Сюжеты

КУДА ВПАДАЕТ «ВОЛГА»

Этот материал вышел в № 83 от 13 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Что происходит на знаменитом «ГАЗе» Большие заводы уходят из жизни медленно. Симптомы недуга промышленных гигантов могут быть самыми разными, но причина гибели заводов всегда одна — непрофессиональное, или, что гораздо хуже, преступное...


Что происходит на знаменитом «ГАЗе»
       
       Большие заводы уходят из жизни медленно. Симптомы недуга промышленных гигантов могут быть самыми разными, но причина гибели заводов всегда одна — непрофессиональное, или, что гораздо хуже, преступное управление. Иногда менеджерам гораздо выгоднее растащить некогда процветавшее предприятие по частям, сознательно загнав его в долговую яму, чем развивать технологии и наращивать производство, — так, как это сейчас происходит с одним из крупнейших в стране автомобильных заводов
       


       Автомобильный гигант «ГАЗ» давно уже перестал быть символом отечественной экономики. Высокопоставленные чиновники пересели с престижных некогда «Волг» на более комфортные «Мерседесы», а зарубежные потребители отказались от устаревшей и ненадежной машины сразу после падения «железного занавеса». До недавних пор финансовое положение завода спасал ажиотажный спрос на грузовички «Газель», но сейчас бремя многомиллионных долгов и нереформированное производство грозят затянуть «ГАЗ» в омут банкротства.
       Особое положение завода совсем недавно ограждало руководство «ГАЗа» от любых перемен. Своими налоговыми платежами «ГАЗ» содержит большую часть полуторамиллионного Нижнего Новгорода и области. В производстве автомобилей занято более 110 тысяч человек, кроме того, предприятие полностью содержит инфраструктуру Автозаводского района города. Еще с советских времен руководит этим огромным хозяйством президент АО «ГАЗ» Николай Пугин. Кроме самого «ГАЗа», под его контролем находятся девять «газовских» дочерних предприятий, АвтоГАЗбанк, сеть медицинских и торговых учреждений, хоккейная команда «Торпедо» и еще ряд других учреждений и фирм. Общий актив этих предприятий перевалил за два миллиарда долларов, так что Николай Пугин может считаться одним из самых влиятельных людей страны.
       Дела у завода не заладились с 2000 года. Масштабы постигшей завод финансовой катастрофы впечатляют. Только за прошедшие полгода рентабельность производства снизилась в девять раз, а чистая прибыль упала до 24 миллионов рублей — то есть стала в 37 раз меньше, чем в прошлом году. Доход от продаж заводской продукции сократился за полгода в пять раз. Соответственно налоги завод стал платить гораздо меньше, чем в благополучном 1999 году. Если год назад Нижегородская область получала в месяц 60 миллионов рублей, то сейчас «ГАЗ» перечисляет не больше 12 миллионов. И это без всякого кризиса.
       
       К порогу банкротства «ГАЗ» подошел вовсе не из-за отсутствия спроса на свою продукцию. Выручка от ее реализации по сравнению с 1999 годом возросла с 11,3 миллиарда рублей до 15,2 миллиарда. Предприятию это помогло мало — доход от проданных «Волг» и «Газелей» получили «газовские» дилеры, а сосредоточение в руках вице-президента «ГАЗа» Шибалова всех заводских закупок, продаж и финансов привело к тому, что наценка поставщиков на закупаемые материалы и комплектующие доходит до 80%.
       Из-за недостатка денег завод набрал миллиардные суммы долга. Перед федеральным бюджетом, например, задолженность составляет почти один миллиард рублей, перед органами таможни — более 12 миллионов долларов. Европейскому банку реконструкции и развития «ГАЗ» задолжал 65 миллионов долларов, ряду других иностранных банков — свыше 20 миллионов. В настоящее время руководство готовит соглашение с пятью доверенными дилерами завода о новом кредите в один миллиард рублей под переданную им для реализации заводскую продукцию. Груз долга уже сейчас сильно осложняет жизнь работников «ГАЗа» — средний уровень зарплаты здесь ниже, чем на других отечественных автогигантах. Оклад рядового сотрудника, например, не превышает двух тысяч рублей. Жаловаться на низкие заработки некому — местные профсоюзы полностью зависят от руководства «ГАЗа».
       На «ГАЗе» не любят слово «реформа». Для заводского менеджмента даже намек на необходимость перемен звучит ругательством. Консерватизм директора тут ни при чем. Любая попытка изменить существующие на заводе порядки неизбежно вскроет настоящую причину экономического упадка предприятия: частные интересы тех, кто фактически управляет «ГАЗом», — заводского менеджмента и нижегородских коммерческих структур. Объяснить иначе плачевное состояние заводских финансов трудно. Рост цен на сырье и электроэнергию затронул не только «ГАЗ». Другие отечественные автогиганты потребляют не меньше металлопроката и киловатт, но обходятся без миллиардных займов и девятикратного снижения рентабельности.
       Никакой сенсации в причинах и методике разорения «ГАЗа» нет. То, что сейчас происходит с нижегородским автогигантом, было «обкатано» на десятках других предприятий. Завод постепенно «растворяется». Вот уже около года путем нехитрых финансовых операций в другие фирмы и предприятия выводятся заводские активы. За пределы основной заводской территории выносятся предприятия по производству важнейших комплектующих — сидений, колесных дисков, грузовых платформ, изделий из пластика. Широко разрекламированный свежепостроенный новый заводской корпус, предназначенный для производства лицензионных австрийских двигателей «Штайр», тоже предназначен на продажу. По некоторым данным, новый цех планируется вывести из состава «ГАЗа» и передать третьим лицам.
       Намеренный развал производства сейчас выгоднее, чем обычное производство. Схема искусственного разорения любого предприятия довольно проста: завод загоняется в долговую яму, а все наиболее ликвидные активы и сохраняющие рентабельность подразделения выводятся из состава компании в дочерние или подставные фирмы. После нескольких таких операций от процветающего завода остается одна оболочка, а прежнее руководство предоставляет удовольствие платить по своим долгам новым хозяевам. Любые нанятые новыми акционерами управленцы просто захлебнутся в доставшихся им «по наследству» проблемах, так что при желании разоренный завод можно будет выкупить по бросовой цене.
       Сейчас, при нарастающем на заводе кризисе, нижегородские коммерсанты контролируют около семидесяти процентов всех «газовских» продаж и покупок. Конечно, подобный размах был бы невозможен без участия заводского руководства и местного криминалитета. Нижегородские «авторитеты» участвуют в бизнесе больше дилеров «ГАЗа», а на самом заводе действует около десяти преступных группировок.
       
       Президент «ГАЗа» Николай Пугин на разорение собственного завода почти не реагирует. Более того, президент «ГАЗа» вместе со своими подчиненными сами активно скупают на средства предприятия, выводимые из оборота, его акции. И это вместо того, чтобы выплачивать долги государству и кредиторам, не говоря уже о повышении нищенской зарплаты рабочим «ГАЗа». Процесс финансового разорения завода происходит удивительно быстрыми темпами, словно президент и его окружение собираются в скором времени покинуть завод. К чему может привести такая деятельность, уже неоднократно было продемонстрировано на примере множества других российских предприятий. Однако всегда, как правило, на эти заводы приходил новый инвестор и ситуация выправлялась. Как-то будет на этот раз на «ГАЗе»?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera