Сюжеты

Я ЗНАЮ, КТО МЕНЯ ЗАКАЗАЛ

Этот материал вышел в № 82 от 09 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Я ЗНАЮ, КТО МЕНЯ ЗАКАЗАЛ Бывший управляющий делами президента РФ Павел Павлович Бородин от интервью долго отказывался, мотивируя тем, что именно я полтора года назад опубликовал некоторые швейцарские документы, касающиеся так называемого...


Я ЗНАЮ, КТО МЕНЯ ЗАКАЗАЛ
       
       Бывший управляющий делами президента РФ Павел Павлович Бородин от интервью долго отказывался, мотивируя тем, что именно я полтора года назад опубликовал некоторые швейцарские документы, касающиеся так называемого «дела «Мабетекса», и моя беседа с ним будет предвзятой. Но, когда я уже телефонными звонками совсем затерроризировал постоянный комитет возглавляемого им Союза Беларуси и России, он взял трубку и усталым голосом сказал: «Вы в прошлом году были неправы. Моя подпись на швейцарских счетах, которые вам передали, была сфальсифицирована. Ладно, приезжайте ко мне, и я вам попытаюсь разъяснить, кто и зачем это сделал»
       
       — В понедельник «Новая газета» опубликовала эксклюзивное интервью с генпрокурором Женевы господином Бертосса, в котором немало места уделено вам. Прокомментируйте, пожалуйста, высказывания женевского прокурора.
       — Да, я читал интервью Бертосса и еще раз убедился в том, что так называемое «дело Бородина» полностью инспирировано и за ним нет никаких конкретных фактов ни в Швейцарии, ни в России. Тот же «грозный» прокурор Бертосса в вашем интервью сообщает, что в Швейцарии нет никаких моих денег и что «Кремльгейта» как такового не существует. Поверьте, высказывания Бертосса говорят о том, что швейцарское правосудие начало постепенно сдавать позиции, — у них нет никаких конкретных фактов против меня, что они и признают в последних интервью.
       — В прессу последнее время стали проникать выдержки из некоего «Запроса следователя Дево», направленного из Женевы генпрокурору Устинову. В этом запросе содержатся некоторые данные по так называемому «делу Бородина и партнеров». Знаете ли вы об этом запросе?
       — Кроме информации в «Новой» и других центральных газетах, я располагаю еще и другими сведениями. Так, на днях мне удалось ознакомиться с официальным запросом следователя Дево в полном объеме. Скажу вам, что в этом двадцатистраничном документе нет ни одного слова о том, что мои личные деньги заморожены в Швейцарии, также там не сообщается, распоряжался ли я какими-то средствами в Швейцарии, как то: кредитные карточки, оплаты или какие-либо покупки. Нет там этого, да и не может быть, так как никаких денег у меня в Швейцарии или других западных странах нет и никогда не было. И еще: этот запрос представляет собой крик о помощи — следователь Дево расписывается в том, что у него нет никакой конкретной фактуры по Бородину, и просит Устинова помочь в сборе хоть какой-то компрометирующей меня информации. Кстати, в этом поручении, которое весьма хорошо изучили мои адвокаты, есть умышленные неточности в переводе на русский язык, который также делала швейцарская сторона. Я не буду останавливаться на подробностях, но скажу о том, что слегка «подправленный» перевод совершенно изменяет смысл данного следственного поручения, подменяя предположения утверждениями. Помните историю из мультика «Казнить нельзя помиловать»? Где ставить запятую? Вот и в моем случае так же.
       — А с чего бы швейцарскому правосудию так настойчиво искать какой-либо компромат на вас?
       — Я располагаю точными сведениями о том, что вся эта история «заказана» определенными московскими деятелями, чьи имена я вскоре назову. Доказательства я имею. А тем же Бертосса и Дево в рамках «заказа» предположительно были выплачены огромные суммы. Кстати, вы знаете, что миланской газете «Коррьере делла Сера», также опубликовавшей документы, в которых была подделана моя подпись, вполне вероятно, были уплачены огромные деньги. По моим подсчетам, это 300—350 тысяч долларов. Но в истории со мной у них ничего не получится. Помните, как в анекдоте. У Абрама спрашивают: «Как дела?», а он отвечает: «Не дождетесь!»
       — Кому выгодно было «заказать» Бородина?
       — Два года назад кое-кто очень уж хотел «свалить» Ельцина и попытаться занять его место, а подобраться к Борису Николаевичу можно было, как они считали, только через меня. И таким образом родилось «дело Бородина», а потом Ельцин ушел в отставку, пришел Путин, «заказчики» оказались не у дел, но инспирированный ими скандал продолжал раскручиваться сам по себе. Конечно, теперь и Бертосса, и прочие пытаются дать задний ход и при этом стараются выглядеть более или менее прилично. Как в покере, сделать хорошее выражение лица при плохой игре.
       — Расскажите подробнее о тех, кто вас «заказал». Назовите имена.
       — Пока не могу, так как не хочу, чтобы вновь полились потоки грязи. Только намекну: дело происходило в Москве, и этих самых людей я «кормил из рук», помогал им во многом, а кое-кого и спас даже от тюрьмы. Но они это, конечно, «забыли». Когда все закончится, я многое вспомню. Вспомню и расскажу и о приобретенной за 350 миллионов долларов мебели, и о том, что на все подряды ушло 300 миллионов, и о том, что из них 180 миллионов получили российские подрядчики, и о том, что, по моим подсчетам, кое-кто положил себе в карман многомиллионные суммы. Может быть, именно на эти деньги и была запущена кампания против меня. Но это все потом.
       — Глава «Мабетекса» Беджет Паколли — ваш близкий приятель?
       — Да вы что?! Какой же он мне приятель?!
       Для «Мабетекса» работа в Кремле была очень хорошей рекламой, но отнюдь не выгодным бизнесом. Так, за год работы Паколли «осваивал» около 20 млн. долларов, что было каплей в море по сравнению с его оборотами в других странах. Ведь общий объем работ «Мабетекса» тогда составлял 1,8 миллиарда долларов в год. Вдумайтесь и сопоставьте эти цифры. И еще один факт: только на восстановлении Дома правительства работали более 300 фирм и 18 тысяч человек... Доля «Мабетекса» в строительных работах Управления делами была ничтожно мала. Скандал с «Мабетексом» — это еще одна попытка ударить через меня по президенту Ельцину.
       — Создавали ли вы, как сообщают швейцарцы, какие-либо совместные офшорные фирмы с «Мабетексом» или «Мерката Трейдинг»?
       — Полный бред! Дево уверяет, что у меня якобы имеются какие-то офшоры на Кипре и в Панаме. Самое смешное в том, что и Бертосса, и Дево отлично знают, что открыть фирмы в этих регионах невозможно без личного присутствия «владельца», а я ни разу в жизни не был ни на Кипре, ни в Панаме. И это легко проверить, запросив посольства и другие инстанции, но почему-то никто подобной проверкой не занимается. Это невыгодно инициаторам дела. Кстати, когда я встречался с генпрокурором США Джанет Рено, она сказала, что перед встречей проверила все документы обо мне и пришла к выводу, что я к коррупции не имею никакого отношения.
       — Скажите откровенно, так были ли у вас деньги в Швейцарии?
       — Ни-ког-да не бы-ло!!! Давайте сделаем так. Пусть ищут швейцарцы, ищите и вы, как журналист-расследователь. Я готов оказать любую помощь. А если кто-нибудь найдет мои швейцарские деньги, то мы поступим следующим образом: разделим найденное на три части. Одну часть отдадим российским детским домам, вторую часть подарим швейцарским прокурорам — как-никак столько времени на меня потратили, а третью часть раздадим всем читателям уважаемой мною «Новой газеты». Идет?
       — Договорились. Вы как-то сказали, что планируете подать в суд на правительство швейцарского кантона Женева, прокурора Бертосса, следователя Дево и банк «ЮБС». Так ли это?
       — Да. Как только возня вокруг меня окончательно закончится, я подам в суд на всех вышеперечисленных персонажей и еще на кое-кого. Я располагаю достаточным количеством документального материала об этой компании для того, чтобы выиграть все суды. Причем иски будут очень крупные — я хочу выставить им сумму, равную той, в которой швейцарцы обвинили меня.
       — Уточните.
       — Не менее двадцати миллионов долларов. Швейцарским налогоплательщикам придется раскошелиться из-за непрофессионализма своих прокуроров и следователей. Знаете, если бы следователи хотели довести «дело Бородина» до конца, то они приняли бы приглашение российского генпрокурора Устинова и, приехав в Москву, допросили бы меня. Я готов был встретиться и дать им исчерпывающие показания. Но никто из швейцарцев не пожелал прибыть в Москву в прошлом месяце. Это говорит о том, что швейцарская сторона не заинтересована в скорейшем завершении дела и поиске истины. Эта история со мной приносит им хорошую рекламу, продвижение по службе и большие деньги. Зачем им я и мои показания?
       — В разгар информационного бума по «делу Бородина» поддержал ли вас бывший сослуживец и ныне президент России Владимир Путин?
       — А какое он имеет отношение ко всему этому? Никакого. Поймите, Путин вообще очень далек от хозяйственной деятельности. Он — политик. Я вам расскажу интересную историю. Долгое время с Путиным я был знаком заочно. Он тогда мне помог организовать лечение моей дочки, которая училась в Питере и частенько болела из-за сырого климата. Мы длительное время общались лишь по телефону. Когда Собчак проиграл выборы и мэром стал Яковлев, я предложил Путину работу в Управлении делами, но он признался мне, что политическая деятельность привлекает его больше, чем хозяйственная, и изъявил желание поработать в администрации президента. Я поговорил с Ельциным, и был подготовлен указ о приеме Путина на работу на должность заместителя главы администрации, но тогдашний шеф президентской администрации, который сейчас возглавляет российскую энергетику, отправил указ в корзину. После этого инцидента Путину пришлось идти ко мне, в Управление делами. У нас он занимался собственностью Российской Федерации за рубежом и за девять месяцев работы полностью привел в порядок довольно запутанную документацию. А к другим видам деятельности Управления делами президента Владимир Путин не имел никакого отношения, тем более вскоре он действительно ушел в большую политику.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera