Сюжеты

Яна ЧЕРНУХА: Я — ДОМОХОЗЯЙКА В ТЕЛЕЭФИРЕ!

Этот материал вышел в № 83 от 13 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Я — ДОМОХОЗЯЙКА В ТЕЛЕЭФИРЕ! Хрупкая симпатичная девушка Яна Чернуха на телевидении с восемнадцати лет. Прошла весь нелегкий путь от редактора до телеведущей. Перепробовала почти все каналы и программы — от «Пресс-клуба» АТВ до дибровского...


Я — ДОМОХОЗЯЙКА В ТЕЛЕЭФИРЕ!
       
       Хрупкая симпатичная девушка Яна Чернуха на телевидении с восемнадцати лет. Прошла весь нелегкий путь от редактора до телеведущей. Перепробовала почти все каналы и программы — от «Пресс-клуба» АТВ до дибровского «Доброго утра»... Теперь Яну можно увидеть по четвергам на ОРТ в дневном эфире программы «Добрый день»
       
       — Как вы попали на телевидение?
       — В школе я участвовала в движении «Дети — творцы XXI века». Наша группа поехала по обмену в Америку. А потом нас пригласили в программу «Взгляд» рассказать об этом. Нас спросили, чему мы там научились, и я сразу среагировала: «Делать массаж!» И мы в прямом эфире показывали, как мы научились делать массаж! Мне так понравилось. Я подумала, как здорово и легко работать на телевидении. Потом я поступила на журфак МГУ. На телевизионное отделение был отдельный конкурс. И на него пришел Анатолий Лысенко, который тогда руководил «Взглядом», со странной идеей подобрать новых ведущих. Он совершенно неожиданно выбрал двоих — мальчика из нашей группы и меня. Мы провели во «Взгляде» один экспериментальный эфир. В это самое время начали создавать Российское телевидение, и Лысенко ушел туда директором. Наша карьера ведущих «Взгляда» на этом закончилась. Так начался поиск вариантов. Я поработала во многих редакциях и практически во всех жанрах.
       — Я помню вас в проекте Диброва «Доброе утро», расскажите немного об этом.
       — До этого проекта я уже проработала автором и редактором в АТВ достаточно много времени. Там же, на АТВ, работал тогда и Дибров. Когда он создал телекомпанию «Свежий ветер», то пригласил меня принять участие в этом проекте, и я согласилась. Там был замечательный коллектив, и вообще мы вспоминаем это время с ностальгией. У нас царила атмосфера полной анархии и свободы, которую Дибров специально культивировал, и мы чувствовали себя творцами — сами придумывали рубрики, приглашали гостей, сами их вели, сами получали удовольствие — в общем, были сами себе режиссеры. И несмотря на то, что это телевидение было такое самостийное, оно многим нравилось своей непосредственностью, близостью к зрителю и отсутствием пафоса. Но через два года канал закрылся в силу чисто экономических причин. Мы попрощались со зрителями в прямом эфире и самораспустились.
       — Теперь вы на гиганте ОРТ...
       — После «Свежего ветра» планировались еще какие-то проекты, у меня даже был готов пилотный выпуск своей программы и уже придуманы декорации, но никто не захотел рискнуть... Потом я перешла на первый канал, но проработала я там недолго... События в моей жизни развивались так, что я на длительный период ушла в декрет. Когда я из него вышла, программа «Добрый день» на ОРТ только начала выходить в эфир, и меня пригласили вести один из дневных эфиров.
       — Для вас принципиально, на каком канале работать?
       — Смотря из каких каналов выбирать. ОРТ, НТВ, РТР — каналы профессиональные и имеют достаточно большую аудиторию. Я бы не пошла, наверное, работать на совсем какой-то маленький канал именно потому, что я знаю, что такое малобюджетное телевидение. Это очень большое ограничение, которое не дает возможности делать хорошие программы.
       — А как же свобода творчества, ведь на маленьких каналах ее больше?
       — Свобода творчества на телевидении очень сильно связана с материальными затратами. Все, что ты придумываешь, должно иметь воплощение в технике — в камерах, кассетах, монтажном времени, студии, декорации, телефонной связи... Даже на центральных каналах на это тратится не так уж много денег. Я убеждена, что телевизионная журналистика — дело коллективное... Так что лучше иметь дело с серьезной командой профессиональных людей, тогда повышаются шансы на успех.
       — В чем заключается специфика дневного эфира, в чем его отличие от утреннего или вечернего?
       — Мне кажется, работать в дневном эфире проще всего. Утренний зритель очень занятой — он спешит на работу, у него мало времени и к вдумчивому восприятию он не расположен. Поэтому то, что ты показываешь или рассказываешь, должно быть настолько сильным и нужным, чтобы он остановился с кастрюлей кипящего молока и дослушал. Вечерний эфир сложнее, потому что вечером очень большая конкуренция — сериалы, фильмы, игры. А днем телевидение предназначено для тех, у кого есть время или работа позволяет включить на часок телевизор. В этом смысле эта аудитория более благодарная. Дневной эфир дает большие возможности именно в том жанре, в котором мы работаем, — разговор на разные темы. У нас на дневном канале пять разных ведущих, и у каждого своя цель. Мне хочется заинтересовать зрителя теми темами и познакомить с теми людьми, которые мне самой кажутся достойными внимания. Если нет личного интереса, то программа получается банальной.
       — Как вы считаете, журналистике можно научиться или это врожденный талант?
       — Журналистика слишком разнообразна... Научиться хорошему среднему уровню можно. Но Божий дар есть Божий дар.
       — Вы сами себя считаете телезвездой?
       — Недавно мы были на церемонии ТЭФИ, и меня удивило, что у меня не было ощущения праздничности, которое возникает от общения со звездами. Когда я была студенткой, пиетета было больше. Отношение к звездам именно как к звездам у меня прошло, хотя бы потому, что я постоянно их препарирую, готовясь к программам. А внутри телевидения мы чувствуем себя не звездами, а коллегами. Внимание и узнавание, конечно, приятно как подтверждение того, что программу смотрят. Но я себя звездой не чувствую. Я скорее ощущаю себя домохозяйкой, которая раз в неделю ведет программу на телевидении! Мое личное мнение, что если женщина не состоялась в семье, она не будет чувствовать себя реализованной на все сто процентов. Человек не создан для одиночества, ему нужно, чтобы кто-то разделял его успехи и поражения. Поэтому нужно в семье бороться за то, чтобы иметь возможность реализоваться в профессии, а в профессии стремиться к тому, чтобы успевать что-то дать семье.
       — У вас есть мечта делать какую-нибудь свою авторскую программу?
       — У каждого телеведущего есть мечта. И у меня есть на примете один интересный проект, но пока рано о нем говорить. Быть может, это нескромно, но мне нравится программа «Добрый день», ее настрой, отсутствие сенсационности в ее «желтом» смысле. Несмотря на простоту, она интересна всем и всегда будет иметь право на существование. И мне нравится то, чем я занимаюсь.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera