Сюжеты

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ ДЕМОКРАТИИ

Этот материал вышел в № 76 от 16 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

"Демократические силы, которым был выдан огромный кредит доверия народа в 1989--1991 годах, не смогли его оправдать и потерпели на данном историческом рубеже серьезное поражение". Это цитата из известного "письма пяти",...


       
       емократические силы, которым был выдан огромный кредит доверия народа в 1989--1991 годах, не смогли его оправдать и потерпели на данном историческом рубеже серьезное поражение". Это цитата из известного "письма пяти", опубликованного 6 апреля в "Общей газете". Подписано письмо Ю. Афанасьевым, Ю. Рыжковым, Е. Савостьяновым, С. Филатовым и Е. Яковлевым. Все подписанты -- люди известные, занимавшие видные посты в команде Ельцина. Их нередко называют в числе наиболее видных "демократов первой волны".
       Текст письма в определенном смысле воспроизводит жанровые традиции покаянной исповеди и назидания-предупреждения. Единый смысловой стержень -- призыв к последователям учесть опыт предшественников и сплотить свои ряды перед лицом нависшей над демократией угрозы.
       По моему глубокому убеждению, однако, им абсолютно не в чем себя упрекать. Так как, во-первых, их отношения с демократией более чем проблематичны. У них не было никакой системы демократических взглядов, и объединяло их исключительно неприятие тоталитаризма.
       Во-вторых, все участники "великолепной пятерки" прошли суровую проверку властью. Никого из них не удалось "подставить", никого не уличили в подлости, в казнокрадстве. Да, и из власти они уходили по-английски. Между прочим, самым догадливым из всех "демократов-романтиков" оказался Казанник. Ему несколько месяцев хватило, чтобы сразу все понять.
       Не все из пятерки обладали аналогичным чутьем. Поэтому они немного позволили попользоваться собой как дымовой завесой. В результате чиновничество успело остановить эрозию бюрократической власти, уйти из-под контроля общественности и воспрепятствовать концентрации сколь-либо серьезных материальных и финансовых средств в руках широких слоев населения, сдерживая таким образом процессы постепенной демократизации всей общественной жизни России.
       И тем не менее диссиденты и либералы, стоявшие у истоков горбачевских и ельцинских реформ, в целом своего добились. Россия в конце ХХ в. разительно отличается от той страны, какой она была в конце 80-х.
       Сейчас, однако, проблемы носят совершенно иной характер. Видимо, привычка к холопской жизни до сих пор нас еще пригибает.
       Чиновники приучили все-таки народ к мысли, что демократия -- паршивая вещь, сплошь вседозволенность, бардак и анархия. Что воровство и казнокрадство -- это и есть демократия. Что демократия -- это безвольная, бездарная власть. Власть, не способная навести порядка ни на улицах, ни в хозяйстве, ни в финансах.
       Сейчас модно ругать демократию. Даже люди прогрессивного склада ума как бы нехотя признают, что народ устал от всей этой демократической бодяги. Что он снова мечтает о сильной руке, потому что демократы и демократические реформы себя основательно дискредитировали. И не приходит им, умненьким, каким таким образом можно устать от того, чего еще не было?
       Не было у нас никакой демократии, никаких демократов, а уж тем более никаких "демократических сил".
       При всем моем глубоком и искреннем уважении к большинству представителей Межрегиональной депутатской группы я, тем не менее, вынужден уточнить, что никто из них не был последовательным демократом. У них не было никакой демократической программы действий. Признанный их лидер великий русский ученый и мученик совести А.Д. Сахаров не был демократом. Он был, несомненно, гуманистом, либералом и прогрессистом.
       Как и большинство наших диссидентов, Сахаров основной своей задачей считал необходимость "открыть советским людям глаза", показать истинное, более чем гадкое, положение вещей, освободить их души и сердца от чар лжепатриотического вранья и фальши. И тогда, считали наши диссиденты, народ одной лишь силой своего возмущения и негодования разнесет в клочья этот все еще могущественный снаружи, но совершенно разложившийся изнутри политический строк.
       Когда пробил "час истины", они выдвинули вперед фигуру народного вождя, тоже пострадавшего от властей "иконоборца" Б. Ельцина и вывели на улицы городов многотысячные колонны демонстрантов.
       Советский тоталитаризм покачнулся и пал. Казалось, начинается совершенно иная, новая жизнь. Но, когда пыль осела, как-то само собой стало выясняться, что, строго говоря, особо ничего и не изменилось.
       Эпоха антисоветского диссидентства -- эпоха Сахарова и Солженицына -- завершилась в России утверждением их идей. Эти идеи, между прочим, сейчас с готовностью признаются самим госаппаратом. Антикоммунизм? Пожалуйста.
       Вернуть церкви ее роль, а заодно и сами церкви? Тоже можно. И не грех начальству о душе подумать, со свечками постоять. Особенно когда телекамеры вокруг.
       Признать гражданские права и свободы личности? Да тоже -- сколько угодно.
       Независимость СМИ? На здоровье! Только тогда пусть слезают с государственной шеи. Пусть свободно конкурируют, оплачивая все мыслимые и немыслимые аренды, налоги, взносы, отчисления, услуги и издержки производства и распространения. А как же? Свобода ведь недешево стоит.
       Провозгласить идею главенства общества над государством? Тоже можно. Хотите, внесем как аксиому в Основной закон. Бумага все стерпит.
       Что еще? Ах да, конечно, власть разделить. На веточки? Тоже -- сколько угодно. Отчего не разделить? Все равно все они жрать захотят. Квартир захотят, машин хороших, и еще с мигалками, представительского класса.
       Либералы и прогрессисты надеялись, что их идеи заработают сами. Ничего подобного. Идеи становятся материальной силой действительно только тогда, когда они овладевают массами. А этого они никогда не смогут сделать, не располагая хотя бы минимальными материальными ресурсами. Следовательно, до тех пор, пока либеральные идеи обитают исключительно в головах людей, живущих частной, разобщенной жизнью, людей, не приученных к самостоятельным коллективным действиям и при этом весьма стесненных в своих финансовых и социально-административных возможностях, никакого серьезного воздействия на общество эти идеи не оказывают.
       Что представляет собой в реальности настоящая современная демократия? По сути это не что иное, как власть мещанства. Демократия -- это государство, большая часть граждан которого являются не только вполне обеспеченными, но и весьма состоятельными людьми.
       На основе статистических данных можно сказать, что развитая современная демократия -- такая форма политического устройства, при которой госаппарат владеет или управляет никак не больше, чем 10--15% всей национальной собственности. При этом 60--70% населения, не имея больших различий в уровне дохода, обязательно должны владеть не менее чем 60--70% всех материальных и финансовых ресурсов, тогда как только 20--25% всех богатств, как правило, делятся неравномерно между самыми бедными и самыми преуспевающими из граждан. Именно так, и только так, обеспечивается подлинная демократия, которая по-русски значит именно "народовластие". Иначе пресловутое "главенство общества над государством", о котором столь страстно мечтали наши правозащитники, в реальной жизни просто неосуществимо.
       У нас, как это ни прискорбно, пока все прямо наоборот. То, что удалось сотворить чиновникам, -- это еще не демократия. Это -- попытка снять социальное напряжение путем внедрения ряда либеральных регуляторов. Однако все эти манипуляции совершаются в ситуации принципиально антидемократической. Это обусловлено тем, что у нас обществу, то есть 85--90% всего населения, пока еще принадлежат не более 5% национальной собственности. Население не владеет землей, ее недрами, лесами, озерами, реками, пока еще обитающими в них зверьем, птицей и рыбой. Не принадлежат населению также дороги, коммуникации, энергетика, ЛЭПы, нефтепроводы и газопроводы, ретрансляторы, диапазоны частот, ТВ-башни и ТВ-студии, аэродромы и самолеты, городской и междугородный транспорт.
       Никакой демократией от всего этого, естественно, и не пахнет. Это довольно элементарная, даже несколько чересчур примитивная форма госкрепостничества, в которой господствующим классом является само чиновничество, никого, кроме самого себя, не обслуживающее.
       А как же приватизация, проведенная "демократами-практиками"? Результаты, как говорится, налицо. Никакой приватизации как разгосударствления не получилось. Да и как она могла получиться, если у населения не было даже этих незначительных сумм выкупа в несколько сотен миллионов долларов? Такие деньги могли быть только у лиц, имеющих хоть какое-то отношение к бюджету или к казне.
       Свое формальное право управлять экономикой чиновничество поменяло на пакеты акций, дающие ему право не только управлять экономикой, но и владеть самими предприятиями на правах собственности.
       Никакого реального расширения социальной базы властных структур не произошло. Если, конечно, не заострять внимания на отдельных фактах совпадения интересов владельцев персональных машин с рыцарями ножа и пистолета и даже случаев деловых контактов между ними.
       Приватизаторы несколько лукавили, называя себя демократами. Хотя, кто знает, может, они думали, что для этого достаточно быть просто молодыми, энергичными, ловкими, не зашоренными никакими предрассудками функционерами-игроками, легко овладевшими словарем либералов.
       Но не стоит расстраиваться. Демократические силы пока еще не потерпели никаких серьезных поражений, поскольку история демократического движения в постсоветской России только начинается. Все впереди! Предстоит долгая, упорная борьба за гражданские права каждого человека, за каждый квадратный метр жилплощади, за каждую пядь земли, за жизнь без взяток, за каждый рубль из тех, что человек зарабатывает своим собственным трудом. Это будет нелегко. Особенно на первых порах, пока государство хотя бы немного не отвыкнет от привычки считать не только наши деньги, наше имущество, но и нас самих своей собственностью.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera