Сюжеты

СИЦИЛИЙСКАЯ СЕМЬЯ АКАДЕМИКА

Этот материал вышел в № 78 от 23 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Бывает, что дети совсем не похожи на своих родителей. Иногда многодетная семья колхозника воспитывает гениального математика, а сын академика становится жестоким дельцом В начале девяностых несколько выпускников химического факультета МГУ...


       
       Бывает, что дети совсем не похожи на своих родителей. Иногда многодетная семья колхозника воспитывает гениального математика, а сын академика становится жестоким дельцом
       
       В начале девяностых несколько выпускников химического факультета МГУ основали инвестиционный фонд ALMA MATER Libera. Управделами фонда стал выпускник химфака Сергей Инюшкин, а его университетского друга Пентина, сына одного из старейших и уважаемых профессоров МГУ, выбрали председателем совета директоров.
       Игра на рынке ценных бумаг в романтическое время зарождающегося российского капитализма приносила весьма ощутимый доход. Марка МГУ спасала ALMA MATER от предвзятости чиновников, а закрытость фонда помогала избежать внимания представителей организованной преступности. К тому же Сергей Инюшкин от любых контактов с подозрительными личностями уклонялся. Другие сотрудники фонда оказались в этом плане людьми незакомплексованными.
       Первым, кто предложил Сергею Инюшкину наладить деловые отношения с «братками», стал председатель совета директоров Пентин. Его хороший знакомый Дмитрий Шакиров, сын академика Российской академии наук Белецкой, пожелал вложить в преуспевающий фонд довольно крупную сумму денег. Кроме денег, по словам Пентина, Шакиров предлагал свою дружбу и покровительство РУБОПа в решении разнообразных проблем. Слухов о причастности сына академика к определенным кругам было предостаточно, поэтому принимать шакировские деньги Инюшкин категорически отказался.
       Дружить с Шакировым председатель фонда решил не от хорошей жизни. Вскоре выяснилось, что в свободное от руководства советом директоров время Пентин занимался строительством финансовой пирамиды. Для должной солидности Пентин в договорах на размещение средств именовал себя генеральным директором и гарантировал именем фонда сумасшедшие проценты. Офис ALMA MATER начали осаждать разгневанные люди с выданными Пентиным долговыми обязательствами.
       Кроме расписок на имя «генерального директора», никаких других бумаг не составлялось, и по финансовой документации фонда вклады не проходили. Проценты по вкладам Пентин предпочитал не платить, а по всем вопросам предлагал обращаться к управляющему делами фонда Сергею Инюшкину. Одним из самых крупных вкладчиков пентинской пирамиды оказался все тот же Шакиров — по просьбе академика Белецкой он передал для «прокрутки» 100 тыс. долл. наличными.
       Как ни странно, к председателю совета директоров Шакиров никаких претензий не имел. Отвечать по обязательствам фонда пришлось Инюшкину. К началу 1996 года задолженность перед Шакировым была погашена. Сумма долговых обязательств к тому времени обросла процентами и в пять раз превысила объем привлеченных средств.
       Остальные долги фонда были весьма сомнительны. Как выяснилось, большинство подписанных Пентиным обязательств — фальшивки. Деньги в фонд не поступали, но знакомые Пентина, в том числе академик Белецкая и Шакиров, получали полновесные долговые обязательства. Для борьбы с нечистоплотными коллегами и их друзьями оставался только один путь. Собрав необходимые доказательства, Инюшкин обратился в суд.
       Проиграть судебное дело Инюшкин не мог. Ни один вклад из пентинской «пирамиды» в финансовых документах фонда отмечен не был. Суд первой инстанции решил признать долговые расписки Пентина недействительными. Фонд был защищен от разорения.
       Но за честь Пентина и компании самым неожиданным образом вступился его кредитор Шакиров. В октябре 1997 года он перевел на счет управляемой Инюшкиным компании «Пембертон» 300 тыс. долл., а на следующий день доверенность Инюшкина на управление «Пембертоном» была аннулирована. Правда, перед ликвидацией доверенности Инюшкин успел перевести деньги обратно, но Шакирова такие подробности уже не интересовали. Только за то, что деньги сына академика несколько часов были на балансе «Пембертона», Инюшкину был предъявлен счет на 650 тыс. долл.
       
       Полмиллиона долларов выколачивали мелкорэкетирскими методами. Упрямого биржевика пригласили на улицу «для переговоров», усадили в машину и отвезли в принадлежащий Шакирову магазин «24 часа», где и продержали более суток. «Беседовали» с Инюшкиным до тех пор, пока он не согласился подписать нотариальное признание долга. Вместе с Шакировым Сергея «прессовал» некий Герман Валентинович из органов правопорядка. «Сломался» Сергей после того, как Шакиров и представитель спецслужб стали угрожать его жене и пятилетнему ребенку.
       Кроме соглашения, Инюшкин оформил несколько расписок в получении 650 тыс. долл. от академика Белецкой. Другие расписки были даны друзьям ее сына — Бычкову и Иванову. В тот же день Шакиров забрал у Инюшкина принадлежащий его жене «Сааб» и потребовал перевести на имя Бычкова пакет акций 30 ведущих компаний. Через некоторое время Инюшкину пришлось отдать сыну академика еще 285 тыс. долл. В ответ академик Белецкая вручила Инюшкину расписку о погашении части долга, а Бычков вернул половину отнятых акций.
       Академик Белецкая своего участия в деле совершенно не скрывала. По ее словам, она знала и про отнятый автомобиль, и о передаче акций: «Должны же мы были хотя бы что-то с него получить!?»
       После этого жизнь Инюшкина стала сплошной чередой ограблений. В июне Сергея вывезли за кольцевую дорогу и жестоко избили. Потом в его офис повадился друг Шакирова — Иванов. В первый налет он отобрал компьютер у секретаря, потом взломал кабинет самого Инюшкина.
       Когда к «прессовке» Инюшкина подключился приятель Шакирова Максим, представившийся сотрудником спецслужб, Сергей лишился последнего автомобиля. В октябре Инюшкина подстерегли у подъезда, запихнули в «Гранд-Чероки» без номеров, но с «мигалкой» и отобрали ключи от его «Хонды». «Машину в угон не заявляй, — объяснил Максим. — Если через три дня принесешь нам 13 тысяч долларов, отдадим машину назад». Как потом выяснилось, инициатором «наезда» стал впоследствии уволенный из ФСБ друг Пентина.
       «Сааб» удалось вернуть только через милицию. Жена Инюшкина отменила доверенность, по которой ездил Сергей, и обратилась в ближайшее отделение. Через некоторое время сотрудники УВД Юго-Запада обнаружили разыскиваемый автомобиль у магазина «24 часа», выдворили из него водителя Шакирова и вернули «Сааб» законной владелице. С потерей машины академическая семья не смирилась.
       
       Кроме неформальных методов воздействия, был задействован «административный ресурс». Связи Шакирова с РУБОПом оказались чистой правдой. На фирму Инюшкина нагрянули сотрудники УБЭП с проверкой, результатом которой стало уголовное дело за безлицензионную деятельность. Усилиями Белецкой и Шакирова против Инюшкина возбудили еще четыре уголовных дела — теперь уже за мошенничество. А милиционеров, вернувших жене Инюшкина автомобиль, начали таскать в службу внутренней безопасности Юго-Западного округа. Шакиров обвинил их во взяточничестве.
       Сейчас Сергей Инюшкин исправно ходит на допросы. Скоро его будут судить — за долги Пентина, выбитые силой расписки, и мифическую «безлицензионную деятельность». А Шакиров и Белецкая могут спокойно заниматься новым коммерческим проектом — благо, фондов в нашей стране хватит на всех.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera