Сюжеты

ГДЕ ТАЛИБЫ СДАЮТ ХВОСТЫ

Этот материал вышел в № 73 от 05 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Почему вооруженные студенты вызвали такой переполох Похоже на то, что талибы дожимают панджерского льва Ахмад Шаха Масуда и недалек тот час, когда они установят полный контроль над всей территорией Афганистана. Ставка Москвы и Ташкента на...


Почему вооруженные студенты вызвали такой переполох
       
       Похоже на то, что талибы дожимают панджерского льва Ахмад Шаха Масуда и недалек тот час, когда они установят полный контроль над всей территорией Афганистана. Ставка Москвы и Ташкента на войска Северного альянса (Масуд—Раббани—Дустум) оказалась битой. Тем не менее победу талибов назвать окончательной нельзя. В Афганистане достаточно труднодоступных мест, в которых противник может укрыться и продолжить войну.
       Власть талибов на севере Афганистана никогда не будет прочной. Там в основном проживают узбеки и таджики. Движение Талибан между тем состоит из пуштунов. Им придется быть готовыми вести длительную борьбу с партизанами.
       Между тем, как свидетельствует история Афганистана, мир там наступал только тогда, когда удавалось достичь компромисса по вопросу о власти между основными этническими группами и племенами.
       Многие российские и зарубежные СМИ предрекают поход талибов в Центральную Азию и начало большой войны. Им вторят некоторые политики и военные. Причем не исключают вероятности появления талибов на берегах Волги.
       Конечно, трудно представить себе, что может прийти в буйную голову фанатика. Однако предполагать, что в штаб-квартире талибов сидят недоумки, тоже было бы неверно.
       В Центральной Азии талибов встретит враждебно настроенное население, узбекская армия и 201-я российская дивизия, расквартированная в Таджикистане. В тылу у них останется Масуд со своими отрядами. Кроме того, следует учесть, что, пока талибы резвились внутри Афганистана, мир на это смотрел сквозь пальцы. Если же они двинутся через границу на север, о международном признании им надолго придется забыть. Так что непосредственная военная угроза талибов для Центральной Азии и России — это миф. Который сегодня просто выгоден. Угрозы как геополитический фактор, увы, необходимы. Красные, коричневые, зеленые — цвет определяет заказчик.
       Реальная угроза состоит в перспективе ползучей идеологической и масштабной героиновой экспансии из Афганистана. Идеология талибов не имеет ничего общего с исламом. Она представляет собой смесь из фрагментов религиозных учений радикального толка, сдобренных цитатами из Корана и откровениями местных и пакистанских духовных наставников. Это идеология стабильного беспорядка. Она очень выгодна бандитам, наркобаронам и полевым командирам. Под ее прикрытием талибы основали экономику, ориентированную на производство наркотиков, и навязывают стране средневековые нравы.
       Перед лицом этой угрозы наиболее слабым звеном в ЦА является Таджикистан. Надо признать, что идеологическая и героиновая экспансия через таджикские ворота, охраняемые 201-й дивизией, ведется уже давно. Однако в ближайшей перспективе ее масштабы могут резко возрасти. Дело в том, что именно в Таджикистане у талибов с недавних пор обнаружились союзники, которые также чувствуют себя комфортно в условиях гражданской войны и смуты.
       
       Сегодня таджикское государство разлагается на глазах; грань между чиновником и заурядным бандитом стерта без следа. Типичный средний портрет большого человека в Таджикистане сегодня выглядит следующим образом: как правило, это не испорченный образованием дремучий тип родом из провинции, с психологией мясника. В стабильном и нормальном обществе он не смог бы подняться выше завхоза, чайханщика, в случае крайнего везения — председателя совхоза. Благодаря смутному времени подобные субъекты всплыли с самого дна жизни и теперь определяют уровень морали и закона в Таджикистане.
       В 90-х годах Таджикистан сначала военным, потом мирным путем оказался разделен на сферы влияния между лидерами власти и оппозиции. С недавних пор процесс раздела стал развиваться вглубь. Лакомые куски теперь делят полевые командиры всех уровней. По праву силы.
       Процесс мирного урегулирования конфликта, в основу которого было положено соглашение между властью и оппозицией, постепенно вырождается в сговор между кланами. Во властных структурах республики заправляют два субъекта с темным прошлым и не менее примечательным настоящим: М. Убайдуллоев — от кулябского клана и министр по чрезвычайным ситуациям Мирзо Зиёев (по кличке Джага) — от оппозиции. Президент РТ Эмомали Рахмонов превратился в номинальную фигуру. Его власть фактически не распространяется дальше стен президентского дворца.
       Представители оппозиции активно осваивают министерства и ведомства республики (по соглашению с властями им положено 30% должностей в руководстве РТ). По свидетельству местных наблюдателей и очевидцев, в тех структурах, которые попали в руки оппозиции, царит полный беспредел.
       
       Секрет взаимопонимания между властью и бывшей исламской оппозицией кроется в успешном разделении сфер влияния в наркобизнесе. И этому есть весомые подтверждения. Не случайно в последнее время на транзите наркотиков за пределами РТ все чаще стали ловить чиновников различного ранга. Так, например, в конце прошлого года в Москве были задержаны фельдъегеря из РТ, перевозившие в диппочте 6,5 килограмма героина. В этом году случаи поимки наркокурьеров, в которых в той или иной степени фигурируют представители официальной власти РТ, участились. Последний пример — задержание в Казахстане автомобиля посла Таджикистана, в багажнике которого обнаружили большую партию героина.
       
       Ничем иным, кроме сговора, нельзя объяснить и превращение боевиков из непримиримого крыла таджикской исламской оппозиции в союзников власти. Например, еще месяц назад власти Таджикистана рассматривали полевого командира Мулло Абдулло в качестве врага, который должен был быть уничтожен вместе со своей бандой. Сегодня Рахмонов по рекомендации одного из лидеров оппозиции Саида Абулло Нури предлагает М.Абдулло солидную должность в структуре исполнительной власти, порождая своими собственными руками еще одного Джагу.
       Обстановка в республике компрометирует ОБСЕ и Россию. В Таджикистане сегодня ни для кого не секрет, что главные позиции в наркоторговле занимают ведущие представители правящего кулябского клана и Исламской партии Таджикистана Убайдуллоев, Зиёев и другие.
       Тем временем за спиной 201-й дивизии банды фанатиков из так называемого Исламского движения Узбекистана (ИДУ), поддерживающие превосходные и ничем не омраченные отношения с лидерами таджикской оппозиции, пытаются прорубить коридор в Ферганскую долину с целью прокладывания новых наркомаршрутов в Центральную Азию, Россию и далее в Европу. По имеющимся данным, августовский поход боевиков ИДУ в Киргизию и Узбекистан прикрывал Зиёев, пока Рахмонов отдыхал в Сочи.
       После того, как вокруг обстоятельств перехода боевиков в Узбекистан и Киргизию разразился скандал, Рахмонов съездил в вотчину оппозиции — Припамирский регион. И заявил: никаких баз боевиков в Таджикистане нет.
       Это — ложь. Потому что такие базы как раньше, так и в настоящее время располагаются на востоке Таджикистана: в горных районах Тавильдара, Джиргаталь и Каратегинской зоне. Власти Таджикистана заявляют, что боевики ИДУ еще в мае этого года ушли в Афганистан. Однако на самом деле тогда через границу в Мазари-Шариф ушел только один из отрядов Джумы Намангони численностью около 150 человек. Основные его силы по-прежнему находятся на востоке Таджикистана.
       Многие аналитики уже писали: обо всем этом известно Москве. После этих публикаций со стороны Кремля не последовало ни опровержения, ни официального заявления с осуждением деятельности террористов. В то же время СМИ России заполнены страшилками об угрозах исламистов, масштабах террористической деятельности, количестве диверсионных групп и т.д. Это можно было услышать и из уст официальных лиц.
       
       Для чего же миф о нападении талибов нужен России? То, что это миф, — очевидно. Как плохо вооруженные студенты разрушенной страны могут выйти к Волге, куда с трудом добрались войска вермахта?
       Начнем с того, что проблема талибов создана почти умышленно. Во всяком случае, «поддержка» Северного альянса (Масуд — Раббани — Дустум) была явно рассчитана на его поражение.
       Война в Афганистане, как ни странно, была выгодна России: мотивировала присутствие войск в Таджикистане, напоминала Узбекистану, что существуют угрозы, с которыми он не справится в одиночку даже при помощи заокеанских друзей.
       Талибы делали Россию незаменимой в регионе, а Рахмонова — первым лицом в президентской иерархии Востока. В окружении 201-й дивизии он мог свысока смотреть на Каримова, Акаева и Назарбаева.
       После победы талибов ситуация резко изменились. И Ястржембский срочно вылетел в Исламабад, откуда и планируются маршруты военных походов талибов. Не ясно пока, для чего он полетел туда: предотвращать будущие войны или будущие союзы? Скорее второе.
       Незачем талибам нападать на Таджикистан. За них это сделал воин по имени Героин. (Он уже и до Волги дошел, и взял Москву.) Две героиновые республики скорее договорятся, чем будут воевать. Тогда зачем нужна 201-я дивизия и всегда опаздывающая и непредсказуемая Москва?
       Маленькие войны в Киргизии и Узбекистане начинались в таджикских горах. Как вовремя они начинались и какие дипломатические задачи решали! Теперь управляемость демократии на Востоке резко осложнена...
       Россия, определяя своего стратегического партнера в Центральной Азии, выбрала Рахмонова. Ставка оказалась неудачной.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera