Сюжеты

СУДЫ В РОССИИ: НЕТ ДЕНЕГ ОПРЕДЕЛИТЬ НЕВИНОВНЫХ?

Этот материал вышел в № 83 от 13 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Начинаем дискуссию адвокатов и судей Недавно в Государственную Думу внесен законопроект, предусматривающий, по сути, создание новой ветви судебной власти — федеральных административных судов. Этот законопроект, как ожидается, должен стать...


Начинаем дискуссию адвокатов и судей
       


       Недавно в Государственную Думу внесен законопроект, предусматривающий, по сути, создание новой ветви судебной власти — федеральных административных судов. Этот законопроект, как ожидается, должен стать одной из составных частей реформы судебной системы России. Действительно, ситуация, что называется, назрела и даже перезрела: действующие сегодня Уголовный и Гражданский кодексы не менялись свыше 20 лет, а собственно судебной реформе, если считать с момента ее провозглашения, пошел уже десятый год. О том, как идет процесс реформирования судебной власти в стране, как все происходящее может отразиться на жизни каждого из нас, рассказывает известный российский адвокат Алексей БЕЛЯК
       
       — Как, по вашему мнению, идет судебная реформа в России и сможет ли она изменить нашу жизнь?
       — Безусловно, сложно. Изначально в Конституцию РФ включен ряд статей, даже превышающих уровень демократизма конституций более цивилизованных стран, нежели наша. Однако сама судебная реформа в ее нынешнем виде, к сожалению, не предполагает кардинальных изменений — она очень консервативна по сути своей.
       — Но ведь, вы правы, у нашей реформы опережающий нынешнюю демократию темп.
       — Да! Но эти изменения носят декларативный характер. Меняется лишь терминология. Допустим, Верховный суд представляет свои законопроекты, свои интересы лоббирует и Высший арбитражный суд. Но налицо лишь факт — из-за их конкуренции затягивается принятие новых Гражданского процессуального и Уголовно-процессуального кодексов. Ведь мы до сих пор живем по правовым документам, разработанным для другого общества. "Благодаря" существующему УПК происходят затяжки в расследовании уголовных дел, налицо несоблюдение правила равенства сторон в уголовном процессе. Годами люди сидят, годами!
       — И почему это происходит? Почему вы, адвокат, не объединяете коллег для лоббирования новых законов?
       — Очень просто. По закону срок содержания обвиняемого под стражей в период предварительного следствия — полтора года. Но по существующим, устаревшим, правилам его могут продлить еще на полгода, например, в связи с тем, что суд не успел ознакомиться с материалами дела. И на практике уже эти два года могут быть растянуты до бесконечности. Под разными предлогами сырые дела направляются в суд, хотя обвинения не обоснованы и не подкреплены доказательствами. Судья по действующему закону не может отправить это дело на доследование и в то же время не может и рассматривать его, потому что нет денег на заседателей народных, на присяжных заседателей. А человек тем временем сидит в тюрьме! А вы говорите о попытках реформирования судебной системы в России.
       — А вы о чем говорите? Что же, по-вашему, надо делать?
       — Конечно, нужно финансирование, но главное — желание проводить реформы у руководителей отечественного судопроизводства. И в первую очередь у председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева. Чего мы не особо наблюдаем. Пока все остается, как было. Поэтому пусть никто не ждет, что у нас все будет, как в Америке, — судья сидит в мантии и стучит молоточком... Мантии-то сшить можно, гербы и флаги трехцветные всюду повесить — но это не есть судебная реформа.
       На Западе существует прецедентное право. Если когда-то человека за кражу кошелька оправдали, то при повторном обвинении адвокат пытается откопать этот случай. У нас же не прецедентное право — у нас законодательная основа права. Прибавьте сюда огромное количество законов и массу подзаконных актов. Поэтому, чтобы реформировать судебную систему, мало создать новую систему судопроизводства и ввести институт мировых судей или федеральные административные суды — надо менять законодательную базу.
       — И в какую сторону? Всех выпустить, а потом объявлять их в федеральный розыск?
       — Вообще, если что-то реформировать, то надо думать, как упростить систему. А мы что видим? Проекты законов, представленные в Думу Верховным судом, еще больше увеличивают количество судов. Вводят окружные суды... Что же упрощается? Идет издевательство: гражданин обращается в районный или городской суд. А ему говорят: это не к нам, вам в Москву надо ехать. В тех же США мало судей федеральных, но у них и меньше судей вообще. У них законодатели берегут деньги налогоплательщика, а суды присяжных идут только по уголовным делам — тяжким и громким преступлениям. Более того, в основном все заседания судья проводит единолично. Он так же, как и у нас, избран пожизненно, но теперь уже в отличие от нас находится под наблюдением органов, которые борются с коррупцией. Кроме того, порой адвокаты приглашают в суды журналистов — судебный процесс должен быть гласным. А у нас сплошь и рядом запрещают прессе присутствовать.
       — Какова тем не менее роль судов присяжных в нашей стране?
       — К сожалению, они у нас далеко не везде. Суды присяжных хороши тем, что решают вопрос о виновности или невиновности чисто в эмоциональной плоскости. Поэтому они нужны и полезны для талантливых адвокатов, которые умеют держать паузы и воздействовать на присяжных. А если от них легче адвокату, то, соответственно, легче и обвиняемому. Но опять-таки все зависит от финансирования.
       — Да, но ведь на это были выделены средства?
       — Я об этом слышал, но не в курсе, куда и зачем они потрачены. А пока на реформу денег нет. Посмотрите, в каких ужасных условиях суды находятся: текут крыши, канализация, судьи даже летом в зимней одежде сидят, потому что замерзают. И это в Москве, а что творится в провинции?
       — Вы лично свет в конце тоннеля видите?
       — Выход есть всегда. Я повторюсь, но, кроме денег, должно быть желание это сделать. А возможность эта появится тогда, когда интересы страны и ее отдельных граждан станут превыше внутрикорпоративной борьбы в Верховном суде России, на котором в конечном счете лежит ответственность за реформирование российской судебной системы.
       
       
       ОТ РЕДАКЦИИ. В ближайших номерах мы надеемся услышать мнение членов Верховного суда Российской Федерации.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera