Сюжеты

НАРКОЗ ВАЛЮТНЫХ ОПЕРАЦИЙ

Этот материал вышел в № 76 от 16 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

От чего пьянеет ЦБ? От «выдачи» разрешений! Бывший зампред ЦБ Сергей АЛЕКСАШЕНКО считает абсолютно неэффективными методы Центробанка и ВЭКа по валютному контролю. Запрещая все подряд, ЦБ поставил бизнес целиком в положение нарушителей...


От чего пьянеет ЦБ? От «выдачи» разрешений!
       

  
       Бывший зампред ЦБ Сергей АЛЕКСАШЕНКО считает абсолютно неэффективными методы Центробанка и ВЭКа по валютному контролю. Запрещая все подряд, ЦБ поставил бизнес целиком в положение нарушителей закона, но снижения оттока капитала все равно не добился
       
       На пути инвестиций в Россию есть несколько известных заборов, через которые никакой инвестор прыгать не станет, — просто потому, что в мире, кроме российского, есть другие прибыльные рынки, притом значительно более дружелюбные. Самый высокий забор с колючей проволокой — это Центробанк и Валютно-экспортный контроль, которые следят за валютными операциями, связанными с экспортом и импортом.
       Идеологом существующей запретительной системы является зампред ЦБ товарищ Мельников, который от всяческих комментариев отказывается. Мельников видит свою задачу в том, чтобы бороться с оттоком капитала. Отток, как известно, происходит по фиктивным контрактам: создаешь за границей свою фирму, которую нанимаешь оказывать тебе какие-нибудь консультационные услуги. Переводишь на ее счет любую сумму, хоть миллионы долларов. Никакие услуги, естественно, не оказываются, а деньги выведены.
       Мельников думает, что с этим можно бороться, для чего издает колоссальное количество инструкций ЦБ, запрещающих все подряд. Все эти инструкции успешно обходятся теми, кто хочет вывезти капитал, зато создают невероятные трудности нормально работающим компаниям.
       Например, российские предприятия нельзя просто так купить валюту и держать на счете — Мельников боится, что вывезут за границу. Разрешено покупать валюту только в том случае, если у тебя есть контракт, для оплаты которого тебе необходима валюта. Как любители вывоза денег решили эту проблему — понятно: стали заключать со своими же заграничными компаниями фиктивные контракты на предоставление тех же консультационных, маркетинговых или инжиниринговых услуг и покупать валюту под эти контракты, по ним же вывозя капитал.
       Мельников это осознал и придумал новую фишку, позаковыристей: если ты покупаешь валюту под импорт услуги дороже 10 тысяч долларов, то надо визировать контракт на правдоподобность в службе валютно-экспортного контроля. Что делают любители вывоза капитала? Конечно, или вывозят свои 10 млн долларов тысячью партий по 10 тысяч долларов каждая, или покупают нужное разрешение.
       Ну и так далее. Банкиры, которые вынуждены придумывать для своих клиентов различные схемы обхода инструкций Центробанка, постоянно соревнуются с Мельниковым в творчестве. Он им — инструкцию, они — клиенту обходную схему. Представители банков в частных беседах признаются, что отток капитала точно не стал меньше, зато резко снизилась инвестиционная привлекательность российских рынков, в которых иностранцы все меньше понимают.
       Свежий пример. Есть прибыльный рынок российских векселей, на котором нерезиденты хотели бы работать, да не могут. Дело в том, что рублевая выручка от продажи этих векселей, согласно инструкции ЦБ, помещается на такой счет, с которого запрещено потом покупать валюту. То есть иностранцам запрещено выводить из России свои деньги на родину. Некоторые иностранцы согласны идти на фиктивные сделки по переводу денег на нормальные счета, а потом в валюту, а большинство не согласны. Страдает только рынок российских векселей.
       Бывший зампред ЦБ Сергей Алексашенко согласился в интервью «Новой газете» прокомментировать устройство отечественного валютного контроля.
       
       — Расскажу грустную историю. Недавно я получил заказ от очень уважаемой международной финансовой организации написать обзор системы валютного регулирования в России. Мне эта задача показалась простой, вообще обзор написать — дело нехитрое. Но очень скоро я понял, что невозможно увидеть вообще никакой системы в том правовом поле, которое наработано в сфере валютного контроля. Смеяться над этим не надо. Иностранцы искренне хотели понять простую вещь: как все это у вас работает, напишите, мы не разбираемся. А понять и самим невозможно, сплошной абсурд.
       — Потому что пытаемся все подряд запрещать?
       — Ну да, работает закон 1991 года, где были указаны всего лишь 4 текущие валютные операции, а все остальные валютные операции были названы капитальными, и на них надо получать лицензии Центробанка.
       Очевидна принципиальная ошибка. Во всем мире определяют, какие операции нельзя проводить без лицензии, а все остальное можно. У нас же очень короткий список разрешенных валютных сделок, а на все остальное нужно разрешение ЦБ.
       — Какой должна быть система на самом деле?
       — Главный вопрос: а надо ли вообще в этой сфере что-то контролировать? Я в последнее время для себя сформулировал однозначный ответ: у нас в стране должна быть свободная система движения валютных средств — как текущих, так и капитальных. Государство не в состоянии жестко проконтролировать соблюдение ограничений, которые устанавливает, потому что современная финансовая техника позволяет осуществить любые операции в обход любых инструкций через достаточно простые или достаточно сложные схемы. Не остановите вы отток капитала инструкциями!
       — Что и происходит.
       — Конечно. На мой взгляд, надо ввести регистрационный порядок валютных операций: свободно переводишь деньги, уведомляя ЦБ, куда ты их направил — на покупку дома или западных акций. Какой смысл всё запрещать, если ничего не можешь проконтролировать, и все запреты обходятся?
       — Это, Сергей Владимирович, утопия для России.
       — Видимо, да. Но если сильно либеральный подход не пройдет, то все равно колесо-то самим изобретать не надо, оно уже изобретено. Есть внятный перечень финансовых операций, разработанный Оранизацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), относящий такие-то операции к текущим, такие-то к капитальным. Надо просто использовать их перечень.
       — Верно ли считать, что все инструкции ЦБ, ужесточающие систему валютного контроля, легко преодолеваются при помощи финансовой техники?
       — Конечно. Вот ЦБ запрещает покупать валюту просто так, без контракта. А мне, допустим, нужна свободная валюта. Абсолютно простая схема. Я размещаю депозит, а банк дает мне кредит на ту же сумму. Вот и все. У меня появляется свободная валюта.
       — Вы думаете, Центробанк своими методами не добился снижения оттока капитала?
       — Говорят, что добился. Я с этим утверждением не согласен. Если экспорт в 1998 году был 75 млрд долларов, а в 2000 году стал 100 млрд, то валюты на рынке стало на 25 млрд больше. В прошлом году ЦБ купил на рынке 6 млрд долларов, в этом купит 16 млрд, то есть на 10 больше. Получается, на рынке стало валюты на 25 млрд долларов больше, а ЦБ купил только 10 млрд из них. Где остальные 15 млрд, как не в утечке капитала?
       Позиция Мельникова и Геращенко — это позиция гаишника, который неустанно тормозит кого-то из тех, кто едет с превышением скорости по МКАД. Пока он с одним разбирается, сто других спокойно проезжают. Но, отлавливая одного нарушителя из ста, вы только лишний раз подчеркиваете хаотичность процесса борьбы с нарушителями.
       — Верно ли, что эта система чудовищно коррумпирована?
       — Для этого есть все предпосылки. Если вы держите неимоверную систему разрешительного лицензирования, то, конечно, за деньги в ЦБ можно решить любой вопрос. Получил конверт — подписал лицензию.
       — Мне говорили, что лицензия стоит достаточно дорого.
       — По-разному, наверное. Когда у чиновников нет никаких четких критериев, исходя из которых он может запретить или разрешить операцию, с него ничего нельзя потребовать, только уговаривать и ублажать. Полный произвол — может выдать лицензию, а может не выдать. На рынке заведомо известно, кто какие вопросы решает и за какие деньги. Разврат полный.
       — У вас есть своя оценка влияния нынешней жесткой системы валютного контроля на инвестиционную привлекательность российских рынков?
       — Влияние чудовищное. Есть же куча иностранцев, которые застряли здесь после дефолта и до сих пор не могут выбраться. С тех счетов, на которые государство перечисляет рубли по новации ГКО, запрещено покупать валюту. То есть официально с наших рынков нельзя выйти! Иностранцы сидят в ГКО или уходят из страны при посредничестве серых схем, известных и простых.
       Беда в том, что запрещают не только выходить, но и входить, вот в чем парадокс! Если хотите привлечь деньги из-за границы в Россию, на это тоже нужна лицензия ЦБ. Я знаю людей, которые хотят импортировать оборудование в страну. Но Центробанк лицензий не дает, просто не отвечает на их запросы.
       — Почему банкиры, экспортеры и импортеры, которым так неудобен Геращенко, не ведут против него политическую кампанию?
       — Он как раз удобен в том смысле, что с его системой всегда можно договориться в частном порядке.
       — Почему правительство, заинтересованное в инвестиционном буме, не ведет против него кампанию?
       — Потому что в правительстве нет людей, которые в состоянии сформулировать свою позицию по этому вопросу.
       За этот вопрос традиционно отвечает ЦБ, то есть Геращенко. Геращенко устраивает правительство, он без споров кредитует Минфин. Он для правительства замечательный человек. А то, что есть вот у него такое хобби — регулировать валютные потоки, — ну пусть. У всех есть хобби.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera