Сюжеты

НИ БУШ, НИ ГОР НЕ БУДУТ БОЛЬШЕ ОБНИМАТЬ РОССИЙСКИХ ЧИНОВНИКОВ

Этот материал вышел в № 85 от 20 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Так как результатом президентских выборов в Америке остаются облитые грязью судебные баталии во Флориде, следует рассеять четыре обывательских представления о воплощении в жизнь их результатов Во-первых, несмотря на утверждения российской...


       
       Так как результатом президентских выборов в Америке остаются облитые грязью судебные баталии во Флориде, следует рассеять четыре обывательских представления о воплощении в жизнь их результатов
       
       Во-первых, несмотря на утверждения российской прессы, Соединенные Штаты не находятся в конституционном кризисе. Билл Клинтон останется президентом до 20 января и в соответствии с американскими законами имеет полную и неоспариваемую власть вести американские дела вплоть до ухода с поста.
       Выборщиков назначили голосовать только 18 декабря, и тот факт, что избирателям Флориды, государственным официальным лицам еще предстоит решить, как 25 голосов от штата должны быть распределены, — еще не конституционная проблема. И хотя в США любой подтвердит, что есть ощущение неопределенности и даже раздражения, это определенно еще не кризис, который мог бы угрожать стабильности в стране или демократии.
       Во-вторых, хотя любой президент предпочел бы быть избранным подавляющим большинством, тот, кто выиграет эти выборы, будет обладать достаточно весомым мандатом, чтобы эффективно управлять страной.
       Кстати, из-за сильного выступления реформаторской партии Росса Перо в 1992 году у Билла Клинтона было куда меньше голосов, чем сейчас у Буша и Гора.
       В тот момент, когда президент будет избран, американцы будут готовы помочь ему достичь успеха.
       Фактически президент Клинтон столкнулся с серьезными проблемами только после выборов в конгресс в ноябре 1994 года, когда демократическая партия потеряла контроль над палатой представителей и сенатом. Более того, этот факт не имел ничего общего с тем, что Клинтон победил на выборах лишь с небольшим отрывом от его соперников. Скорее всего сказался результат его политики, которая включала широкомасштабные правительственные программы, провалившуюся попытку всеобщего медицинского обслуживания и разгром в Сомали.
       Хотя у республиканцев сейчас самое «неприглядное» большинство в конгрессе, это не должно привести к безвыходному положению. Если выиграет Буш, это будет первый раз со времен Эйзенхауэра, когда республиканская партия контролирует Белый дом и конгресс, и первый раз с 1994 года, когда контроль над исполнительной и законодательной властью не разделен. Джордж Буш неплохо поработал с законниками-демократами в Техасе и скорее всего предложит оливковую ветвь меньшей партии вскоре после того, как займет пост.
       Если же выиграет вице-президент Гор, у него будет куда более сильное положение в конгрессе, чем то, которое сейчас имеет президент Клинтон. Если бы он хорошо сыграл своими картами — после первоначального разочарования со стороны республиканцев, у Гора была бы возможность работать с законодательными органами не менее эффективно, чем у Билла Клинтона, который к тому же подвергся импичменту со стороны палаты представителей и который презираем в рядах республиканцев.
       В-третьих, американская политика по отношению к России изменится, даже если будет избран Альберт Гор. Мадлен Олбрайт, Строуб Талботт и другие архитекторы американской политики эпохи Клинтона в отношении России уйдут. Сам Ал Гор выказал значительное неудовольствие своей ролью руководителя американскими отношениями с Россией. К тому же он и его советники куда меньше хотели встречаться с российскими официальными лицами во время выборной кампании, чем команда Джорджа Буша.
       Теперь, когда Борис Ельцин ушел с поста президента и новые люди заполнили коридоры российского правительства, вице-президент Гор и его сторонники вряд ли будут обнимать российских чиновников так, как это делали в клинтоновской администрации. Это особенно приятно в свете моральных принципов команды Гора и его твердой уверенности, что США обязаны проводить демократию по всему миру.
       В конце концов, в отличие от страхов в Москве, если выиграет Буш, российско-американские отношения улучшатся после некоторого привыкания. Правда, администрация Буша будет более жесткой в том, что касается защиты жизненных интересов США и менее вовлечена в дискуссии о природе российской политической системы и прогрессе российской рыночной экономики. Но этот новый реализм будет сбалансирован менее амбициозными определениями национальных интересов США, куда меньшей склонностью к тому, чтобы предлагать другим нациям, как решать их внутренние проблемы, куда более осторожным отношением к гуманитарному посредничеству и более сильным желанием определить важные общие интересы и использовать их для развития положительных связей.
       Очень важно, что комиссия по американским национальным интересам (созданная и спонсированная Центром Никсона, РАНД и Гарвардским университетским центром по науке и международным делам) определила, что отношения с Россией — это одна из полдюжины жизненно важных интересов. Этот доклад был подписан несколькими членами
       команды Буша, отвечающими за иностранную политику, включая его советника по национальной безопасности Кондолеццу Райс.
       Конечно, у России есть своя роль в улучшении отношений с Америкой, и ожидается, что она обратится к другим странам с американскими идеями о нераспространении оружия массового уничтожения и других точных технологиях, особенно к Ирану.
       Важно отметить, что во время теледебатов с Гором Буш отметил, что США должны стать скромной нацией и, хотя страна должна оставаться сильной и решительной, она должна понимать и уважать законные интересы других. Эта перспектива должна стать хорошей новостью для тех в России и других странах, кто обвинял администрацию Клинтона в гегемонистских тенденциях.
       Если отношения Вашингтона и Москвы станут лучше, несколько спорных вопросов — таких, как ракетная защита, — могут быть обсуждены более конструктивно. Если Россия не видит в США вражескую державу и если обе партии готовы пойти на значительное сокращение ядерного оружия, предложенное президентом Путиным, то сложно понять, как ракетное вооружение (защиту) может блокировать глубокое сотрудничество.
       Кроме того, в отличие от Китая даже после значительного сокращения вооружения у России останется достаточное количество боеголовок, чтобы не беспокоиться о ракетном вооружении в течение многих лет.
       Также в отличие от Китая с его позицией в отношении Тайваня у России в настоящее время нет серьезных споров с США, которые могли бы вызвать военную конфронтацию.
       Конечно, не каждый примет эти изменения. Самозваные радикальные реформаторы в России, которые с помощью особых отношений с администрацией Клинтона укрывали свои коррупционные сделки, скорее всего не обрадуются новой республиканской линии. Также кажется невероятным, что их разочарование уменьшится от более конструктивного российско-американского сотрудничества.
       
       Дмитри САЙМС, президент Центра Никсона, Пол СОНДЕРС, директор Центра Никсона, — специально для «Новой газеты»


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera