Сюжеты

ЭЛЕКТРОФИКЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ

Этот материал вышел в № 74 от 09 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Игра ЕЭС не стоит свеч 25 сентября в скромном городе Струнино Владимирской области отключили электричество. За неуплату, естественно. АО «Владимирэнерго», которое питает энергией управление коммунального хозяйства города Струнино, вырубило...


Игра ЕЭС не стоит свеч
       
       25 сентября в скромном городе Струнино Владимирской области отключили электричество. За неуплату, естественно. АО «Владимирэнерго», которое питает энергией управление коммунального хозяйства города Струнино, вырубило ток «в связи с нежеланием оплачивать текущее потребление энергии и погашать накопленную задолженность перед энергокомпанией» (цитата из «Интерфакса»)
       

 
       Сухая формулировка. Такими уже не удивишь — психология Коха. Вот только за ней жизнь маленькой части большой Родины, которая осталась без света. 17, 5 тысяч человек.
       Туда интересно приехать. Поиграть в ревизора. В который раз попытаться понять суть народной философии: «Что поделать, жизнь такая».
       Задолженность коммунального хозяйства Струнина перед «Владимирэнерго» больше 16 млн рублей. В переводе на цену жизни — энергопотребление за два с половиной года. Парадокс в том, что коммунальное хозяйство получает в основном живые деньги от населения, но оплачивает почему-то только 11 процентов энергии.
       Ток вырубили. Оставили, правда, энергоснабжение предприятий горводоканала, горгаза, больниц, отделений милиции и связи.
       Два дня жили при свечах. Исконно наше: привыкли и не стали искать виновных. Все по...
       ...В сентябрьском Струнине красиво. На станции баба Катя продает желто-зеленые кислые садовые яблоки. Из-под пухового платка на любые каблуки: «Чего тебе, милая?» — «Что, бабушка, платите за свет-то?» — «Усе плотим — вы других ловите». Яблочки почти даром. Одна яблоня — месячная пенсия.
       «За что свет отключали?» — «Говорят, за неуплату». Усталый Валера возвращался с работы. Черные джинсы, кожаная куртка — униформа рабочего провинциала. «И как вы без света?» — «А че мне, я работаю. Был здесь ночью только, спать сразу лег. Утром уехал, да и зачем утром свет. Не знаю, может, и писали наши какую бумагу — я не видел». Мало видно тех, кто видел. Валера работает в Москве, сутки там — двое дома, так многие.
       Он не стал объяснять, где здание ЖКО. Просто взял и проводил. В Большой России все просто. «Красиво у вас тут», — сказали на прощание. «Дыра», — Валера обреченно машет рукой.
       Понятно, пропажа света — не событие, а вот работы в городе нет — это плохо. Когда-то Струнино образовался вокруг большой ткацкой фабрики. Фабрика пыхтела трубами, кормила людей и город. Но это было давно, когда носили «советское». Теперь фабрика — банкрот, а город превратился в спальный район — области невыгоден. Доходы 200—300 тыс. рублей в месяц, расходы — миллион двести только на социалку. Это не считая газа и этой самой электроэнергии.
       Струнино по плану должно давать в год под 5 миллионов дохода, а наскребает чуть больше трех с половиной. Все понятно, только почему отключили свет населению, которое «плотит»?
       У Большой России, которая не Питер и не Москва, региональная логика. Или народная мудрость: не можешь изменить ситуацию — измени свое отношение к ней. Народ прощает власть, как ребенка, который не наигрался. Инстинкт самосохранения заставляет людей продавать яблоки. Честность — платить за свет. Доброта — прощать.
       Власть не ценит. Почему?
       С этим вопросом мы направились к начальнику управления коммунального хозяйства, в народе ЖКО, Виктору Грекову.
       Грекова не было на месте. На бревне у входа расположился Миша, усатый мужик лет под сорок. Курит и пьет — «просто так». Говорит, сидел вместе с мэром города. Мэр города сидел за взятки. Миша гордится знакомством, мужик, говорит, хороший.
       Выбрали его почти единогласно — 76 или 78 процентов «за». «А почему выбрали, не лучшая вроде репутация — судимость для мэра?» — «Жизнь такая, вот и сидел. Он справедливый, хозяйственник». Информация дяди Миши обошлась в две сигареты. «Воры они все. Дач себе понастроили — деревню целую». — «Кто?» — «Ну как кто — директор и все с комбината текстильного. Виллы каменные. Целый поселок фабричных директоров — все начальство там». Выборы не скоро, но дяде Мише не нужны ни «Итоги», ни «Время». Дачи, видать, не в Испании.
       К обеду на рабочем месте появился Греков. Директор ЖКО. Но разговаривать явно не желал, фотографироваться не хотел, настоятельно требовал «нормальное удостоверение» вместо пластиковой пресс-карты и вообще вел себя неадекватно. Почему электричество отключили, если люди платили? «Каждый пятый не платил, а то, что по телевизору сказали...» Путин тоже говорил, что наше телевидение про лодку врет.
       Пресс-секретарь «Владимирэнерго» Елена Орлик стоит на своем — проверяли, ЖКО нарушало закон. Достаточно хотя бы того факта, что управление коммунального хозяйства не заключало с жильцами договоров об оплате коммунальных услуг. Таким образом очень легко «потерять» поступающие от людей наличные деньги. Нет договоров — нет виноватых. Сейчас расследование на тему «куда ушли деньги» проводит контрольно-ревизорное управление Александровского района. Потому что тот, кто платит, страдать не должен.
       Но вот еще один парадокс — в коттедже Грекова свет был. На фабрике — был. В мэрии — тоже. Система энергоснабжения, наверное, в регионах так устроена.
       Мэр города Виктор Карпов уже политик, к нашему визиту отнесся спокойно, как будто ждал. Костюм. Галстук. Свет — ничто...
       «Проблемы возникли из-за бюджета. Все поступления доходной части происходили от градообразующего предприятия — «Струнинской мануфактуры». Сейчас предприятие на грани банкротства. На базе мануфактуры организовали другое предприятие — «Струнинский текстиль». Но оно за старые долги отвечать не будет. И постепенно начинает делать новые».
       А начальство продолжает строить новые виллы. Так говорит народ.
       Раньше жилфонд, котельные и часть энергоснабжающих коммуникаций принадлежали комбинату. После указа президента в 1996 году все скопом передали городу, не подкрепив финансово ни рублем. «Правдами и неправдами мы пытались как-то выйти из этой ситуации, — говорит мэр. — Сейчас мы уже не в состоянии нести этот хомут».
       Сейчас город заплатил «Владимирэнерго» за три месяца и должен представить график погашения прошлой задолженности в течение 2001 года. С января по декабрь 2001-го нужно погасить задолженность в 15 миллионов.
       «ЖКО в данном случае — заложник. Главный неплательщик — это бюджет, но в бюджете нет денег, потому что нет поступлений».
       Странную же манеру Грекова общаться с журналистами, который «если не виноват, то почему так себя ведет», мэр объяснил тем, что глава ЖКО — руководитель молодой и начинающий. «Его загнали в угол. На нем тоже особой вины нет, он работает всего три месяца, а эта сумма — 15 миллионов — скапливалась годами, около пяти лет».
       Примерно столько времени Виктор Карпов занимает мэрское кресло. Совпадение?
       Опять вспомнился Миша...
       Мы уезжали, было холодно. Александровской водкой за 31 рубль поделились с дедом лет семидесяти. Красивый дед — высокий, в шляпе. Наверное, когда-то ее произвела «Струнинская мануфактура». Мы купили деду хлеба и колбасы.
       На счастье. Или на жизнь?
       Бабка у дороги объяснила, как добраться, обещала молиться. Выгребли из карманов мелочь. Нал. Таким же налом бабка платила за свет в ЖКО. За такие же копейки два дня покупала свечки. Мы дали еще — кто знает, может, скоро придется покупать новые.
       А из РАО «ЕЭС» продолжают поступать сухие сообщения: отключена энергия в новом кусочке страны. В маленьком городе, большой деревне, рабочем поселке. Где дома в один этаж, а мэрия — в два. Где правят бывшие зэки, а бабки «все плотят». «Плотят» и молятся.
       

       наш спец. корр., Струнино, Владимирская область

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera