Сюжеты

ГЕРОИ, ЗЛОДЕИ И СВЯТЫЕ XVI ВЕКА

Этот материал вышел в № 78 от 23 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Далеко ли мы ушли от них в веке ХХ? Издательство «Знание» совместно с Российской академией наук выпускает многотомный «Исторический лексикон» — занимательную энциклопедию и одновременно своеобразный учебник истории в лицах. Каждый его том...


Далеко ли мы ушли от них в веке ХХ?
       
       Издательство «Знание» совместно с Российской академией наук выпускает многотомный «Исторический лексикон» — занимательную энциклопедию и одновременно своеобразный учебник истории в лицах. Каждый его том состоит из очерков о героях, авантюристах и даже легендарных злодеях, прославивших или опозоривших свой век. Сейчас готовится к печати том «XIV—XVI века». Предлагаем вниманию читателей (в сокращении) два фрагмента из этого тома, выходящего в двух книгах, — о не известном нам русском военном гении Средневековья и о том, как Малюта Скуратов задушил святого
       
       1. Щеня, великий русский полководец
       В пятницу 17 июля 1500 года по улицам Москвы проскакал прямо в Кремль гонец, прибывший с западной границы и привезший весть о победе на берегах реки Ведроши над литовцами, которые в те времена были не менее серьезными противниками Московии, чем еще недавно татаромонголы. Великий князь Московский Иван III тут же объявил всенародный праздник, велел бить во все колокола. Своим полководцам он послал на Ведрошу щедрые подарки и особую благодарность велел высказать воеводе Большого полка князю Даниилу Щене — главному виновнику победы, которую уже современники поставили в один ряд с Куликовской.
       Даниил Васильевич Щеня (ок. 1445—1515), один из самых замечательных полководцев русского Cредневековья, происходил от потомка великого князя Литовского Гедимина — князя Патрикия Наримонтовича, переехавшего в 1408 году из Литвы в Москву на русскую службу. Сын этого Патрикия Юрий женился на дочери великого князя Московского Василия II, и таким образом в жилах Щени смешалась кровь двух знаменитых династий — Гедиминовичей и Рюриковичей. Род Патрикия быстро обрусел.
       Свой первый воинский поход будущий полководец совершил еще в 14 лет, приняв в 1459 году вместе со старшими родичами участие в покорении Вятской земли. Вслед за тем на протяжении тридцати лет Даниил Васильевич, получивший шутливое прозвище Щеня за свою простоту и скромность, постоянно где-нибудь сражался, отличился во многих боях.
       1500 год, когда началась война с Литвой за возврат захваченных ею русских земель, принес ему наибольшую славу. После взятия русскими Дорогобужа великий князь Литвы Александр Казимирович выслал им навстречу своего лучшего полководца — гетмана князя Константина Острожского с отборным 20-тысячным войском. Щеня во главе также 20-тысячной рати занял заранее выбранную удобную позицию у речки Ведроши близ современного села Алексина под Дорогобужем. Русское войско было разделено на три полка: Передовой, Сторожевой и Большой, причем два последних Щеня расположил на правом, восточном, берегу Ведроши, а Передовой полк выдвинул на левый, западный, берег реки. Встав с Большим полком открыто на обширном Митьковом поле, Щеня поставил Сторожевой полк во главе с боярином Кошкиным в засаду в лес несколько левее и впереди Большого полка.
       По замыслу Щени, Передовой полк должен был притворным бегством увлечь за собой врагов на правый берег Ведроши и подставить их под удар засадного полка. Так все и получилось. Правда, Константин Острожский, прогнав, как он считал, русский авангард, не сразу решился перейти вслед за ним на правый берег реки, словно предчувствуя подвох, и несколько дней топтался в нерешительности. Щеня терпеливо выжидал. Наконец литовский гетман не выдержал, переправился 14 июля 1500 года через Ведрошу и ударил всеми силами по русским. Завязалась упорная, ожесточенная битва, длившаяся шесть часов. В решающий момент в бой вступил полк Кошкина, нанеся из засады сокрушительный удар по правому флангу и тылу.
       Враги побежали, но Кошкин по приказу Щени разрушил в их тылу мост на реке, и литовцы, пытаясь спастись вплавь, тонули в топкой Ведроше. Разгром при Ведроше предопределил исход войны.
       Не раз еще искусный воевода добывал для России победу. В 1501 году он разгромил Ливонский орден, вступил в принадлежащую ордену Эстонию, разбил немцев у Гельмета, опустошил их владения почти до самого Ревеля. В 1502 году спас Псков от нашествия самого литовского магистра, совершил удачный поход и на шведов.
       Возвращение в 1514 году Смоленска — этого «ключа к Москве» — в лоно России было наряду с Ведрошской битвой самым ярким событием в военной биографии Щени. В следующем, 1515 году он умер в зените славы, отстояв напоследок Смоленск от новых посягательств литовцев.
       Иван III и Василий III настолько ценили военные дарования Щени, что, несмотря на свои деспотические замашки, старались не задевать очень развитое у воеводы чувство собственного достоинства, и ему, чуть ли не единственному из всех бояр, было позволено подписывать свои грамоты к московскому государю полным, а не уничижительным именем.
       Благодарные потомки по достоинству оценили военные заслуги Щени, поместив на сооруженном в 1862 году в Новгороде памятнике в честь 1000-летия России его величественную скульптуру на одном из самых видных мест.
       Е. МЕЗЕНЦЕВ, кандидат исторических наук
       
 
       2. Из истории политических репрессий в России
       28 марта 1568 года Иван IV вошел в кремлевский храм Успения Пресвятой Богородицы, чтобы присутствовать на божественной литургии. Он и вся его дружина были в черных ризах и высоких шлыках (коническая шапка). И, по словам летописца, напоминали халдеев (ряженых). Митрополит Филипп, в прошлом боярин Колычев, прославленный настоятель Соловецкого монастыря, обратился к царю: «В сем виде, в сем одеянии странном не узнаю царя православного; не узнаю и в делах царства... О, государь! Мы здесь приносим жертвы Богу, а за алтарем льется невинная кровь христианская. Отколе солнце сияет на небе, не видно, не слыхано, чтобы цари благочестивые возмущали собственную державу столь ужасно».
       Совершенно бледный, царь ударил жезлом своим о каменный пол и закричал: «Чернец! Доселе я излишне щадил вас, мятежников, отныне буду, каковым меня нарицаете».
       На другой день опричники схватили всех сподвижников и слуг митрополита, пытали и допрашивали их о тайных замыслах, тщетно пытаясь найти следы заговора. В течение лета 1568 года Москва находилась под гнетом террора. Но царь все же не решался поднять руку на первосвятителя, любимого и чтимого народом. Нужен был другой повод для расправы, и он представился 28 июля 1568 года.
       В этот день святых апостолов Прохора и Никона святитель Филипп служил в Новодевичьем монастыре. С высоты алтаря он увидел царя среди свиты опричников, один из которых не нашел нужным снять с головы шутовской колпак. Митрополит остановил службу и с негодованием сказал государю о недопустимом нарушении христианских обычаев. Пока царь искал виновного, тот уже спрятал свой шутовской убор, а опричники не подтвердили обвинений митрополита. И тогда Иван IV всенародно назвал митрополита лжецом.
       Царь отправил следственную комиссию в Соловки. Он хотел развенчать святителя Филиппа там, где тот прославился. Удалось завербовать в клеветники несколько мелких душ, в том числе и самого игумена Паисия, надеявшегося путем предательства получить сан епископа.
       Был созван собор в Успенском храме Московского Кремля. Святитель Филипп не унизился до оправданий и сам снял с себя знаки святительского сана. Клеветавшему на него Паисию он тихо сказал: «Сие злое деяние не принесет плода вожделенного». А затем обратился громогласно к царю: «Государь, великий князь! Лучше умереть невинным мучеником, нежели в сане митрополита безмолвно терпеть ужасы и беззакония сего несчастного времени».
       После этих слов Филипп хотел удалиться, но царь остановил его со словами, что ему должно ждать суда, а не быть своим судьею, и потребовал, чтобы Филипп на следующий день служил литургию, как прежде.
       Наутро 8 ноября, в день архангела Михаила, митрополит в полном облачении стоял перед алтарем в храме Успения. Внезапно в собор явился боярин Алексей Басманов, окруженный толпой вооруженных опричников. Они сорвали с Филиппа архипастырские одежды, облекли его в старую монашескую рясу, грубо вытолкали из храма и на дровнях повезли в Богоявленский монастырь, осыпая оскорблениями и ударами палок.
       На другой день его привезли в Судную палату, где присутствовал сам царь, и объявили «тяжкие вины» (занимался волшебством, подстрекал к измене бояр) и т. д. В ответ Филипп только просил царя сжалиться над Россией и не терзать ее подданных. Дней восемь бывший митрополит, закованный в железа, сидел в смрадной темнице, а затем был перевезен в старый Никольский монастырь на берегу Москвы-реки. Чтобы отвлечь внимание народа, святителя Филиппа возили из одного монастыря в другой, и наконец он был сослан в тверской Отрочь-монастырь.
       В 1569 году Иван IV предпринял карательную экспедицию против Новгорода. Все города, лежавшие на его пути, были опустошены один за другим. Не останавливались опричники и когда на их пути вставали церкви. Они сжигали храмы, разоряли монастыри, казнили священников. Вскоре бесчинствующая толпа царских прислужников оказалась под Тверью, и Иван Грозный вспомнил об опальном митрополите, отправил к святителю самого жестокого из опричников — Малюту Скуратова. Понимая цель посольства, Филипп промолвил: «Я давно ожидаю смерти: да исполнится воля государева! Друг мой, исполни то дело, за которым ты пришел». Скуратов задушил его и, желая скрыть убийство, объявил игумену и братии, что святитель Филипп умер от несносного жара.
       После смерти Ивана Грозного Иаков — настоятель Соловецкого монастыря — обратился к царю Федору с просьбой похоронить святителя Филиппа в том месте, которое он сам для себя избрал: в церкви Зосимы и Савватия. А в июле 1652 года его мощи были перенесены в Москву, в Успенский собор Кремля.

       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera