Сюжеты

Я НЕ ИМЕЮ ПРАВА ХЛОПНУТЬ ДВЕРЬЮ

Этот материал вышел в № 82 от 09 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Я НЕ ИМЕЮ ПРАВА ХЛОПНУТЬ ДВЕРЬЮ — Александр Сергеевич, что происходит с программами вашей студии? Говорят даже, что все ваши программы будут объединены в «Кинопанораму»? — Идея такого объединения всех программ об искусстве в одну была у...


Я НЕ ИМЕЮ ПРАВА ХЛОПНУТЬ ДВЕРЬЮ
       
       — Александр Сергеевич, что происходит с программами вашей студии? Говорят даже, что все ваши программы будут объединены в «Кинопанораму»?
       — Идея такого объединения всех программ об искусстве в одну была у главного редактора канала РТР Александра Акопова, но он сам признал ее неактуальной. В начале лета мы получили из аппарата генерального продюсера бумагу, в которой сообщалось, что все программы студии «К-2» «снимаются с эфира», и все. В течение трех месяцев практически ни одна из программ нашей студии не выходила в эфир.
       — Какие же новые правила существования были предложены «К-2»?
       — Теперь мы должны выходить только по каким-то оперативным событиям. Ничего страшного я в этом не увидел. Во-первых, приятно сознавать, что мы больше пользы принесем зрителям канала. Это хорошая идея: показ какого-то значительного фильма, «подкрепленного» программой о нем, когда зритель может послушать комментарии известных критиков. Когда-то у «К-2» была такая практика. Я получил примерный план кинопоказа РТР, и на его основании мы составили свою заявку. Заявка была одобрена Акоповым, но не стала, как я надеялся, «уставом нашей жизни». Сейчас же, когда мы не имеем постоянного места в сетке вещания, нет ни одного документа, который гарантировал бы выход определенной программы в определенное время.&127;Тем не менее 7 ноября РТР показало сразу три серии фильма Евгения Матвеева «Любить по-русски», и завершилась эта акция моей программой о Матвееве и так называемом «народном кино». А что делать дальше — неизвестно...
       — Сейчас, по-моему, все программы о культуре на РТР находятся в подвешенном состоянии.
       — Да, как была у нас в последние годы культура маргинальной по отношению ко всему остальному, так и остается, что подтверждается и в новом сезоне РТР. Смотрите, что получается: группа анонсирования программ декларирует, что она начинает анонсировать передачу за месяц до эфира, а я узнаю о том, что буду в эфире, дай Бог, за две недели. Когда я обращаюсь в «анонсы», мне говорят: «А у нас уже нет места, мы работаем за месяц». Конечно, телевидение при всей своей бедности может себе позволить затратить деньги на производство программы и сделать так, чтобы ее никто не заметил. Но это в худших традициях.
       — От такой неопределенности у вас не возникает такого же желания, как у Бориса Бермана и Ильдара Жандарева, т.е. уйти на другой канал, как это они сделали год назад?
       — У Бермана возникло резонное желание не искать компромиссов, а найти свое счастье на чужбине. Но я лично дорожу вторым каналом. Мне жалко выкидывать на ветер десять лет, которые я прожил вместе с РТР. Каждый человек имеет право на эмоциональную вспышку, но мне бы не хотелось, чтобы моя вспышка принесла какой-то урон студии «К-2». Я не имею права хлопнуть дверью, я обязан найти компромисс.
       — И все же чем вы сейчас занимаетесь?
       — Пока мы работаем над передачами о фильмах, которые пойдут на телеканале «Россия» в декабре — марте: «Все о моей матери» Педро Альмадовара, «Пес-призрак. Путь самурая» Джима Джармуша, «Бочка пороха» югославского режиссера Горана Паскалевича, «Сладкий и гадкий» Вудди Алена. Есть идея моего коллеги Владимира Оренова рассказать о Дмитрии Астрахане и его новом фильме «Алхимики» с Ильей Стояновым и Игорем Олейниковым в главных ролях. Конечно, «околофильмные» программы — хороший вид работы, но я бы не хотел, чтобы только это стало нашим хлебом.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera