Сюжеты

«НАШ ЗРИТЕЛЬ ЖИВЕТ НЕ В КРЕМЛЕ…»

Этот материал вышел в № 80 от 30 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«НАШ ЗРИТЕЛЬ ЖИВЕТ НЕ В КРЕМЛЕ…» Телеканал RENTV начал вещание почти четыре года назад. С первых дней существования канал стал выстраивать собственную службу информации. Решение делать новости казалось в то время рисковым: телесеть прежде...


«НАШ ЗРИТЕЛЬ ЖИВЕТ НЕ В КРЕМЛЕ…»
       
       Телеканал RENTV начал вещание почти четыре года назад. С первых дней существования канал стал выстраивать собственную службу информации. Решение делать новости казалось в то время рисковым: телесеть прежде всего должна была тратиться на расширение территории вещания, а не замахиваться на самую дорогую и трудоемкую отрасль телепроизводства. Однако Ирена и Дмитрий Лесневские решили изначально строить полноценный универсальный канал.
       Телесеть отличается от остальных каналов не только принципом вещания, но и тесным творческим союзом с региональными партнерами. На канале начал работать проект «Совместные новости», который дает возможность широко и наиболее полноценно освещать жизнь России. Вся телесеть, в которую входят 400 городов России, работает на общее дело, на общие новости. О том, в чем принципиальные отличия сетевой телевизионной информации от традиционной московской, рассказывает главный редактор службы информации RENTV Елена Федорова

       
       — RENTV — первая телесеть, которая смогла выстроить полноценную информационную службу. Сетевое вещание подразумевает большую заинтересованность в ваших новостях жителей регионов. Как удается «координировать» столь разнообразные интересы зрителей — от Калининграда до Дальнего Востока?
       — Мы работаем с совершенно четким осознанием, что наш зритель по сравнению с большими московскими каналами — принципиально другой. Кто смотрит ОРТ, НТВ, РТР?.. В первую очередь власть имущие, администрации, «семьи». А у нас если семья — так в широком, традиционном смысле. Информационное поле больших и толстых каналов — это политика и все, что происходит внутри Садового кольца. Но информация — это намного больше. Мы, наоборот, идем от того, что Садовое кольцо — это надстройка, а не базис. Для нас основа — это социальная тематика, региональная политика, медицина, наука…
       — Насколько технический и профессиональный уровень региональных партнеров отвечает московским стандартам?
       — Естественно, пока мы не достигли уровня «Евровидения», когда полноценные сюжеты формируют блоки общеевропейских новостей. Но в перспективе мы придем именно к такой схеме. Год назад мы начали проект «Совместные новости». Первый шаг — постоянная творческая координация работы с региональными партнерами. На съезде наших региональных станций в Москве мы приняли общие стандарты производства новостей: короткие сюжеты — не более полутора минут и важное правило — рассказывать только о том, что интересно лично тебе, независимо от конъюнктуры. Каждую неделю к нам приезжают журналисты из региональных телекомпаний на стажировку. Некоторые штатные корреспонденты пришли в нашу редакцию таким путем. Но надо понимать: процесс становления информационной телесети, процесс создания единого информационного поля долгий и мучительный. Сказать, что через три месяца у нас будет уникальная информационная сеть, значит, обмануть и себя, и зрителей.
       — Но так или иначе существует общепринятая иерархия новостей: большая политика, большая экономика, международная информация… Неужели зритель воспринимает новости, если порушена эта устоявшаяся конструкция?
       — Мы можем долго спорить: идти ли от частного к общему или от общего к частному. Как работают другие и как не хотим работать мы? Сначала говорят об очень глобальном, а потом мимоходом — как это скажется на нашей жизни. Но частные вопросы: сколько будет стоить колбаса, бензин, будет ли у нас медицинское страхование — это не утилитарный подход к новостям. Это тот калейдоскоп, из которого складывается жизнь нормального человека. Он живет не в Кремле, не в Думе, его глубоко не волнует, почему один депутат лоббирует тот или иной закон, а другой против него. «Большой» политика становится только тогда, когда она затрагивает интересы людей. Если же на нашу жизнь то или иное политическое событие не влияет никак и это чисто политические игры — мы либо вообще не говорим об этом, либо упоминаем вскользь. Особенность нашего канала состоит в том, что у нас ни перед кем нет политических обязательств. И в первую очередь перед властью. Если сама власть не считает нужным объяснять какие-то свои шаги или делает это безграмотно, бестолково, непонятно — то лучше нам промолчать, чем очевидно врать и изворачиваться. Или взять освещение событий в Чечне. Можно действовать так, как делают другие каналы: сидит корреспондент в Ханкале, никуда не выезжает и озвучивает «с места» сводку ТАСС, которую до него три канала уже передали слово в слово. Мы пошли по другому пути, в котором гораздо больше смысла. Раз в месяц мы посылаем специального корреспондента в Чечню, который подробно, обстоятельно, крупным планом показывает, что там действительно происходит с армией, населением, беженцами…
       — Сегодня при том, что у RENTV есть собственная служба информации, он считается одним из самых неангажированных каналов в России. Но что будет завтра, после продажи акций канала одной из структур РАО «ЕЭС»? Изменится ли концепция вещания RENTV?
       — Вы прекрасно знаете, что «вчера» у нас тоже были акционеры. Однако сами признаете нас неангажированным каналом. Так что мы свою позицию уже отстояли. Мы даем только информацию — не участвуем в PR-акциях, пропагандистских кампаниях, не ведем войн компроматов. Кроме того, структура, которая принадлежит РАО «ЕЭС», занимается непосредственно нуждами наших зрителей. Всем интересно: будут ли завтра тепло и свет, почему отключают энергоснабжение, с чем это связано. Популярная присказка больше не работает — получается, что не во всем виноват Чубайс. Надо разделять тех, кто несет ответственность за эти безобразия: «Дальэнерго» или местный перекупщик электричества, который исправно собирает деньги с налогоплательщиков, а потом самым замечательным образом ворует, никуда их не перечисляя. Мы пытаемся объективно во всем разобраться, как делали это всегда.
       — Конфликт с вашим бывшим акционером — ЛУКОЙЛом — произошел именно из-за информационного вещания, когда вы разорвали отношения с ТСН. Почему вы без «объявления войны» вернулись к собственному производству новостей?
       — Не было ни конфликта, ни войны с ЛУКОЙЛом. В ТСН произошел кризис управления. На уровне журналистов не было никаких противоречий: те люди, которые работали в ТСН годами, теперь работают у нас. Там была очевидная проблема менеджмента, когда производящая компания пыталась диктовать условия каналу, а такого не бывает. В результате этого латентного конфликта журналисты перестают понимать, что они делают, для кого, каковы критерии их работы. Кроме того, ТСН с точки зрения экономики и здравого смысла — это перевернутая пирамида: на одну службу информации не нужны отдельная бухгалтерия, финансовая дирекция, техническая дирекция. Все эти структуры и так существуют на канале. Изначально предполагалось, что ТСН будет работать как национальное информационное агентство и что его продукт будут закупать другие каналы. Но этого не произошло. На мировом рынке существуют только два источника информации — «Рейтер» и APTN. Даже WTN не выжил. Что уж говорить о России при неразвитом телевизионном рынке… Мы догадываемся, что абсурдность существования такой организации понял и сам инвестор в лице ЛУКОЙЛа. И, возможно, он воспользовался этим внутренним конфликтом, чтобы ликвидировать ТСН.
       — Служба информации RENTV уже сменила несколько главных редакторов. Насколько сама личность руководителя влияет на уровень профессионализма в целом и на концепцию новостей?
       — Задача руководителя — устанавливать правила игры, по которым существует каждая часть общей структуры. Приход Добродеева в «Вести» показывает, что в одночасье, в месяцы нельзя ничего изменить. Люди очень инертны, они привыкли жить и работать так, как они считают нужным. Можно сменить всех корреспондентов напропалую — но это жест крайнего отчаяния. Можно собрать, перекупить всех звезд, но и это — не гарантия успеха. Звезда выдаст один материал в три дня — а у нас по пять выпусков ежедневно, и смотреть должны все, а не только тот, где выступит звезда. Надо выращивать своих… Мы стараемся помочь журналисту найти собственный интерес, собственную специализацию, обрасти связями в хорошем смысле этого слова. А разговоры о «концепции информационного вещания» — слишком абстрактные. Приход на руководящую должность Х вместо Y тут же влечет за собой новый документооборот — и все. Основа, базис — это личности корреспондентов, их позиция, индивидуальные способы подачи материала. На нашем канале процесс формирования сильной информационной сети начали мои предшественники, а я последовательно переняла эстафету. Так что мне проще, чем многим моим коллегам, — ничего рушить и строить заново не пришлось.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera