Сюжеты

БЕЛОРУССКИЕ ВЫБОРЫ — КОНЕЦ ПЕРЕМИРИЯ?

Этот материал вышел в № 77 от 19 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Европа всматривается в Белоруссию с тревогой и надеждой — Запад хорошо чувствует, что без Белоруссии Европа неполна. Однако Европе очень не хочется, чтобы из Лукашенко вызрела новая головная боль вроде Милошевича. Но нет в Белоруссии...


       
       Европа всматривается в Белоруссию с тревогой и надеждой — Запад хорошо чувствует, что без Белоруссии Европа неполна. Однако Европе очень не хочется, чтобы из Лукашенко вызрела новая головная боль вроде Милошевича. Но нет в Белоруссии политика, даже самого крайнего, который бы не заявлял о стремлении жить в мире и дружбе с Россией. Что хочет от Белоруссии Россия — остается загадкой.
       
       Нынешние выборы в Палату представителей Белоруссии (аналог Государственной Думы России — только без права законодательной инициативы) вызвали международный ажиотаж. Прибыла техническая комиссия Института Совета Европы по правам человека, тройка ОБСЕ, делегация Государственной Думы России и Межпарламентской ассамблеи СНГ, а также многие-многие вольные парламентарии и члены западных партий общим числом 196 человек.
       Однако главные выборы состоялись месяцем ранее — на стадии регистрации кандидатов.
       В среднем по Белоруссии 28% кандидатов были не зарегистрированы, а в отдельных особо любимых г-ном Лукашенко политических партиях 62% всех кандидатов не прошли регистрацию. Например, Александр Игнатюк, социал-демократ, популярный редактор местной газеты в городе Столине, не прошел регистрацию, поскольку укрыл доходы в размере 30 центов — забытый и неполученный гонорар в дружественном издании.
       Предвыборная агитация радовала рядовых белорусов своим почти полным отсутствием. Поскольку согласно закону в Белоруссии кандидат может потратить на агитацию не более 130 долларов. По телевизору в рамках единой и единственной Белорусской государственной телекомпании каждый кандидат выступал 5 минут, а господин Лукашенко комментировал ход выборов и личные качества кандидатов в новостных программах.
       Подобные ограничения породили весьма экзотические формы агитации, доступные, впрочем, только любимцам администрации президента. Так, одна дама-кандидат, заместитель районного главы города Минска по вопросам образования, не смогла сдержать энтузиазм своих сторонников: и учителя, и воспитатели детских садов снимали учеников с занятий, чтобы они разносили по домам листовки беспомощной госпожи. Рассказывают также, что один мятежный детский сад отказался агитировать за любимого начальника, и бедная заведующая разносила листовки одна.
       Участие в этих выборах стало пробным камнем для белорусской оппозиции. Так вышло, что правые выступили за бойкот выборов как заведомо нечестных и выборов в орган, который все равно ничего не решает. Левые же решили по тем же самым основаниям в выборах участвовать — ведь если не участвовать в нечестных выборах, неоткуда взяться честным. И если в белорусском парламенте не будет оппозиционеров, то вопрос о его полномочиях никогда даже и не встанет.
       Раскол оппозиции принес несомненную пользу Лукашенко — выборы не состоялись в 14 городских округах — именно там, где больше демократического электората. Интеллигенция и молодежь не пришли на выборы и получили, по выражению одного белорусского оппозиционера, «колхозный парламент», потому что село, маленькие города пришли дружно — на родине Лукашенко, в Шкловском районе, явка составила 89%, из которых 82% проголосовали за г-на Коноплева, вице-спикера нынешнего.
       Можно спорить, что было истинной причиной решения о бойкоте выборов со стороны правых: боязнь поражения или исступленная надежда на «югославский вариант», но это не помешало Лукашенко сформировать полностью ручную Палату представителей. Ни один заметный оппозиционный политик, общественный деятель на выборах не победил. Зато явка в 62% позволяет Лукашенко уверенно говорить об одобрении его политики большинством белорусов.
       Г-н Лукашенко блестяще продемонстрировал, что вполне в состоянии соблюсти видимость демократии и решить все свои проблемы, невзирая на международный контроль или отчаянное сопротивление немногих интеллигентов. Достаточно сказать, что и делегация Госдумы, и делегация Межпарламентской ассамблеи СНГ признали эти выборы, дружески попеняв на отдельные недостатки и великодушно извинив за неопытность. В. Игрунов, например, член делегации Госдумы, сказал (цитирую дословно): «Я хотел бы, чтобы выборы в России проходили так, как в Белоруссии» — и отнес замеченное им административное давление на избиркомы к фактам, улучшающим работу этих комиссий.
       В отличие от добрых россиян тройка ОБСЕ была критична в своих оценках. Отметив частичный прогресс во внутрибелорусской политической ситуации, в то же время отказалась немедленно признать результаты выборов.
       Но дальнейший прогресс режима Лукашенко остается под вопросом — уже в понедельник, сразу после выборов, налоговиками арестовано имущество единственной минской частной типографии «Мэджик», печатающей тиражи всех крупнейших белорусских оппозиционных газет.
       
       P.S.
       В Белоруссии все происходит на час раньше — она западнее.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera