Сюжеты

МЫ ЖЕ НЕ ПРОСИЛИ ВАШЕГО БЕРИНГА НАС ОТКРЫВАТЬ

Этот материал вышел в № 78 от 23 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Репортаж из штата Чукотка Уже третий рассвет Петр Иванович Мордванюк встречал в аэропорту. Он прилетел в Анадырь из Москвы по приглашению местного комитета ветеранов войны. Но комитет на телефонные звонки не отвечал, а в военкомате дали...


Репортаж из штата Чукотка
       

 
       Уже третий рассвет Петр Иванович Мордванюк встречал в аэропорту. Он прилетел в Анадырь из Москвы по приглашению местного комитета ветеранов войны. Но комитет на телефонные звонки не отвечал, а в военкомате дали понять, что его здесь не ждут.
       — Здесь формировался наш штурмовой полк, — вспоминал ветеран, — отсюда на десантных кораблях пошли на Курилы, потом на Берингов пролив, где вовсю хозяйничали самураи... В общем, отстояли мы Чукотку.
       За ним так никто и не приехал. А чтобы заплатить паромщику за переправу через бухту, разделявшую аэропорт и столицу Чукотки, не хватало трехсот рублей. Утром четвертого дня фронтовик улетел в Москву.
       Эта ситуация в аэропорту показалась недоразумением. Но по мере того как мы, с трудом преодолевая время и расстояния, продвигались на северо-восток Чукотки, встреча с фронтовиком становилась все более знаковой. Почти полное отсутствие всякого сообщения превратило Чукотку в подобие зоны. Колючую проволоку вполне заменяет громадная арктическая территория, где бесследно растворяются не только люди, но и целые поселки

       
       Угольные Копи
       Шахтерский поселок отделяет от Анадыря лишь бухта. Улицы зияют пустыми окнами брошенных домов. Ощущение, будто Молох незримой войны прокатился по человеческим жилищам. Объявлением «меняю квартиру на билет до Москвы» никого не удивишь. Однако и на подобный, казалось бы, выгодный обмен желающих нет.
       Мы искренне хотели найти хоть одного трезвого на сей час жителя поселка. Не получилось. Шахтеры пьют в ожидании безработицы — угольный разрез на грани закрытия.
       Еще недавно в Угольных Копях дислоцировалась единственная на всю Чукотку дивизия. В прошлом году соединение расформировали. Солдат уволили, боевую технику частично списали, частично отправили на базу хранения, а то и просто бросили. В умирающем шахтерском поселке остались бывшие офицеры и прапорщики. Свои дома называют военной слободкой.
       — Раньше эта центральная улица называлась Советской, — бывший старшина бывшей роты ПВО Иван Бондарь показывает на ряд разбитых домов, — а сегодня мы ее называем улицей «У-У» — Улицей ужасов.
       Предлагаю режиссерам для съемок фильмов о Чечне. Только, чур, десять процентов моих — чтобы добраться до Москвы. У меня в Подольске дочка живет. Десять лет не видел... — прапорщик в отставке хохочет, а на глазах — слезы.
       
       Отряд. Бухта Провидения
       Сегодня Чукотский пограничный отряд охраняет побережье длиною почти пять тысяч километров. Имеет на «вооружении» два стареньких МИ-8 с лимитом топлива, пару вездеходов и — ни одного катера. И все. Хотя еще десятилетие назад побережье Берингова моря напоминало неприступный укрепрайон.
       Ныне другая крайность: осенью прошлого года и из Провидения был выведен последний мотострелковый полк. Лишь управление военной торговли в Провидении все еще не может покинуть Чукотку, видимо, добирая последние северные надбавки.
       — Нужды в таком количестве войск, как было раньше, нет, — размышляет заместитель командира пограничного отряда майор Андрей Григорьевич. — Но сейчас здесь нет ни одного подразделения ПВО. Все северо-восточное побережье Чукотки, а значит, и России полностью открыто для любого самолета-нарушителя.
       Если взять за целое Чукотский погранотряд и условно разделить на всю охраняемую прибрежную зону, то получится один пограничник на десять километров. И это в случае, если заступит в бессменный караул без сна и отдыха. Вывод: то ли отряд мал для всех северо-восточных рубежей Арктики, то ли территория слишком велика. Но лишней земли у государства не бывает.
       
       Бухта Провидения. Поселок Урелики
       Этой зимой Урелики прекратят свое существование. Нет света, нечем топить котельную. Решением главы района поселок ликвидируется. Кто сумел, переселяется в райцентр Провидение, кто нет — обречен на вымерзание. Как говорится, нет поселка — нет проблем: ни с едой, ни с водой, ни с отоплением. А чтобы не было искушения у особо стойких граждан остаться здесь зимовать, все деревянные дома сжигаются. Значит, дров для отопления квартир не раздобыть.
       — В канун зимы ликвидируются не только Урелики. Это общая беда всей Чукотки, — поселковый электромеханик Василий Михайлюк еле сдерживает негодование. — Но ведь в Провидении нам предлагают брошенные разбитые квартиры, на ремонт которых просто нет денег.
       За последние годы население Провиденского района, территория которого равна Бельгии, уменьшилось с 9 до 4 тысяч человек. Отчасти из-за сокращения воинских подразделений. Но в основном из-за того, что район покидают гражданские специалисты: «ворота в Арктику» — порт Провидения — почти не работают. Три последних года так называемый северный завоз — под угрозой срыва. Вместо мая — июня продукты и топливо завозят в ноябре с помощью ледоколов.
       Школа Уреликов закрыта еще весной. Поэтому одна из казарм пограничного отряда, который неподалеку, срочно переоборудуется под учебные классы. По плану командира отряда в первых числах октября на строевом плацу прозвенит первый звонок. Для детей пограничников и тех, кто, вопреки всему, решил не покидать поселок.
       
       Мыс Чаплина. Застава Чарли Чаплина
       Свое название застава берет от одноименного ближайшего эскимосского поселка. Говорят, был такой шаман по фамилии Шаплин. Но для удобства ребята переиначили свою заставу в более привычное для них имя — американского комика Чарли Чаплина.
       Шторм, вой ветра и густой туман, который проносился над заставой, внушали тревогу и мистическое ожидание конца света. Последний штрих к почти законченной атмосфере апокалипсиса добавил лунный пейзаж с сотнями пустых и ржавых бочек из-под соляры.
       Пограничники считают, что именно здесь, у кромки прибоя мыса Чаплина, начинается наша Родина. Ибо тут проходит так называемая линия перемены дат. Проще говоря, если в дозоре пограничник идет ближе к берегу, то у него, к примеру, понедельник, а у напарника рядом — воскресенье. Вот так и несут службу: то забредая в будущее, то возвращаясь в день сегодняшний.
       ...Обычно после боевого расчета Капитан Грэй провожает тех, кто идет в дозор, понимая, что в этом — главный смысл службы. Почему у собаки такая кличка, на заставе не знают. Как и не помнят, какой шутник присвоил псу звание капитана, — на ранг выше начальника заставы старшего лейтенанта Волобуева, который здесь, по его признанию, и командир, и врач, и биолог. Врач, потому что обычную простуду, небольшие ранки и ссадины подчиненных Александр лечит сам и только в экстренных случаях вызывает вертолет. А биолог, потому что уже третий год пограничники стерегут не только рубежи Отечества, но и охраняют морские закрома от браконьеров.
       — Если на западных и южных границах основной контрабандный товар — оружие и наркотики, — рассказывает старший лейтенант, — то здесь — золотые самородки, бивни мамонта, клык моржа и даже, — лукаво улыбнулся Александр, — хрен моржовый. Особенно ценятся поделки из кости детородного органа моржа. Длиною до полуметра. Однако такое чувство, что эти богатства края России не нужны. Исследованием в основном занимаются американские биологи и археологи. Даже природный парк-заповедник «Берингия» — под патронажем США.
       
       Поселок Новое Чаплино
       Это типичное село Берингии, с одним лишь преимуществом: от райцентра Провидения до села есть дорога. Правда, машины почти не ходят: нет топлива. Поэтому местные жители, как правило, от села до райцентра идут пешком — пять часов туда, пять обратно. Но это в то время, когда дорога не занесена снегом.
       По всему поселку бродят стаи голодных собак. Многие когда-то были ездовыми. Их не кормят и не убивают: берегут патроны для морской охоты. Но в море на моржа тоже не выйти: нет топлива к вельботам. К тому же выход в море временно запрещен пограничниками. Недавно один из чаплинцев уплыл на моторной лодке в Аляску и не вернулся. Ловить можно только с берега. Но для этого надо уходить в другие бухты. Опять же каким образом, если нет того же топлива?
       — В конце концов мы погибнем или выродимся, — ругается эскимос Василий Этылин, — мы же не просили вашего Беринга нас открывать.
       Для многих эскимосов Россия давно уже чуждое понятие. Тамара Кутылина полагает, что труднее всего придется ее детям.
       — У них на Чукотке в России — нет будущего. Даже электричество в школе включают лишь на два часа в день. Нас, эскимосов, совсем мало осталось.
       К детям у эскимосов отношение особое. Их запрещено наказывать. Считается, что в детях возрождаются умершие родственники. А как можно наказывать своих предков?
       Хотя это тщательно скрывается от власти, во многих национальных поселках мужья имеют по две-три жены. Видимо, таким образом поддерживается высокая рождаемость, что позволяет чукчам и эскимосам сохранять себя от вымирания.
       Всего эскимосов около двух тысяч. Полторы тысячи на Чукотке, несколько сотен — на Аляске. Многие считают правильным создать в Провиденском районе Эскимосский автономный округ или даже республику. Заодно открыть границу с Аляской.
       — Здесь негде работать, — замечает Василий Этылин. — В прошлом году в нашем районе закрыли последний зверосовхоз. Даже не вернули заработанные рубли. Нам пригрозили: будете судиться — пожалеете. Вот и боятся люди...
       Но каждый день в любую погоду на аэродром Провидения садится двухмоторный самолет из Аляски. Сюда он привозит американских миссионеров, которые на Аляску за свои деньги отправляют местных эскимосов — на ежемесячные национальные съезды и собрания.
       В небольшом аэропорту мы встретили группу пожилых эскимосок. Маленький и юркий американец помогал им оформлять билеты.
       — На конференциях мы говорим о разном, — заметила старшая группы эскимосов, — о Боге, о своей трудной жизни, о будущем своем государстве. Но без России.
       Миссионеры ведут себя весьма странно. Больше года пролежала гуманитарка из Америки на складе аэропорта Провидения. Но как только на Чукотке начались выборы глав районов, тут же развезли свою залежалую помощь по селам.
       — Жаль, что свою гуманную миссию они привязывают только к политическим событиям края, — замечает командир погранотряда полковник Тезиев. — С другой стороны, дается понять, что вот мы, ваши соседи, заботимся, а Россия вас забыла. Тем более местный народ, эскимосы и чукчи, очень доверчивы. И многие наши кандидаты в депутаты этим пользуются. Вы в село привезите валенки — вас куда угодно выберут.
       — Если недавно из Аляски на наш район работала одна радиостанция на эскимосском языке, то сегодня уже несколько. И не только на эскимосском языке, но и на чукотском... — говорит глава района Александр Батура. — Все это не случайно. Прежде чем продать Аляску Америке, местный народ тоже обрабатывали. К нам даже недавно бывший директор ЦРУ прилетал. А в этом году у меня был в гостях глава района Северного Склона из Аляски, — добавляет Батура и смеется. — Предлагал уступить Чукотку за 5 миллиардов долларов.
       На мой вопрос, почему же в районе нет соляры, без которой в морозы не выжить, глава отвечает, что, прежде чем топливо поступит в Провидение, оно проходит как минимум трех посредников. А напрямую с заводом-изготовителем запрещено работать.
       Вопрос: кем запрещено? — остается без ответа.
       Странные явления творятся на Чукотке. Богатейший край — на грани вымирания и полной изоляции от материковой России. Возможно, кому-то выгодно, чтобы северный завоз в очередной раз был сорван. Или закрывали золотые прииски из-за того, что нет топлива. В том же Билибинском районе сокращена добыча золота в пять раз. Сегодня после нефти и газа самым доходным для России является продажа обогащенного урана. А на Чукотке — богатые залежи не только урана, но и платины. А толку?
       Такое ощущение, что Чукотка готовится к тихой и мирной сдаче. Сдерживает лишь маленький пограничный отряд — последнее, что еще осталось на громадную территорию, равную двум Германиям. Определен и главный приз для потенциального победителя — будущий штат Чукотка.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera