Сюжеты

Я ПОКА НЕ СОБИРАЮСЬ В РОССИЮ

Этот материал вышел в № 80 от 30 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Я ПОКА НЕ СОБИРАЮСЬ В РОССИЮ Эксклюзивное интервью генерального прокурора Бертрана БЕРТОССА нашему специальному корреспонденту — Господин Бертосса, несколько дней назад в СМИ появилась информация, что вы и следственный судья господин Дево...


Я ПОКА НЕ СОБИРАЮСЬ В РОССИЮ
Эксклюзивное интервью генерального прокурора Бертрана БЕРТОССА нашему специальному корреспонденту
       
       — Господин Бертосса, несколько дней назад в СМИ появилась информация, что вы и следственный судья господин Дево отказались приехать в Москву по приглашению генпрокурора Дмитрия Устинова. Это конфликт между прокуратурами наших стран?
       — Я думаю, пока рано говорить о такой интерпретации моего решения. Действительно, о моем приезде в Москву шла речь, но на сегодняшний день у меня нет оснований для посещения России. Следствие ведет следователь, а не прокурор. Вот пусть следователи обеих стран и встречаются. Я же генеральный прокурор. Хотя российские коллеги и просили меня об этой встрече в Москве, но я считаю: это пока преждевременно.
       — В какой стадии сейчас расследование дела о коррупции в Кремле?
       — Как такового дела о коррупции в Кремле не существует в принципе. Есть некое расследование о комиссионных суммах, которые были выплачены некоторыми швейцарскими фирмами некоторым компаниям — как местным, так и офшорным. Эти выплаты производились в связи с рядом контрактов, в том числе и по реставрации Кремля. Это расследование идет своим ходом и еще не закончено. Выводы делать рано.
       — Сколько денег, принадлежащих лично Павлу Бородину, было заморожено швейцарской прокуратурой?
       — Ну это надо еще уточнять... Ведь, понимаете, подобные счета открываются не на физическое лицо, а на компанию. В данном случае я могу лишь говорить о компаниях, а не о личных деньгах Бородина.
       — То есть в деле отмывания денег замешана какая-то компания, а не лично Павел Бородин?
       — Да. Мы пытаемся понять, кто же являлся реальным распорядителем счетов неких юридических лиц. А остальное — домыслы ваших коллег, в том числе и из России.
       — Как мне стало известно, Павел Бородин планирует в ближайшем будущем подать на вас в суд за то, что вы, не дождавшись следствия, обвинили его в коррупции. Ваше мнение?
       — Пусть подает, но я — не суд и никого не обвинял. Еще раз повторю: большинство моих высказываний в адрес Бородина придуманы средствами массовой информации.
       — Действительно ли вы передали российской Генпрокуратуре документы, которых достаточно для предъявления обвинения Павлу Бородину?
       — Нет. Мы адресовали российским властям всего лишь просьбу о сотрудничестве и взаимодействии. К ней были приложены некоторые документы, но, я думаю, они не могут послужить основанием для каких-то обвинений. Сейчас надо понять, на какой стадии расследования находится российская сторона.
       — Действительно ли женевским правосудием подана апелляция на решение федерального суда Швейцарии о выплате российскому бизнесмену Сергею Михайлову компенсации в размере более чем полумиллиона долларов? Какова судьба этой апелляции?
       — Да, была апелляция. Но эту апелляцию признали неприемлемой и полностью отвергли по всем ее пунктам.
       — Значит, господину Михайлову швейцарское правительство полностью выплатит компенсацию и признает, что он был абсолютно чист перед законом?
       — Да. Господину Михайлову будут выплачены эти деньги.
       — Как мне стало известно, Михайлову отказано во въездной визе в Швейцарию. Это что, своеобразная месть?
       — Любая страна имеет право отказать в визе любому гражданину другой страны без объяснения причин.
       — Господин Бертосса, давайте поговорим о самом громком на сегодняшний день скандале — о «деле отмывания русских денег в «Бэнк оф Нью-Йорк». Имеет ли к нему отношение премьер-министр России Михаил Касьянов?
       — Мы с вами встречаемся уже не в первый раз, и вы знаете, что я крайне редко называю имена, поэтому воздержусь и сейчас. Поймите, я не могу говорить о физических лицах, о которых наши официальные заявления еще не стали достоянием гласности. Помните, официальная информация о Бородине, Столповских, Михайлове, Паколли каким-то образом попала в прессу, и тогда я должен был высказаться — подтвердить или опровергнуть. А в случае с Касьяновым я пока промолчу.
       — Филипп Туровер в интервью сообщил мне, что экс-премьер Виктор Черномырдин получал на свои швейцарские счета многомиллионные суммы, имеющие отношение к делу БОНИ. Так ли это?
       — Без комментариев. Опять-таки пока.
       — Получали ли вы от российской Генпрокуратуры какие-либо документы, связанные с расследованием дела о «Бэнк оф Нью-Йорк»?
       — Да. Несколько недель назад господин Устинов передал мне пакет с целым рядом документов по «Бэнк оф Нью-Йорк». Это уже прогресс в наших взаимоотношениях с Россией, и теперь нам нужно понять, насколько присланные Устиновым документы могут быть полезны швейцарскому расследованию.
       — Значит, российская Генпрокуратура уже подключилась к следствию по БОНИ, то есть виден свет в конце туннеля?
       — Не обнадеживайтесь. Пока об этом говорить еще рано, нужно внимательно изучить переданные из России сведения. А вообще-то мне бы хотелось вам напомнить, что «дело БОНИ» — это изначально российская и американская проблема. Швейцарское правосудие занимается лишь отдельными частями этого гигантского дела, а главные ответы на главные вопросы находятся в России и США.
       — Но ведь в России даже не открыто уголовное дело по отмыванию денег через «Бэнк оф Нью-Йорк»?
       — Именно поэтому я отвечаю вам так на вопрос о том, есть ли «свет в конце туннеля». Свет появится лишь тогда, когда правосудие наших стран будет заниматься той работой, которую оно и должно выполнять. А пока наши полномочия будут ограничены лишь расследованием, касающимся отмывания средств здесь, в Швейцарии, и тех русских и американских денег, которые проходили через швейцарские финансовые учреждения.
       — Действительно ли некоторые фигуранты по «делу БОНИ» сейчас занимают высокие посты в российском правительстве и заседают в Госдуме?
       — Все зависит от того, что понимать под лицами, причастными к делу о «Бэнк оф Нью-Йорк». Например, если взять случай с Международным валютным фондом, то его деньги ушли в распоряжение российского правительства, а уж куда ваше правительство их отправило дальше — толком не знает никто. Точнее, только руководство России тех лет и знает, куда и как были использованы эти миллиарды. Вот у них нужно и спросить. А для этого необходимы полная прозрачность и гласность, которых, увы, пока нет. И еще: деньги МВФ должны искать не швейцарские следователи, а российские.
       — Но ведь в российской прокуратуре зашло в тупик уже не одно дело о коррупции и отмывании денег. Скорее всего, и история с БОНИ закончится ничем.
       — Простите, это уже проблема российских граждан. Мы — маленькая страна, хотя и с крупными банками, и мы никак не сможем заменить российскую систему правосудия, стать на место ваших следователей и прокуроров. Только полноценная работа правоохранительных органов вашей великой страны сможет поставить точки в таких громких делах, как «дело «Бэнк оф Нью-Йорк» и «Кремльгейт».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera