки милиционер.
       
       Еще лучше должен бы знать начальник управления метрополитеном Дмитрий Гаев. Года два назад именно по его инициативе из подземного храма убрали частных продавцов печати, уменьшили ассортимент товаров, продающихся на станциях, но, не спросив совета врачей, разрешили торговать очками. Все легальные торговцы вносят метрополитену арендную плату. Но — отбрасывая криминальный характер уникальной торговли фальшивыми документами, — почему метро не взыскивает деньги с продавцов, которые открыто, бесстрашно извещают пассажиров о своей подсудной деятельности? Его сотрудники не замечают ее?
       Трудно поверить, что орудующие швабрами под ногами проходящих пассажиров уборщицы, дежурные «красные шапочки» с их круглыми флажками, наконец, начальники станций не замечают преступных торговцев. Наконец, с давних времен в метро имеется свое «телевидение»: залы, переходы, пространство перед эскалатором просматриваются насквозь. Неужели камера «не берет» только тех, кто нарушает закон? Тогда стоит ли говорить, что метрополитен чуток к возможным террористам, хотя и беспрерывно напоминает пассажирам о бдительности, об осторожности с забытыми вещами?
       Нет, не напрасно в метрополитене дали волю криминалитету. В этом будет полезно разобраться прокуратуре, той, которая, имея право бесплатного проезда, носит в кармане и предъявляет отнюдь не фальшивые удостоверения личности, — они выдаются не только для предъявления у входа в метро.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera