Сюжеты

СЧЕТНЫЕ ПАЛОЧКИ ВМЕСТО ЛИТЕРАТУРЫ

Этот материал вышел в № 85 от 20 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Недавний приказ министра образования о проведении экспериментального письменного экзамена по литературе в 11-х классах в 2000/2001 году предоставил выпускникам «право выбора формы экзамена: сочинение или изложение с творческим заданием»....


       


       Недавний приказ министра образования о проведении экспериментального письменного экзамена по литературе в 11-х классах в 2000/2001 году предоставил выпускникам «право выбора формы экзамена: сочинение или изложение с творческим заданием».
       Поначалу мы удивились, что этот приказ вышел из стен учреждения, работники которого должны бы понимать смысл преподавания литературы, состоящий совсем не в том, чтобы научить детей связно пересказывать чужие мысли (этому учит начальная школа), но в том, как известно, что выпускники обязаны понимать законы литературы и демонстрировать это понимание в подходе к тому или иному произведению, к той или иной литературной проблеме

       
       Возвращать взрослых школьников к изложению — то же самое, что надевать на них ходунки. Или, по аналогии с математикой, то же самое, что требовать от выпускников пользоваться не калькуляторами, а счетными палочками.
       Оказалось, что удивлялись мы зря, что работники министерства и вправду не понимают, для чего существует литература.
       Вот выдержка из заявления в «Известиях» (11 октября 2000 года) начальника департамента общего среднего образования Минобразования РФ Л. Рыбченковой в поддержку изложения:
       «Научить каждого по-своему думать и писать на достаточно сложные литературоведческие темы невозможно. Вот мы и ищем адекватные формы проверки».
       А ведь еще с незапамятных времен педагогика всегда ставила перед собой цель помочь ребенку проявить собственную индивидуальность, научить его по-своему думать и писать. Если этому научить невозможно, то о каких адекватных формах проверки может идти речь? Что именно собираются проверять работники министерства?
       Надо сказать, что в некоторых регионах чиновникам от образования так понравилась идея выпускного изложения, что они, проигнорировав слово «экспериментальный» в приказе министра о письменном экзамене, закрепили своей властью непременную обязательность изложения для выпускников школ. Подобный приказ издан, например, в Москве председателем комитета образования Л. Кезиной.
       «Сочинение — очень субъективный экзамен, — прокомментировала в тех же «Известиях» действия своей московской начальницы ее заместительница Л. Курнешова. — Точка зрения автора, не совпадающая с общепринятой, может повлиять на отметку. Ребенка надо защитить от волюнтаризма».
       Намерение похвальное, но не похожи ли действия по его осуществлению на упразднение юстиции на основании того, что кое-где попадаются недобросовестные судьи?
       Из публикаций в прессе (например, А. И. Солженицына, крупных ученых и педагогов) знаем: не только мы обратили внимание на то, что подписанный министром Базисный учебный план общеобразовательных учреждений Российской Федерации для 12-летней школы существенно сокращает количество часов, отведенных на преподавание литературы, уменьшает объем изучаемого материала и даже ставит под сомнение необходимость преподавания литературы в выпускных классах, предлагая завершить ее изучение за два года до окончания школы.
       К чему все это приведет, догадаться не трудно: вновь наше образование переводится с гуманитарного на технократическое направление, вновь во главу угла ставится не воспитание личности, а изготовление винтика для государственной машины.
       В последнее время стало модно к месту или не к месту говорить о «духовности», о «духовном здоровье нации»... Мы берем на себя смелость утверждать, что меры, подобные принимаемым чиновниками от образования, сметают остатки духовности, подрывают и без того очень хрупкое духовное здоровье нации.
       Надо ли говорить о том, что такой эксперимент дорого обойдется нашему народу?
       
       Андрей БИТОВ, президент Русского ПЕН-центра;
       Александр ТКАЧЕНКО, генеральный директор Русского ПЕН-центра

       
       P.S.
       Это обращение Русский ПЕН-центр отправил президенту РФ В. Путину и министру образования В. Филиппову.
       «Новая газета» полностью разделяет мнение Андрея Битова и Александра Ткаченко.

       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera