Сюжеты

Вадим ВЕРНИК: «МНЕ ХОТЕЛОСЬ ПОКАЗАТЬ ДРУГУЮ МОЛОДЕЖЬ, О КОТОРОЙ МАЛО ЧТО ИЗВЕСТНО»

Этот материал вышел в № 74 от 09 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«МНЕ ХОТЕЛОСЬ ПОКАЗАТЬ ДРУГУЮ МОЛОДЕЖЬ, О КОТОРОЙ МАЛО ЧТО ИЗВЕСТНО» Скажу честно, я очень удивилась, узнав, что Вадим и Игорь Верники — близнецы. Слишком уж отличается то, чем они занимаются, по крайней мере на ТВ. Если один брат, актер и...


«МНЕ ХОТЕЛОСЬ ПОКАЗАТЬ ДРУГУЮ МОЛОДЕЖЬ, О КОТОРОЙ МАЛО ЧТО ИЗВЕСТНО»
       
       Скажу честно, я очень удивилась, узнав, что Вадим и Игорь Верники — близнецы. Слишком уж отличается то, чем они занимаются, по крайней мере на ТВ. Если один брат, актер и шоумен Игорь, заставляет юных дев по субботам на первом канале искать неведомое седьмое чувство, то другой, журналист Вадим, два раза в месяц пускается в путь по не замеченному массовым зрителем каналу «Культура» на поиски молодых да ранних, но сильно отличающихся от «расчувствовавшихся» в программе брата
       
       — Вадим, ваша программа «Кто там...» сильно отличается от всего посвященного молодым людям на отечественном ТВ. Как возникла ее идея?
       — Когда-то я делал на российском канале программу с сухим названием «Субботний вечер со звездой». Я занимался этим проектом с большим удовольствием, потому что всегда сам мог выбрать героя. И я выбирал звезд первой величины: Плисецкую, Вишневскую и Ростроповича, Чурикову, Табакова, Калягина, Ананиашвили и даже Пеле... Прошло какое-то время, и я понял, что мне как журналисту гораздо интереснее делать программу про молодое поколение в искусстве. И это была не абстрактная идея. Я вижу, что есть очень достойные молодые люди, которые серьезно претендуют на то, чтобы занимать ведущие позиции в искусстве. Сейчас такое время, что всюду нужны «звезды»: в прессе, на телевидении, на радио... Чтобы о человеке рассказать, нужно, чтобы он был известен, а чтобы он был известен, нужно, чтобы о нем как-то узнали. Абсолютно замкнутый круг, и прорвать его очень сложно. Я предложил идею каналу «Культура», сразу оговорив, что героями программы будут представители всех жанров искусства, кроме попсы. Шоу-бизнес развивается совершенно по другим законам, и там совершенно не обязательно быть талантливым, и способы дойти до зрителя совсем другие.
       — Почему именно «Культура»? Ведь очевидно, что на этом канале больших прибылей ждать не приходится?
       — Мне кажется, проект идеально вписывается в концепцию канала и он не настолько финансовоемкий, чтобы обязательно привлекать дополнительные спонсорские силы.. К тому же программа все равно не массовая, и люди, которые смотрят, например, программу «Аншлаг», вряд ли будут ее смотреть. Для меня важна моя аудитория, для которой я, собственно, и делаю передачу. Канал «Культура» ориентируется на интеллигентных людей разного возраста. Программа «Кто там...» тоже рассчитана на них. К тому же на «Культуре» очень комфортная атмосфера для творчества. Остальные каналы забиты политикой и попсой, которая приносит деньги. На телевидении вообще очень мало программ об искусстве, а то, что есть, посвящено либо тем, кто ушел из жизни, либо культовым фигурам. Все идет опять же по замкнутому кругу, и никто не хочет его разорвать.
       — Раньше зрители знали и подающих надежды актеров, и музыкантов, а теперь даже интересующиеся искусством люди после ваших программ удивляются: почему этих ребят до сих пор мало кто знает?
       — Сегодня множество людей увлекаются политикой. А жить одной политикой мне как-то не очень хочется. И сериалы смотреть не хочется. Я уверен, есть аудитория, которой интересно узнать, что реально сегодня происходит в искусстве. Да и время такое — срез веков. Программа «Кто там...» о тех, кто уже заявил о себе в профессии. Не «алло, мы ищем таланты», где человеку дают шанс и он может им воспользоваться. Люди, о которых я снимаю программы, достаточно молоды, от 17 до 34, но они личности и уже многое сделали. Мне хотелось показать другой срез поколения, о котором мало что известно. Мне хотелось показать, что в цирке с уходом из жизни Юрия Никулина ничего не остановилось. После легендарной Плисецкой нет вакуума в балете. То же самое в драматическом театре. У нас есть выдающиеся актеры — Чурикова, Табаков, Калягин, но это не та граница, за которой пустота. Есть люди нового поколения с новым мышлением, которые не менее талантливы.
       — Как вы выбираете героев программы?
       — Конечно, все, что связано с искусством, — субъективное, вкусовое. Я могу пойти в театр и увидеть актера, играющего маленькую эпизодическую роль, но с какой-то искрой, изюминкой, и тогда мне интересно понять, что за этим стоит.
       — Другими словами, вы занимаетесь меценатством?
       — Не могу сказать, что это меценатство в том смысле, что я просто помогаю попасть на экраны. У меня другая задача. Я стараюсь проследить появление новых звезд, рассказать о них. Это скорее попытка показать, что, кроме той, искаженной, стороны, которую нам навязывают, есть и другая сторона.
       — Вы следите за тем, что становится с вашими героями после вашей программы? Вы общаетесь, дружите?
       — Конечно, слежу. С кем-то завязываются дружеские отношения. Главное — я вижу, что никто из них не остановился в своем творческом развитии. Они заряжены на успех.
       — Но любая телепрограмма — это хорошая реклама, пиар для молодого артиста. К вам, наверно, приходили друзья со словами: у меня есть талантливая девочка, сними ее?
       — Чаще приходят и говорят: мы с тобой знакомы, сними меня! Тут я всегда встаю на дыбы. У меня это вызывает какое-то внутреннее отторжение. Беда еще и в том, что нет пока хорошей информационной базы молодых и талантливых, приходится идти на прорыв. Когда я встречаюсь с потенциальным героем программы, смотрю его работы, то знаю — программа может получиться настоящей, только если мне удается зажечься самому.
       — Чем вас, театрального критика по образованию, привлекло телевидение?
       — Когда я заканчивал театроведческий факультет ГИТИСа, ясной цели, кроме желания работать в литчасти театра, у меня не было. Но все места в театрах были заняты, и я пошел работать в газету. Никаких амбиций у меня вообще не было, по поводу телевидения тем более... Однажды мы познакомились с Димой Дибровым. В ту пору он делал совместный проект с Андреем Столяровым. Но тогда я был настолько несведущ в телевидении, что даже считал, что Дибров—Столяров — это один человек. И Дибров предложил мне вести программу про кино, что поначалу вызвало у меня панический страх. Первое время для меня самыми счастливыми были мгновения, когда звонили и сообщали, что запуск программы откладывается, — так было страшно. Первая съемка была с Ларисой Удовиченко. Мне никто не успел объяснить, что и как надо делать. И с тех пор я считаю, что практика учит лучше всего.
       — Как учат плавать, бросая в воду....
       — Точно. Я работал, но поначалу не было внутренней уверенности. И тогда я решил, что если мы запишем еще несколько интервью и эта уверенность не появится, то я уйду раз и навсегда. Но, к счастью, наступил момент во время беседы со Светланой Немоляевой, когда мне стало все равно, включена камера или нет...
       — Ваш брат Игорь Верник сейчас ведет шоу «Седьмое чувство», тоже посвященное молодым, но концепция которого очень сильно отличается от концепции вашей программы. Вы с братом оказались по разные стороны баррикад?
       — Игорь для меня не только брат, но и друг. И несмотря на то, что мы близнецы и близки внутренне, мы абсолютно разные по характеру, темпераменту и очевидно, что мы занимаемся разными вещами. И молодые люди, герои наших программ, тоже разные. А то, что мы полярны, так это же здорово!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera