Сюжеты

XXXXXXXX

Этот материал вышел в № 74 от 09 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Красивое время. Вера, Надежда, Любовь, как говорится Недавно казалось — все! Конец! Дожди пошли, небо серое, солнце, как село, так уж его не поднять нипочем. И холодно! Согреться не успевали — на тебе! — снова заморозки. Походки у людей...


Красивое время. Вера, Надежда, Любовь, как говорится
       
       Недавно казалось — все! Конец! Дожди пошли, небо серое, солнце, как село, так уж его не поднять нипочем. И холодно! Согреться не успевали — на тебе! — снова заморозки. Походки у людей какие-то унылые — голова опущена, плечи подняты, ноги шаркают. А тут еще слух пошел, что свободу слова вот-вот отменят.
       Нервничают люди. За годы свободы много, конечно, намололи языком, но хотелось еще кое-что высказать. Прямо, в лоб, невзирая на лица! И касательно того, что, кто с собаками гуляет, должны сами за собой кал убирать, а то получается, что ступить некуда, и относительно депутатской неприкосновенности, и банковская система в смысле полного дефолта, и все еще задержки пенсий на фоне давления на страну магнатов Международного валютного фонда, не желающих ни хрена в нас инвестировать. И так далее.
       Есть о чем поговорить. А если отменят свободу слова, то, сами понимаете, все! Молчок! Только и останется, покачиваясь в метро в толпе, пристроить на чужую спину книжонку в яркой обложке и читать: «Выстрелы прозвучали ровно в 21 час 32 минуты. Витя Клест, который был на той улице, на которой вся братва, которая не знала, что капитан, который заказал того, который лежал теперь в луже...»
       Короче говоря, лист с деревьев полетел, и в душе все признаки осени.
       И вдруг откуда что взялось?! — солнышко греет, кошки на подоконниках жмурятся, купола сверкают, звон колокольный слышен. Благодать — бабье лето! Только в квартирах холодно. Ну да ведь не квартирой единой жив человек! Хочешь тепла — иди на улицу, грейся. А в квартире свитерок надень, а поверх пальтецо, носки шерстяные... и сиди себе, как барин, возле электрообогревателя и гляди по телеку «Что? Где? Когда?» — чего там старуха из деревни Запателово Тоннинского района спрашивает про три противоречия в заклинаниях афинских жрецов. Олимпиада мелькнула, как райская птица заморская. Телеведущие из отпусков вернулись, Дума опять собиралась всей компахой, схватила быка за рога и пошла дурака валять — тоже не скучно!
       Совсем другая жизнь — бабье лето!
       И запретами, оказывается грозятся не свободе нашего слова, чтоб мы, к примеру, в метро помалкивали, а речь идет о газетах-холдингах, масс-медиа, процентах акций. Из всех этих слов, честно сказать, понятно одно только слово — газета. А «холдинг» — это, короче говоря, непростое слово. Вообще разобраться в разборках — тут какие-то особые мозги нужны. Министр с магнатом подрались?! Как это? Нет, ну как это? Или — кто-то кому-то задолжал (?) двести миллионов долларов! В виде чего? Это колонна грузовиков с пачками денег на борту? Или пароход такой? И как это он задолжал такую сумму? Прикидываешь на свою жизнь, примеряешь ситуацию — не получается. Это что-то высокое, недоступное пониманию.
       На улице останавливают, по телефону звонят: «Мы из центра фиктивных политических конструкций. У нас блиц-опрос для Интернета: как, по вашему, сколько должно быть власти у прессы и сколько прессы должно быть у власти?» Э-э-э, пусть сами разбираются!
       Наслаждайся бабьим летом, лови последние крохи тепла и не лезь в чужие дела! Вот мой совет и доброе пожелание. А то...
       Вот недавно еду я, случилось, на автомобиле в районе Центрального парка имени Культуры и Отдыха. Яркий день — мертвая пробка, конечно, на дороге. Движемся еле-еле. И вот гляжу издали и вижу что-то странное впереди. Стоят на тумбах на тротуаре какие-то фигуры. Кровавого цвета. Вроде люди, а вроде вовсе и не люди. Стоят такие статуи, но кажется мне, что они слегка шевелятся — они так легонько верхними конечностями помахивают. Короче говоря, по причине автомобильного дыма, гари, а также солнечного марева и неважного собственного зрения наблюдаю я что-то тревожное и даже пугающее. Выскакиваю из машины и бегу справиться, что случилось.
       И что бы вы думали? Так и есть! Стоят на тумбах нехорошего розового цвета, вроде как в ободранной коже, Волк, Лиса, Медведь, дальше еще кто-то, может соболя, еноты, бобры, но до них я еще не добежал. И машут, машут они зазывно лапами. А кругом народ идет по своим делам. Торопится народ и не обращает на несчастных зверей никакого внимания. Я кричу: «Что это? Посмотрите! Люди! Это, наверное, звери хотят обратить ваше внимание на бедственное свое положение!»
       А мне один прохожий объясняет: «Чего вы развопились? Это реклама! Реклама мехового магазина, который за углом. И звери приглашают клиентов заходить и покупать изделия из их шкур. Успокойтесь и перестаньте сеять панику». Я подбегаю к Лисе и смутно сквозь ее разинутую пасть различаю вроде человеческое женское лицо.
       Тут начинаю я понимать, что происходит. Но волнение мое не утихает. Я кричу: «Я думал издали, что это унижение животных, но теперь вижу, что это унижение людей. Как же надели на них эти ужасные костюмы и заставили бесконечно торчать на солнце, делая глупые жесты? Глупые, потому что кто же клюнет на такую рекламу? Люди бегом прочь побегут от такого магазина». А мне в спину вдруг довольно явственно говорит Волк: «А ну отойди отсюда! Не мешай работать!» И Лиса всхлипывает: «Где я еще сто рублей заработаю? Вот скажите — где?» А издали Медведь. «Я ему шею сверну, если не сгинет сей момент».
       Я, конечно, маленько отступил, а вот осведомленный прохожий говорит: «Люди очень довольны. Все в порядке. Все по личной договоренности. Вы просто не разобрались».
       Тут и машина моя подъезжает в общем потоке на малой скорости. Я сел на свое место, и поехали мы дальше — к енотам и соболям. И я подумал: может, действительно одни с другими уже кое-как договорились, притерлись? А я лезу, вмешиваюсь. Зря, потому что без результата.
       А рассказал я вам этот эпизод, чтобы опытом поделиться. Идете куда-нибудь — идите, едете — езжайте. А глазеть по сторонам нечего.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera