Сюжеты

УКРАСТЬ У ЧУБАЙСА

Этот материал вышел в № 85 от 20 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Мой знакомец Леонид Григорьевич Липник, представьте себе, осуществил эту заветную мечту русского народа: отнял у РАО «ЕЭС» два здания, много денег и моральных сил. И продолжает, продолжает глумиться Леонид Григорьевич, знаете ли, дорог...


Мой знакомец Леонид Григорьевич Липник, представьте себе, осуществил эту заветную мечту русского народа: отнял у РАО «ЕЭС» два здания, много денег и моральных сил. И продолжает, продолжает глумиться
       


       Леонид Григорьевич, знаете ли, дорог моей незлобивой памяти как символ. Искренне его люблю за, так сказать, соответствие времени и, не побоюсь этого слова, актуальной рыночной парадигме. Да, он был раньше инженером, не скрою. Да, теперь он богат, усат и, как в песне поется, даже «ухожен и прян», видимо. Словом, теперь Леонид Григорьевич называется не любимым страною словом «бизнесмен»
       
       Вот вы, я уже чувствую, сразу же выводы скоропалительные делаете. Вы, я же знаю, уже решили, что раз из инженеров богатым стал, значит, украл чего-то, да многое, наверное, украл. Вы же постоянно газеты читаете, в которых написано, что и Борис Абрамович Березовский, например, в прошлом также советским инжинирингом промышлял, а потом украл и сразу стал состоятельным. Так вот, я вас прошу, не надо таких слов некрасивых: украл. Грубо это как-то, неинтеллигентно.
       У меня, например, когда я размышляю о моих знакомых Леониде Григорьевиче Липнике и Борисе Абрамовиче Березовском, язык не поворачивается такими словами бросаться. Давайте станем взаимно вежливыми, давайте, в конце концов, будемте современными людьми. Будемте оперировать актуальной лексикой и апеллировать к реальному спектру понятий будемте. Не украл, конечно, а вывел чужие активы в пользу аффилированных себе компаний. Это как-то благозвучнее звучит, согласитесь.
       Леонид Григорьевич Липник — невероятно откровенный человек, прямо до чрезвычайности. Люблю посидеть в его кабинете, чайку испить с баранками за разговором о том, каким же именно образом он... ну, выводил чужие активы. Он только не любит, когда я пытаюсь диктофон включить, чтобы записать его рассказ в документальной, так сказать, точности, чтоб для потомков это дело в качестве летописи оставить, — я же, вы знаете, в некотором роде веду летопись современного отечественного бизнеса и его, что ли, актуальной идеологии в контексте мировой экономики, заданной, чего греха таить, скачкообразной динамикой фондовых индексов.
       Так вот, а Леонид Григорьевич как раз терпеть не может, чтоб беседа фиксировалась документально, он даже вздрагивает как-то от этого слова. А один раз черт меня дернул сказать вместо «записать на кассету» слово «запротоколировать», так нежнейшая предпринимательская душа Леонида Григорьевича настолько заметно съежилась и поперхнулась, что мне даже жалко его стало. До сих пор, верите ли, кляну себя за подобную нечувствительность к чужим эмоциям. Ну да что там кассеты — они, если честно, и не нужны мне слишком, поскольку все документы на дорогого Леонида Григорьевича у меня имеются и так.
       Значит, в начале 1998 года Леонид Григорьевич еще работал главным инженером компании Информэнерго — стопроцентной дочки РАО «ЕЭС», то есть писал для правления РАО всякие научные труды, главным образом на тему современной парадигмы энергетики. Это, как выяснилось, и была его стартовая позиция в бизнесе. Потому что так удачно вышло, что заболевший в начале 1998 года генеральный директор Информэнерго Вартазаров, укладываясь в больницу, передал все полномочия руководства компанией главному инженеру Липнику — то есть моему знакомцу Леониду Григорьевичу.
       Сам Леонид-то Григорьевич, отхлебывая чаек, трактует ту веху своей биографии таким образом, что в 1998 году появился очевидный шанс реализовать свои конкурентные преимущества, связанные, как он говорит, с наличием серьезного интеллекта в голове, да и перестать наконец быть главным инженером и уйти наконец в большой бизнес. И вот Леонид Григорьевич, став на время болезни начальника руководителем Информэнерго, поспешил их, эти преимущества, реализовать. Он — и по этому поводу у меня есть все документы — выдал первым делом своему приятелю гражданину Дембу Павлу Эмильевичу доверенность на совершение любых сделок, связанных с имуществом компании Информэнерго.
       Видимо, гражданин Демб также имел некоторое количество интеллекта и имел его именно в голове, поскольку любых сделок с имуществом Информэнерго он как раз совершать не стал, нет. Сделки были, на мой просвещенный взгляд, сугубо осмысленными и заключались в продаже по заниженной цене почти 4 тысяч квадратных метров площади в центре Москвы компаниям «Альфаюрсервис» и «Гала-Информ», каждая из которых, можно написать прямо, с сердцем, как говорится, распахнутым для правдивых свершений, была аффилирована Леониду Григорьевичу Липнику. Да-да, аффилирована. (Справка для любителей детективных дотошностей: Липник владел 40% акций компании «Флэш-Инвест», которая владела 100% акций компании «Альфаюрсервис» — первого покупателя. Эта же компания «Флэш-Инвест» владела 50-процентной долей в «Товариществе Флэш», которое — суть единственный учредитель компании «Гала-Информ», второго покупателя зданий. Так что это все фирмы, конечно, Леонида Григорьевича.)
       Собственно, Леонид Григорьевич, попивая со мной все тот же чаек за дружеской беседой с баранками, и не думает отрицать свою причастность к деятельности этих компаний — тем более что чаек-то мы с ним попиваем именно в том здании, которое раньше принадлежало РАО «ЕЭС». Он говорит даже лестные слова, что, мол, мы же с вами умные люди и все между собой, между умными людьми, понимаем, и поэтому чего я буду Ваньку-то валять перед вами? Мы с Ванькой, конечно, очень признательны Леониду Григорьевичу, даже несмотря на его драматическое нежелание записывать сказанное на диктофон.
       Впрочем, нежелание это объяснимо. В суде-то, разгоревшемся вокруг этих зданий, Леонид Григорьевич продолжает настаивать, что не имеет он никакого отношения к тем фирмам, которым когда-то давно продал здания, принадлежавшие РАО «ЕЭС». Мол, просто он от имени Информэнерго продал, а они просто купили. (Ну как Альфред Кох в свое время от имени государства «Норникель» продал, а Потанин просто купил, чего непонятного?)
       И не надо этих горячечных возгласов про то, что Леонид Григорьевич не только вор, но и врун порядочный. Неужели вы сами не устали от этих грубых слов, которыми и так полно, вы же видите, пространство современного медийного мейнстрима? Это называется не вранье, умоляю вас, а юридически грамотное позиционирование, которое Леонил Григорьевич осуществляет, потому что в голове у него навсегда поселился интеллектуальный ресурс, нуждающийся в постоянных проявлениях — в виде реализации грамотных управленческих решений в контексте, так сказать, современных тенденций предпринимательского сообщества.
       Я вот чувствую, на вас опять сейчас накатывает приступ некоторого озлобления против моего знакомца Липника. Вы же, прослышав про суд, уже потираете руки и собираетесь засадить Леонида Григорьевича за решетку, как, например, олигарха Гусинского. Дай вам волю, вы всех засадили бы в тюрьму, кто выводит чужие активы на балансы аффилированных себе фирм. Но это, я же вам говорю, несовременное абсолютно мировоззрение, которое продолжают культивировать только некоторые старенькие сотрудники Генеральной прокуратуры — и больше никто. А вот Леонид Григорьевич, например, почти все суды почти всех инстанций касательно проданных самому себе зданий успешно выигрывает.
       Честно скажу, что люди Анатолия Борисовича Чубайса, очень расстроенного отчуждением у РАО «ЕЭС» 4 тысяч квадратных метров, приводят в судах весомые, казалось бы, доводы. Они говорят, например, что, когда Липник продавал сам себе помещения, он сильно занизил их стоимость (ну чтобы не платить за здания РАО «ЕЭС» слишком много), чем нанес РАО серьезный материальный и невосполнимый моральный ущербы. Здания были проданы по цене в десять раз ниже рыночной, а живыми деньгами РАО «ЕЭС» получило в сто раз меньше, поскольку уникальная голова Леонида Григорьевича придумала еще одну схему: он скупил на рынке по дешевке долговые обязательства Информэнерго и расплатился за здания этими бумажками.
       За чаем с баранками Леонид Григорьевич даже с некоторым увлечением рассказывает об этой схеме, с гордостью некоторой. Здорово, говорит, мы тогда придумали. У Информэнерго тогда была куча долгов, и каждый кредитор был рад продать эти долги главному инженеру Липнику за половину стоимости, поскольку иначе никогда не получил бы ничего. Еще конъюнктура в 1998 году сыграла в пользу Леонида Григорьевича. Если вы помните, в августе 1998 года конъюнктура объявила дефолт, и Леонид Григорьевич сумел в долларах заплатить за купленные здания еще меньше, поскольку платил-то рублями.
       И не надо этих восклицаний типа: «Эх, гад, и на кризисе нажился». Будьте, в конце концов, все-таки великодушны к чужому успеху. Не гад, а грамотный управленец, удачно минимизирующий трансакционные издержки. Привыкайте, сколько можно вас упрашивать, к лексике актуального бизнеса. Люди Анатолия Борисовича Чубайса, например, тоже склонны, подобно вот вам, горячиться и обзывать Леонида Григорьевича по-всякому. Они даже вовсю намекают, что Липник платит в судах взятки — восклицательный знак! Потому что у нынешнего гендиректора Информэнерго Юрия Харитоновича Болотова нет другого объяснения, как это судьи выносят решения в пользу Липника, если вывод активов настолько, бог свидетель, очевиден. «Это же ни в какие ворота не лезет, — говорит Юрий Харитонович, — когда адвокат Липника прямо на процессе называет судью по имени и на «ты».
       Должен вам сказать, что мой знакомец Леонид Григорьевич очень расстраивается, когда слышит такие обвинения в свой адрес. Нецивилизованные они потому что. А Леонид Григорьевич любит, чтобы все было цивилизованно. Так, чтоб не придраться. Это, если хотите, его жизненное кредо, как писали газеты в начале 90-х. Тогда, если помните, сразу многие журналисты в СССР откуда-то узнали это слово и у всех своих собеседников подряд спрашивали: ну какое у вас все-таки жизненное кредо, скажите, будьте людьми? Леонид Григорьевич на это просто отвечает: чтоб все чисто было. Он и не сомневается сегодня, что все будет чисто, поскольку здания, когда-то принадлежавшие РАО «ЕЭС», теперь по нескольку раз перепроданы, а новые добросовестные покупатели по закону не несут никакой ответственности за юридические проблемы прошлых сделок. Несмотря на то, что новые добросовестные покупатели Леониду Григорьевичу тоже люди не чужие.
       И потом, кроме вышеназванных, у страны есть еще один весомый повод ласкать и лелеять светлый образ Леонида Григорьевича Липника в своих самых смелых политэкономических фантазиях: все-таки человек небезуспешно пытается победить в имущественном споре Чубайса. А не это ли есть искомая национальная идея страны: победить Чубайса хоть в каком-нибудь, наконец, имущественном споре?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera