Сюжеты

XXXXXXXX

Этот материал вышел в № 79 от 26 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Все успехи Киргизии носят имя Акаева. Но у недостатков страны тоже это имя 29 октября в Киргизии пройдут президентские выборы. Исход их, на мой взгляд, достаточно очевиден: слишком велик авторитет нынешнего лидера страны, достаточно слабы...


Все успехи Киргизии носят имя Акаева. Но у недостатков страны тоже это имя
       

  
       29 октября в Киргизии пройдут президентские выборы. Исход их, на мой взгляд, достаточно очевиден: слишком велик авторитет нынешнего лидера страны, достаточно слабы оппоненты. А кроме всего прочего, вряд ли граждане Киргизии готовы выбрать себе нового лидера. Логика электората очевидна: а вдруг новый окажется непредсказуемым? Этот-то известен.
       Словом, итоги предвыборной борьбы гораздо менее интересны, чем сама борьба. Именно в противостоянии власть — оппозиция определяется экономическое, политическое и нравственное будущее страны.
       В добрые старые времена вместо понятия «магазин» существовало нечто магическое — «заказ». Там могли оказаться синяя от безысходности коллективного хозяйствования курица или красно-коричневая икра. Как повезет.
       Ныне все обстоит гораздо прозаичнее. Идешь в маркет и выбираешь себе товар, исходя из состояния кармана. Эффект везения исключен.
       С вождями происходит нечто подобное. При коммунистах мы могли получить в «заказе» какого-нибудь вполне приличного товарища (Горбачева, к примеру). А вот сегодня на открытых и честных (извините) выборах приобретаем только то, что заслужили. И если хлопаем ушами и туго со зрением, то товароведы убеждают выбирать сердцем. Ну и «ешь» вождя второй свежести, некондиционного да без сертификата.
       Аналогия выборов с магазином вполне корректна. Это видно и по ассортименту. Как в рабочий магазин не завозят устриц, а завозят ножки Буша, так и среди кандидатов обычно появляются лишь те продукты политической жизни, которые соответствуют гастрономическим (электоральным) ожиданиям народа.
       Практически во всех республиках СНГ этот набор одинаков: Твердая Рука, Штатный Популист, Посланник Бога, Борец с Коррупцией, Немного Шовинист и Городской Сумасшедший.
       Так было в России, нечто подобное можно наблюдать и в Киргизии, где рядом с Акаевым в бюллетенях вышеназванные товарищи.
       Естественно, «широту» ассортимента определяют такие демократические институты, как Центризбирком и Конституционный суд. В Киргизии «государственным языком» из списков кандидатов слизнуло Феликса Кулова. Это был единственный конкурент Аскара Акаева, знающий систему государственной власти и имеющий опыт управления. Самый скандальный, самый амбициозный, самый оппозиционный политик не был допущен к выборам.
       Безусловно, любое сопоставление Акаева и Кулова политически не корректно: они находятся в разных весовых категориях. Тем более удивительными выглядели движения властей по отношению к опальному политику, что позволило ему обрести статус незаконно обиженного.
       Напомню, что я исхожу из положения: итоги выборов несомненны. Как в России. Вы помните, в урожае голосов преемника не сомневался никто. Кроме тех, кого сомнения эти могли возвеличить.
       Вот и борьба с Куловым в Киргизии была актом лояльности чиновников, демонстрацией полезности. Вы понимаете, какие интереснейшие процессы кипят в предвыборном штабе Акаева. Каждая группировка стремится внести свой огромный вклад в не вызывающую сомнений победу. И вот исход этой борьбы, а не борьбы кандидатов в президенты определяет политическое будущее Киргизии.
       В ситуации с Куловым одни настаивали на изоляции противника. Другие, наоборот, делали все, чтобы тот принял участие в выборах.
       Кулов был выпущен из СИЗО. Участвует в выборах (пусть не как кандидат в президенты, а как руководитель предвыборного штаба главного оппонента Акаева) — и это, на мой взгляд, весьма оптимистический признак. Это значит: в команде президента обрели силу и способны принимать ответственные решения нормальные, думающие политики.
       Выборы на постсоветском пространстве вообще штука забавная. В России, к примеру, президентских выборов не было вообще (немного утрирую, но тем не менее демократических и чистых выборов действительно не было). Ельцина выбирали в СССР, Давосе, Путина — в Кремле...
       В свое время «Новая газета» писала о том, что, поскольку народ России не может не избрать Путина, он должен хотя бы определить время выборов. Для выбора у нас было три Путина — декабрьский, мартовский либо летний.
       Путина избрали в декабре 1999 года (не голосовали, а именно выбрали). Естественно, на сегодняшнюю ситуацию во многом влияют те, кто и выбрал преемника. То есть напомню: ход выборов всегда важнее результата! (Да простят меня дети избирательных технологий — президенты стран СНГ.)
       Итоги выборов в России в 1996 году тоже не имели никакого значения для страны. Тщательная организованная борьба с коммунизмом была липовой, поскольку более всего победы «красных» боялся Зюганов.
       Но если признать победу исторической, а врага — чрезвычайно опасным, то следует, видимо, и борцов с угрозой признать великими.
       Как показала практика, борцы оказались мелкими, как враг. Мало того, что к руководству страны был приведен недееспособный президент, но и все «победители» оказались по сути дела интриганами, которых история развела по разным углам при дележке плодов победы.
       Но самым роковым для общества оказалось поведение СМИ на выборах. Именно тогда власть получила первый урок тотального управления СМИ.
       Вот почему ситуация с Куловым представляется мне оптимистичной. Стало ясно: в окружении Акаева есть очень трезвые и нормальные люди. Хочется верить, что в будущем именно они будут определять стратегию развития страны.
       В очевидности итогов предстоящих выборов в Бишкеке есть еще одна, пикантная, деталь. А именно — преемственность власти. Известная российская проблема не может не волновать и Киргизию, где и итоги приватизации, и существующая стабильность прочно связаны скорее с именем Акаева, чем с законами страны.
       Отсутствие достойных конкурентов — штука весьма занимательная. Для сохранения власти полезная. Но для передачи ее вредная. Вопрос — кто придет на смену Акаеву — главный в предстоящих выборах. В окружении президента разные люди. Кого выберет Акаев?
       Но тут еще одна деталь, которая может стать решающей. Сегодня государственные чиновники самого высокого уровня гордятся борьбой с международным (читай: исламским) терроризмом. Малюсенькая страна помогает в этом плане Китаю, России и Таджикистану.
       Понятно, что свою политику Бишкек строит, исходя из пожеланий Москвы. Но выбор главного врага может существенно повлиять на расклад политических сил. Как, к примеру, политика США выдвинула в первые ряды Рагозина и Жириновского.
       В борьбе с международным терроризмом побеждают, как правило, силовики. Взгляните, как чеченская война изменила электоральные ожидания народа, как лихо генералы, сменив мундиры, смело вошли в вертикаль власти.
       Если на секунду представить, что Россия начнет бороться с православным фундаментализмом, то можно предположить, что президентом страны станет кто-то вроде Баркашова или Жириновского.
       Так что президента-академика № 1 Киргизии может сменить президент-генерал.
       Но это все в будущем. А пока ждем воскресенья, 29 октября.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera