Сюжеты

ЭЛЕКТРОФИКЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ

Этот материал вышел в № 74 от 09 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Игра ЕЭС не стоит свеч 25 сентября в скромном городе Струнино Владимирской области отключили электричество. За неуплату, естественно. АО «Владимирэнерго», которое питает энергией управление коммунального хозяйства города Струнино, вырубило...


Игра ЕЭС не стоит свеч
       
       25 сентября в скромном городе Струнино Владимирской области отключили электричество. За неуплату, естественно. АО «Владимирэнерго», которое питает энергией управление коммунального хозяйства города Струнино, вырубило ток «в связи с нежеланием оплачивать текущее потребление энергии и погашать накопленную задолженность перед энергокомпанией» (цитата из «Интерфакса»)
       

 
       Сухая формулировка. Такими уже не удивишь — психология Коха. Вот только за ней жизнь маленькой части большой Родины, которая осталась без света. 17, 5 тысяч человек.
       Туда интересно приехать. Поиграть в ревизора. В который раз попытаться понять суть народной философии: «Что поделать, жизнь такая».
       Задолженность коммунального хозяйства Струнина перед «Владимирэнерго» больше 16 млн рублей. В переводе на цену жизни — энергопотребление за два с половиной года. Парадокс в том, что коммунальное хозяйство получает в основном живые деньги от населения, но оплачивает почему-то только 11 процентов энергии.
       Ток вырубили. Оставили, правда, энергоснабжение предприятий горводоканала, горгаза, больниц, отделений милиции и связи.
       Два дня жили при свечах. Исконно наше: привыкли и не стали искать виновных. Все по...
       ...В сентябрьском Струнине красиво. На станции баба Катя продает желто-зеленые кислые садовые яблоки. Из-под пухового платка на любые каблуки: «Чего тебе, милая?» — «Что, бабушка, платите за свет-то?» — «Усе плотим — вы других ловите». Яблочки почти даром. Одна яблоня — месячная пенсия.
       «За что свет отключали?» — «Говорят, за неуплату». Усталый Валера возвращался с работы. Черные джинсы, кожаная куртка — униформа рабочего провинциала. «И как вы без света?» — «А че мне, я работаю. Был здесь ночью только, спать сразу лег. Утром уехал, да и зачем утром свет. Не знаю, может, и писали наши какую бумагу — я не видел». Мало видно тех, кто видел. Валера работает в Москве, сутки там — двое дома, так многие.
       Он не стал объяснять, где здание ЖКО. Просто взял и проводил. В Большой России все просто. «Красиво у вас тут», — сказали на прощание. «Дыра», — Валера обреченно машет рукой.
       Понятно, пропажа света — не событие, а вот работы в городе нет — это плохо. Когда-то Струнино образовался вокруг большой ткацкой фабрики. Фабрика пыхтела трубами, кормила людей и город. Но это было давно, когда носили «советское». Теперь фабрика — банкрот, а город превратился в спальный район — области невыгоден. Доходы 200—300 тыс. рублей в месяц, расходы — миллион двести только на социалку. Это не считая газа и этой самой электроэнергии.
       Струнино по плану должно давать в год под 5 миллионов дохода, а наскребает чуть больше трех с половиной. Все понятно, только почему отключили свет населению, которое «плотит»?
       У Большой России, которая не Питер и не Москва, региональная логика. Или народная мудрость: не можешь изменить ситуацию — измени свое отношение к ней. Народ прощает власть, как ребенка, который не наигрался. Инстинкт самосохранения заставляет людей продавать яблоки. Честность — платить за свет. Доброта — прощать.
       Власть не ценит. Почему?
       С этим вопросом мы направились к начальнику управления коммунального хозяйства, в народе ЖКО, Виктору Грекову.
       Грекова не было на месте. На бревне у входа расположился Миша, усатый мужик лет под сорок. Курит и пьет — «просто так». Говорит, сидел вместе с мэром города. Мэр города сидел за взятки. Миша гордится знакомством, мужик, говорит, хороший.
       Выбрали его почти единогласно — 76 или 78 процентов «за». «А почему выбрали, не лучшая вроде репутация — судимость для мэра?» — «Жизнь такая, вот и сидел. Он справедливый, хозяйственник». Информация дяди Миши обошлась в две сигареты. «Воры они все. Дач себе понастроили — деревню целую». — «Кто?» — «Ну как кто — директор и все с комбината текстильного. Виллы каменные. Целый поселок фабричных директоров — все начальство там». Выборы не скоро, но дяде Мише не нужны ни «Итоги», ни «Время». Дачи, видать, не в Испании.
       К обеду на рабочем месте появился Греков. Директор ЖКО. Но разговаривать явно не желал, фотографироваться не хотел, настоятельно требовал «нормальное удостоверение» вместо пластиковой пресс-карты и вообще вел себя неадекватно. Почему электричество отключили, если люди платили? «Каждый пятый не платил, а то, что по телевизору сказали...» Путин тоже говорил, что наше телевидение про лодку врет.
       Пресс-секретарь «Владимирэнерго» Елена Орлик стоит на своем — проверяли, ЖКО нарушало закон. Достаточно хотя бы того факта, что управление коммунального хозяйства не заключало с жильцами договоров об оплате коммунальных услуг. Таким образом очень легко «потерять» поступающие от людей наличные деньги. Нет договоров — нет виноватых. Сейчас расследование на тему «куда ушли деньги» проводит контрольно-ревизорное управление Александровского района. Потому что тот, кто платит, страдать не должен.
       Но вот еще один парадокс — в коттедже Грекова свет был. На фабрике — был. В мэрии — тоже. Система энергоснабжения, наверное, в регионах так устроена.
       Мэр города Виктор Карпов уже политик, к нашему визиту отнесся спокойно, как будто ждал. Костюм. Галстук. Свет — ничто...
       «Проблемы возникли из-за бюджета. Все поступления доходной части происходили от градообразующего предприятия — «Струнинской мануфактуры». Сейчас предприятие на грани банкротства. На базе мануфактуры организовали другое предприятие — «Струнинский текстиль». Но оно за старые долги отвечать не будет. И постепенно начинает делать новые».
       А начальство продолжает строить новые виллы. Так говорит народ.
       Раньше жилфонд, котельные и часть энергоснабжающих коммуникаций принадлежали комбинату. После указа президента в 1996 году все скопом передали городу, не подкрепив финансово ни рублем. «Правдами и неправдами мы пытались как-то выйти из этой ситуации, — говорит мэр. — Сейчас мы уже не в состоянии нести этот хомут».
       Сейчас город заплатил «Владимирэнерго» за три месяца и должен представить график погашения прошлой задолженности в течение 2001 года. С января по декабрь 2001-го нужно погасить задолженность в 15 миллионов.
       «ЖКО в данном случае — заложник. Главный неплательщик — это бюджет, но в бюджете нет денег, потому что нет поступлений».
       Странную же манеру Грекова общаться с журналистами, который «если не виноват, то почему так себя ведет», мэр объяснил тем, что глава ЖКО — руководитель молодой и начинающий. «Его загнали в угол. На нем тоже особой вины нет, он работает всего три месяца, а эта сумма — 15 миллионов — скапливалась годами, около пяти лет».
       Примерно столько времени Виктор Карпов занимает мэрское кресло. Совпадение?
       Опять вспомнился Миша...
       Мы уезжали, было холодно. Александровской водкой за 31 рубль поделились с дедом лет семидесяти. Красивый дед — высокий, в шляпе. Наверное, когда-то ее произвела «Струнинская мануфактура». Мы купили деду хлеба и колбасы.
       На счастье. Или на жизнь?
       Бабка у дороги объяснила, как добраться, обещала молиться. Выгребли из карманов мелочь. Нал. Таким же налом бабка платила за свет в ЖКО. За такие же копейки два дня покупала свечки. Мы дали еще — кто знает, может, скоро придется покупать новые.
       А из РАО «ЕЭС» продолжают поступать сухие сообщения: отключена энергия в новом кусочке страны. В маленьком городе, большой деревне, рабочем поселке. Где дома в один этаж, а мэрия — в два. Где правят бывшие зэки, а бабки «все плотят». «Плотят» и молятся.
       

       наш спец. корр., Струнино, Владимирская область

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera