Сюжеты

ПЕРВОЕ ЛИЦО — ЭТО РУЛЬ

Этот материал вышел в № 82 от 09 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Так что рулевым он быть не может Этим летом два известных политика стали жертвами ущербного пиара. Один из них, как вы догадываетесь, был Владимир Путин, когда подлодка «Курск» затонула в Баренцевом море. Вторым — Тони Блэр,...


Так что рулевым он быть не может
       

 
       Этим летом два известных политика стали жертвами ущербного пиара. Один из них, как вы догадываетесь, был Владимир Путин, когда подлодка «Курск» затонула в Баренцевом море. Вторым — Тони Блэр, премьер-министр Великобритании, по которому ударил скандал, связанный с Куполом «Миллениум» — фантастическим по размаху и дороговизне центром развлечений, похожим на гигантский космический корабль, который его правительство выстроило на берегу Темзы в восточной части Лондона
       На первый взгляд два эти случая не имеют ничего общего. То, что Курск затонул, — трагедия. Скандал вокруг Купола — типично британский фарс. Однако и Путин, и Блэр стояли перед одинаковой дилеммой: как избежать ответственности, одновременно убеждая всех и вся, что ситуация находится «под контролем». Достижение столь противоречивых целей требовало грамотной работы с формированием общественного мнения

       
       «Полусекретность»
       Путин допустил очевидный ляп, оставшись на отдыхе. Его советники, надо полагать, сказали ему, что судьба «Курска» — это нечто, от чего ему лучше держаться подальше.
       Такой подход мог бы сработать в случае, если бы события, связанные с «Курском», длились один день, но никак не дольше.
       На страницах западной прессы Путина и российский флот обвиняли в систематической лжи, хотя очевидно, что как раз систематической она и не была. Фактически правительство так и не выработало единую точку и не определилось между двумя противоречивыми гипотезами: одна заключалась в том, что «ситуация под контролем», — были услышаны стуки, раздававшиеся с подводной лодки, продолжается спасательная операция. Другая гипотеза — все члены экипажа погибли, и поделать уже ничего нельзя. За обе посылки можно было держаться, но только по отдельности, а не вместе.
       В процессе развития трагедии Путин оказался в опаснейшей для любого правительства ситуации. Очевидно, что все правительства на его месте предпочли бы сохранить такую трагедию в тайне. Однако в случае с «Курском» это оказалось невозможно. Вместо этого поддерживалась обстановка «полусекретности». И это могло бы сработать, если бы общественный интерес к трагедии был невысоким. Однако к «Курску» было полностью приковано внимание как российской, так и международной общественности. Такая «полусекретность» создала информационный вакуум в вопросе, где все жаждали информации. И Кремлю нечего особо жаловаться, что этот вакуум заполнили его враги, разразившиеся бесконечными историями в СМИ относительно его некомпетентности.
       
       Опасно заставлять редакторов стоять в очереди
       Тони Блэр пострадал практически от такой же проблемы, связанной с Куполом. С самого начала проект выглядел несколько нелепо. Идея заключалась в том, чтобы построить выставочный центр для всего самого лучшего, что есть в Британии к началу нового века. Фактически все это выродилось в символ некомпетентности. Блэр отождествил себя с этим проектом персонально. Он сказал: «Я хочу, чтобы, когда мы его закончим, это стало величайшим днем в мире в 2000 году. Я чувствую не просто уверенность, но и гордость».
       Он назначил удачливого юриста по имени Лорд Фальконер, с которым в свое время вместе снимал квартиру, министром по делам Купола. Беды начались с момента открытия Купола. Три тысячи гостей, включая редакторов половины лондонских газет, часами простаивали в ожидании, пока их проверят службы безопасности. Специальный мост через Темзу раскачивался настолько угрожающе, что его пришлось закрыть. Предполагалось, что в первый год будет 12 млн. посетителей, тогда как их оказалось всего 4,5 млн. — многие из них были школьники, которых пускали бесплатно. Вся конструкция обошлась в 800 млн. фунтов стерлингов — намного дороже, чем ожидалось.
       Все это довольно негативно отражалось на Блэре, поскольку, как и в случае с Путиным, вся поддерживающая консерваторов пресса Британии, или большая ее часть, искала предлогов для нападок, перед которыми он оказывался беззащитным. И тут подвернулся случай с Куполом. Это стало символом всего того, что так не нравится многим избирателям в Блэре: его высокомерие и его чисто пиаровские штучки. Он, как известно, полагается на своих советников по связям с общественностью, однако они имеют тенденцию просчитывать ситуацию лишь на день, в лучшем случае — на неделю вперед. Их советы скорее тактические, чем стратегические.
       
       Назад, к Петру Великому!
       Проблема всех политиков вот в чем: они должны демонстрировать, что контролируют ситуацию, но чаще всего ситуация контролирует их. Журналисты обычно принимают миф, что у политиков все «под контролем», поскольку так намного легче писать.
       Вот и получается, что иностранные журналисты, приезжающие в Москву, все время спрашивают меня: «Что есть Путин на самом деле?» Я отвечаю им, что это не так уж важно, потому что на самом деле вопрос стоит иначе: насколько он имеет реальные возможности влиять на события? Другими словами, если он у себя в Кремле потянет за рычаг или нажмет на кнопку, последует ли хоть что-нибудь? Истинный урок «Курска» заключается в том, что стало очевидным: командная цепочка в России разорвана, и никто, в том числе и Путин, не может с этим ничего поделать.
       Это всегда было проблемой для тех, кто писал о Советском Союзе и теперь о России. Российская традиция авторитаризма воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Конечно, эта традиция существует. Однако существует и другая традиция — игнорировать государственную власть и уклоняться от исполнения ее предписаний.
       К примеру, западные газеты радостно сообщают, что семеро путинских генерал-губернаторов собираются утвердить власть Центра во всех регионах. Все это, однако, крайне сомнительно. Я помню, что в 80-е годы Горбачев все время собирался сделать то же самое, но из этого почему-то так ничего и не получилось.
       Не могу сказать, что это удивляет. Я обнаружил следующую цитату из письма Петра Великого одному своему губернатору: «Куда ты подевал деньги? И почему иметь дело с тобой — все равно что иметь дело с правителем иностранного государства?»
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera