Сюжеты

…А ПОТОМ ПОЯВИЛСЯ ЕСЕНИН В ИСПОЛНЕНИИ ФИЛИППЕНКО

Этот материал вышел в № 80 от 30 Октября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Знаменитый актер открыл в школе свои университеты Уроки давно закончились, а детей никто не может выгнать из школы. Здесь вообще все не как у людей. Учителей больше, чем учеников, классы похожи на музей современного искусства, по...


Знаменитый актер открыл в школе свои университеты
       
       Уроки давно закончились, а детей никто не может выгнать из школы. Здесь вообще все не как у людей. Учителей больше, чем учеников, классы похожи на музей современного искусства, по расписанию за уроком химии идут занятия по вокалу и актерскому мастерству. Чтобы попасть в «Класс-центр» Казарновского, нужно пройти несколько туров прослушивания, зато отсюда путь — в самые престижные театральные вузы столицы. Тяжелые учебные будни скрашивают частые спектакли, праздники, гастроли. Сегодня вместе с учениками Казарновского выступал Александр Филиппенко. После концерта мы сидим в уютной комнате, увешанной смешными плакатами и фотографиями, заставленной разными художественными объектами. На двери написано, что это кабинет директора
       
       — Александр Григорьевич, а вы давно дружите со школой?
       — Вообще со школой дружу много лет. В далекие студенческие годы я был пионервожатым в лагере «Орленок». Помню костры после ужина, песни под гитару; была эпоха оттепели — говорить можно было практически обо всем. До сих пор ко мне подходят старые, лысые люди и говорят: «Помните, я был вашим пионером?»
       Так вот, через тридцать три года Сергей Зиновьевич предложил мне открыть в «Класс-центре» «Университет Александра Филиппенко», и после первого же концерта ко мне вернулись забытые ощущения. Второй сезон я выступаю перед ребятами, а заявлено уже 16 программ с моим участием.
       — Выступления актера такого уровня осчастливят любую театральную студию. Почему вы выбрали именно «Класс-центр»?
       — Здесь играют живой джаз. Для меня это все! Где вы видели, чтобы нынешняя молодежь увлекалась джазом? Недавно мы с дочкой Сашей были на гастролях в Германии и в Мюнхене попали на танцевальную вечеринку. Там была механическая музыка, я зевал и закрывал уши. Хоть бы что-то внутри колыхнулось!
       Все жду, когда Сергей Зиновьевич откроет джазовый танцевальный клуб...
       — Чем вы руководствуетесь при составлении программы «Университета Филиппенко»?
       — Я проверяю свои новые программы. Отсеиваю лишнее. Ведь нет более чуткого зрителя, чем ребенок. Сфокусировать внимание такой аудитории — это дорогого стоит.
       — Чувствуете отдачу зала?
       — Пока нет, но встречаю благодарного, умно слушающего зрителя. В прошлом году мы играли здесь Достоевского. В зале я заметил десятилетнего человека, который по мере действия то сидел, то лежал, то ползал по полу, а рядом была мама, которая ему что-то объясняла. Для меня самое важное, чтобы приходили дети с родителями. Традиция похода в театр семьей очень важна. Мне нравится, что родители пристают к Казарновскому: «Когда придет Филиппенко?» Если серьезно, то особенно радует, что после спектаклей народ идет в школьную библиотеку, интересуется тем же Достоевским.
       Для нашего поколения открытие Есенина и Цветаевой было окружено ореолом романтики, Булгакова мы вообще не знали. Что из увиденного и прочитанного останется в эмоциональной памяти этих ребят, как это проявится в их жизни — не знаю. Но сегодня, по-моему, было интересно.
       Сначала дети читали пушкинские стихи, а потом появился Есенин в исполнении Филиппенко.
       Я обращаюсь к Сергею Казарновскому.
       — Сергей Зиновьевич, ваши тинейджеры готовы слушать Пушкина, Есенина, русские романсы?
       — 19 октября — традиционный лицейский день. Первая ассоциация — Пушкин. Поэтому университет А. Филиппенко в рамках нашей школы проводит «День высокой поэзии». Было бы здорово, если бы, кроме классики, дети читали свои стихи.
       — В вашей школе настолько раскрепощенные дети?
       — Ну они ведь профессиональные актеры. К тому же на занятиях я всегда прошу детей читать свои стихи. Свои — это не обязательно ими самими написанные. Просто те, которые сегодня им созвучны.
       Это может быть и прозаический отрывок, если он музыкален. Я считаю, очень важно с детства уметь хотя бы иногда отрешаться от суеты и задумываться: что я чувствую, где я сегодня? Вам знакомо пронзительное узнавание, когда читаешь книжку и поражаешься: это же мои мысли! И в каждом возрасте это будет своя поэзия.
       Мне кажется, ранней юности созвучен именно Есенин.
       — А что созвучно вам?
       — Наш одиннадцатый класс — люди, с которыми мне безумно интересно. Недавно вместе ездили на гастроли, играли по нескольку спектаклей в день, и атмосфера была очень душевная. Жгли костры, шашлык на сорок человек, вместе тусовались.
       Нам было хорошо — настолько совпадают вкусы, ощущения, оценки. Когда все люди говорят: это черное, а мы вдвоем видим, что это белое...
       — Значит, педагогических проблем у вас нет. Школа вообще ни на что не жалуется?
       — Ужасно то, что нас заставляют напрямую общаться с военкоматами. Говорят: давайте вместе отследим, чтобы вон тот не убежал от армии...
       Мне не нравится, что на меня вешают функции преследователя и надсмотрщика. Мое дело — выполнить образовательную программу и воспитывать их патриотами.
       Только у меня другие методы. Я хочу, чтобы они любили свою родину, поэтому сегодня Филиппенко читает Есенина, поэтому дети читают Пушкина.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera