Сюжеты

ВИРТУОЗЫ МОСКВЫ

Этот материал вышел в № 77 от 19 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Ни один язык мира не сравнится с русским. По матушке Во времена Петра Первого какой-то озорной москвич славно разыграл чужеземного гостя. В России это обнаружилось не сразу — почти триста лет спустя... Было это так. Любознательный немец по...


Ни один язык мира не сравнится с русским. По матушке
       
       Во времена Петра Первого какой-то озорной москвич славно разыграл чужеземного гостя. В России это обнаружилось не сразу — почти триста лет спустя...
       Было это так. Любознательный немец по имени Пауль Якоб Марпаргер, путешествуя по России, интересовался незнакомой страной и потом написал интересную книжку, которую в Гамбурге первый раз издали в 1707 году, — «Московитский купец», а потом, не подозревая подвоха, выпускали еще несколько раз. Автор был человек обстоятельный, смелый и нисколько не заносчивый. Купцы Московии ему явно нравились. Он с одобрением писал: «Кто хочет русского обмануть, тот должен встать рано». И на всякий случай составил двуязычный разговорник. Это был первый в истории немецко-русский словарь.
       Единым витым готическим шрифтом напечатаны русские выражения и перевод их: «Челом бью, дело у меня», «Это слишком дорого», «Еще ты не одумался?»... Наверное, и тогда был обычай щедро угощать гостя хмельным. На этот случай автор рекомендовал сказать хозяину: «Коликожде я в гостях на пиру был, а на другой день встать не мог».
       Дальше цитировать автор не решается... Из скромности. Потому что русские выражения первого разговорника совершенно не соответствуют немецким. Например, одно и сейчас очень распространенное соленое отечественное выражение отнюдь не означает «Сердечный поклон вашей любезной матушке». Нечто совсем иное, непочтительное к этой самой матушке.
       Неизвестный озорник с серьезным видом надиктовал приезжему немцу все существовавшие в ту пору слова, которые сейчас в Институте русского языка называют «обсценной лексикой». Самое удивительное, что в этом главном штабе русского языка почтенные ученые дамы загорелись узнать, что это за выражение — розыгрыш трехсотлетней давности может прояснить некоторые важные лингвистические законы.
       Среди ученых-лингвистов, историков языка никогда не считалось особенно предосудительным знать досконально все существующие неприличные слова и выражения, которые запрещены подросткам, но которые отлично знал и употреблял в разговоре, например Лев Толстой. Рассказывают, что известнейший знаток русского языка профессор МГУ Евдокия Михайловна Галкина-Федорук, жена знаменитого академика, однажды поправила маляра, который рассердился на молоток, сорвавшийся с лестницы на голову напарнику. «Извините, что я вмешиваюсь, но вы выражаетесь неправильно», — вежливо сказала проходившая по коридору прекрасно одетая престарелая дама в серебряных буклях. Она остановилась, подняла лицо и, к удивлению рабочих в заляпанных комбинезонах, отчетливо сказала, как следует материться правильно. Молчание обескураженных маляров она расценила как недоверие к ее знаниям и с превосходным московским произношением повторила ругательство. А потом сказала еще и запасной вариант.
       Если бы маляры стали спорить с ученой дамой, она могла бы легко доказать свою правоту. У нее наверняка было одно из изданий «Толкового словаря» Владимира Даля. Не того, что имеется в вашей библиотеке, — дореволюционное третье или четвертое, которое осуществил знаменитый знаток русского языка профессор Петербургского университета, академик И. А. Бодуэн-де-Куртене. Он выпустил «исправленное и значительно дополненное издание» — главным образом по картотеке самого Даля. Там весь «словесный капитал» русского языка, все выражения, в том числе поговорки, которые народ употреблял чаще всего.
       Однако не все интеллигентные люди одобрили этот труд. В семьях, где росли дети, его прятали. В советское время словарь Даля выпускался «очищенным» — копировали второе издание. После 1985 года вышло еще несколько изданий — и все они «очищенные», чтобы дети не знали непристойных выражений.
       Интересно все-таки, откуда они узнают их? И даже проявляют это знание, например в кабине лифта?
       Неприличные слова, которые дурно воспитанные, но просвещенные подростки пишут на заборах, иногда служат важным историческим аргументом. Много лет назад в вечерней газете Таллина ее сотрудники рассказали коллегам новость, которую невозможно было опубликовать: при ремонте древней ратуши в старых слоях штукатурки нашли самое короткое русское словечко, начертанное явно мальчишкой. Историки оценили этот факт как несомненное русское влияние. Оставалось только выяснить, когда, в каком году отметился на стене неведомый хулиган.
       Сейчас запретные слова вырвались наружу. Их не сдержать! Они появились не только в книжках для взрослых — даже в газетах, в красивых глянцевых журналах для молоденьких девушек. Естественно, ученые Института русского языка, свободные от предубеждения, высказались самым авторитетным образом. Сначала в ученых журналах появились благородные, вполне выдержанные статьи насчет «обсценной лексики». Потом авторитетный научный сотрудник выпустил «Маленький словарь мата», который, по свидетельству киоскеров, расхватывали иностранцы, немного знающие русский язык.
       Но самый большой успех пришелся на долю веселой книжки, которую составили два научных работника с намеренно ученым названием «Русская заветная идиоматика». Оберегая меня от дурного влияния «улицы», в библиотеке академического института сначала прятали книжку. Дескать, занята. И еще неизвестно, когда ее сдадут... Но это утверждение не вытерпело критики: «Неужели она так популярна среди ваших научных работников?»
       Тогда она появилась на столе. И была выяснена маленькая мистификация с ее появлением. Два научных работника выступили под одним, но очень подозрительным псевдонимом — Василий Буй. В предисловии, в котором говорится о его «симфонической личности», рассказывается его биография. Он написал книжку и скрылся. Неизвестно, чем занимается, где живет. Не имеется даже фотографии «автора», но в книжке есть его рисованное изображение. По-моему, он похож на безработного ученого, вынужденного заняться, например, малярным ремеслом. Маляры так хорошо матерятся!
       Подозрительно, что у маленькой книжки двое редакторов. Не много ли? Не они ли вместе — Василий Буй?
       Этот Василий Буй знатно матерится! Он приводит «900 устойчивых выражений». Гораздо больше, чем Даль в издании Бодуэна-де-Куртене, хотя книжка, как говорится в научном предисловии, «не включает образцов так называемой многоэтажной брани, поскольку они не являются идиомами в строгом смысле». Василий Буй не прячет книжных источников, из которых он черпает свои глубокие лексические познания. В списке 56 имен писателей! Фамилии выстроены по алфавиту от «А» до «Я»: В. Аксенов, Ю. Алешковский, А. Битов, С. Довлатов... И. Яркевич. И еще источники: народные частушки и анекдоты, которые, как известно, автора не имеют.
       Книжка Василия Буя, как и все порядочные словари, начинается, естественно, с алфавита. В нем всего 6 (шесть) букв. Оказывается, все, решительно все современные неприличные слова и выражения происходят всего из 6 (шести) нецензурных слов! Возвращаясь снова к отыскавшейся немецкой книге Пауля Якоба Марпаргера, которая через 300 лет донесла до нас давешнюю народную речь, нужно сказать: тот древний неизвестный весельчак, устроивший розыгрыш, знал этих выражений чуточку больше — у него в работе 7 (семь) коренных слов.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera