Сюжеты

ЛУКОЙЛ ИГРАЕТ НА «ТРУБЕ»

Этот материал вышел в № 76 от 16 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

И отрезает от нее конкурентов Когда ЛУКОЙЛ купил «КомиТЭК» и стал главным оператором Тимано-Печорской нефтеносной провинции, мелкие нефтяные компании вздохнули с облегчением. Наконец-то будет наведен порядок в вопросах транспортировки...


И отрезает от нее конкурентов
       
       Когда ЛУКОЙЛ купил «КомиТЭК» и стал главным оператором Тимано-Печорской нефтеносной провинции, мелкие нефтяные компании вздохнули с облегчением. Наконец-то будет наведен порядок в вопросах транспортировки нефти. Прекратится беспредел в вопросах доступа к «трубе». Будет выстроена долгосрочная политика промышленного развития региона.
       Ошибочка вышла. ЛУКОЙЛ не ограничился статусом главного оператора Тимано-Печоры. Ему нужны все нефтяные месторождения провинции. А поскольку юристы нефтяного монстра проигрывают в арбитражных судах один иск за другим, остается единственный способ решения вопросов в свою пользу — беспредел.
       Очередной жертвой беспредела стало небольшое Южно-Ошское месторождение. Проиграв тендер на его разработку и три последовательных судебных разбирательства в различных инстанциях, ЛУКОЙЛ не нашел ничего лучшего, как отрезать победителя тендера от «трубы». Отрезать — в буквальном смысле этого слова.
       Все нефтепромыслы Тимано-Печоры связаны нефтепроводом «Харьяга—Усинск». Владелец «трубы» ОАО «Коминефть» (входит в «КомиТЭК») периодически сокращает объемы прокачки нефти для не зависимых от ЛУКОЙЛа компаний. В число «сокращенных» периодически попадают то «Полярное сияние», то «Тоталь». Предлог для сокращения всегда используется благовидный: ограниченная пропускная способность нефтепровода или профилактические работы по замене дефектных участков «трубы».
       Но в случае с Южно-Ошским месторождением решено было действовать не «терапевтическими», а «хирургическими» методами. Победителем тендера на разработку этого месторождения стала маленькая компания «Колванефть», специализирующаяся на добыче трудноизвлекаемой нефти. К слову, в Тимано-Печоре очень много сложных месторождений, работать на которых приходится шахтовым методом.
       После долгих и безуспешных судебных разбирательств «Коминефть» решила провести на примере «Колванефти» показательную экзекуцию, чтобы другим неповадно было. Под видом профилактических работ на нефтепроводе «Колве» пытаются перекрыть доступ к «трубе». Нагнали рабочих, охраны, но «Колва» держит оборону. Отсылка на временный характер работ никого не обманывает. В России, как известно, нет ничего более постоянного, чем нечто временное. К тому же после окончания профилактики «Колву» вовсе не собираются врезать в основной нефтепровод. Кстати, доля «Колванефти» в основном нефтепроводе «Харьяга—Усинск» составляет всего 1,5 процента от общего объема прокачки.
       На законный вопрос, что будет дальше, первый заместитель президента ОАО «Коминефть» по производству Борис Рамзин ответил: «Никаких гарантий нет. Врезки на этом месте в трубу не будет. Ни о каком проекте я ничего не знаю. У меня есть свой план работ, утвержденный руководством. Я действую по нему. Как дальше будет работать «Колванефть»? Этого я не знаю».
       Сегодня специалисты из «Колвы» предлагают «хирургам» из ЛУКОЙЛа осуществить врезку без остановки основного нефтепровода. Были проведены даже технические расчеты, но в «Коминефти» отвечают, что в чужих подсказках они не нуждаются.
       Все это можно было бы воспринимать как маленькую региональную разборку. Но ЛУКОЙЛ рвется в акционеры и операторы Балтийской трубопроводной системы (БТС), которая должна стать основным экспортным путем северной нефти России. Нефтепровод «Харьяга—Усинск» войдет одной из составных частей в БТС, и тогда ЛУКОЙЛ сможет проводить «обрезание» любой российской нефтяной компании.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera