Сюжеты

АМЕРИКАНКИ ГОЛОСОВАЛИ УМОМ, АМЕРИКАНЦЫ — СЕРДЦЕМ

Этот материал вышел в № 86 от 23 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Выборное шоу в США только подчеркнуло половые различия, несмотря на все предыдущие старания их стереть. Наш специальный корреспондент передает из Бостона Сегодня уже не осталось сомнений в том, что выборы следующего президента США,...


Выборное шоу в США только подчеркнуло половые различия, несмотря на все предыдущие старания их стереть. Наш специальный корреспондент передает из Бостона
       
       Сегодня уже не осталось сомнений в том, что выборы следующего президента США, невзирая на финальный результат, вошли в мировую историю как феерическое трехнедельное шоу, разыгранное для заскучавшей было пост-Левинской Америки. Эта многосерийная, с раннего утра и до позднего вечера, общенациональная мыльная опера под названием «Кто же войдет у нас в Белый дом после Билла и Хиллари?», используя все законы жанра, попеременно со слезами то радости, то горя во всю ширь экрана, оказалась великолепно исполнена силами всех американских СМИ под предводительством политкоманд двух главных кандидатов в президенты.
       Получилось очень занимательно. Единственное, в чем вышло крайнее неудобство, так это в народе. Выборное шоу постоянно натыкалось на редкостное спокойствие и пофигизм, исходящие от публики. Причем не только на далеких американских окраинах — на всех этих бесчисленных ранчо, фермах и в резервациях, но даже и там в Соединенных Штатах, где предпочитает проживать самая что ни на есть американская элита. Например, в Бостоне.
       Бостон — город в Америке особенный. Прежде всего с политической точки зрения. Тут всем до всего вроде бы есть дело — в Бостоне находится прославленный Гарвардский университет. Здесь традиционно предпочитает селиться его профессура (большая часть — из славного отряда политтехнологов и политаналитиков, приведших к власти не одного президента и сотни губернаторов). Здесь ходят в магазин за молоком и сэндвичами американские интеллектуалы хай-класса и их высокоразумные воспитанники, молодые и рьяные. В конце концов, здесь же, в Гарварде, располагается знаменитая Школа государственного управления имени Кеннеди, без устали штампующая политэлиту и высшее чиновничество страны.
       Так вот, даже в Бостоне публика так и не собралась ни на один митинг, ни на одну забастовку, ни на одно даже хиленькое пикетирование в связи с затянувшимся оглашением результатов выборов. В минувшие выходные, когда телеведущие довели градус своих выступлений прямо-таки до истерики в связи с флоридскими пересчетами голосов, бостонцы все равно вышли на живописную набережную протекающей тут речки Чарльз и близлежащие к ней парк и улицы имени Кеннеди совсем не по тому поводу, о котором без продыху твердят СМИ, — чтобы посетить очередной, хоть и важный с точки зрения престижа штата Массачусетс, матч по американскому футболу.
       Почему же — вот так-то? Совсем не по-нашему? Что в действительности творится сейчас в Штатах — если выскочить за предложенные шоу-рамки?.. Вот несколько наблюдений — коротких зарисовок, что тут почем в ту самую историческую эпоху, когда якобы рушится самая стабильная политическая система в мире, как уже окрестило происходящие в США процессы большинство российских СМИ.
       
       В какую сторону ни пойдешь, ничего не потеряешь
       Мудрый и немолодой доктор Часин, бостонский старожил и известный психиатр, а также муж не менее тут знаменитой Лоры Часин, возглавляющей влиятельную общественную организацию «Проект Публичных Бесед» (по-русски звучит неуклюже, по-английски — нормально), так вот, доктор Часин сказал так: «Люди у нас не боятся выборов. Даже когда они такие, как сейчас. Потому что выборы ничего в принципе не способны изменить».
       Нет оснований не доверять доктору Часину. Тем более что он лишь констатирует общее мнение, десятки раз подтвержденное в разговоре с бостонцами самого разного уровня и статуса. «Зачем нам нервничать, — говорили они, — если создана такая политическая система, при которой страна будет жить по-прежнему стабильно, несмотря ни на какие выборные катаклизмы? У нас сейчас все очень хорошо. Будем развиваться. Просто извлечем из произошедшего максимум пользы для Америки».
       О чем речь? Конечно, о пресловутой американской двухпартийной системе, обласканной и приподнятой идеологами США на недосягаемую высоту, которая хоть и не слишком оправдала себя сейчас, в 2000 году, но до этого, между прочим, отслужила верой и правдой двести с лишним лет... Американцы так и говорят: «Да, не оправдала. Но ведь отработала же два века! И мы — первые в мире! Теперь будем думать, как видоизменить двухпартийную систему в условиях наистабильнейшей экономической системы».
       И действительно, кто знает, как правильно выбирать в условиях наистабильнейшей экономической системы, если и страдающей, то от переизбытка денег, когда по большому счету стерлись грани между политиками и их политическими линиями? Америка, между прочим, тоже первая на этом пути. Никто из крупных многомиллионных стран до нее еще не оказывался перед такой проблемой: в какую сторону ни пойдешь, одно и то же найдешь — жизнь налаженную, сытую, социально запрограммированную. Очень хорошую жизнь, где главное — трудиться, трудиться и еще раз трудиться при обилии рабочих мест. А все остальное — обязательно приложится. Хоть тебе Буш, хоть Гор... Как выделить достойного главу государства, когда неплохи оба? И предстоит выбор не между путями развития страны, а всего лишь между «душкой» Бушем и «сушкой» Гором? Вот, собственно, и весь разброс: Буш — хоть и не глуп, но и не умен (это минус) — но душа-парень (это большой плюс). А Гор — интеллектуал (это плюс), но больно уж «отличник», законсервированный в своей глубокой положительности (это большой минус)...
       Итак, нюансы! Именно они, а не чья-то генеральная линия устроила Америке перевес всего в несколько сотен голосов и весь сыр-бор... Как оказалось, определяющие электоральные нюансы неожиданно пролегли в США прямо по живому, по самому примитивному и природному — половому меридиану, над стиранием которого так трудились тут многие предыдущие поколения. Да так, выходит, и не стерли. И никуда нам не деться от древней, как мир, истины: прежде чем разбежаться по политическим лагерям, все избиратели поделены на женщин и мужчин.
       
       «Душка» против «сушки»
       При упоминании фамилии Буш большинство высокоинтеллектуальных бостонцев откровенно воротят носы — Буш не прославил себя хорошим IQ, то бишь отличными умственными способностями.
       — А вы бы за кого проголосовали? За того, кто так и не выучил географию? — непримиримо звенело в коридорах Школы Кеннеди.
       Приходилось отвечать: «Конечно, нет». Хотя и бередило: «Мы-то вообще проголосовали неизвестно за какие знания. Помнит «наш» географию или нет — загадка...»
       А вот тут и нюанс. Заметив мой интерес, некоторые бостонцы отзывали в уголок и, тихо и стесняясь, оппонировали гарвардскому большинству примерно в следующем ключе: «Буш, конечно, не совсем то... Но согласитесь, он все-таки «свой парень»...»
       Это был голос мужчин.
       Итак, кандидат Буш в прошлом слыл откровенным гулякой. Пил, проматывал деньги, жену и родителей не слушал. По-американски это очень плохо. Однако именно здесь, как ни парадоксально, истоки нынешнего вполне лояльного отношения к Бушу со стороны многих американцев мужского пола. Они решили голосовать за него, потому что он «свой», не зануда и не сухарь. Может вволю погулять, дойти до самого дна — а потом подняться. «Народ» Буша вопреки прогнозам — это так называемые люди-«авось», в чем-то похожие на нас. Деполитизированный и не слишком интеллектуальный люмпен. Любители радостей жизни, обожающие кутнуть, наплевав на скрупулезно прививаемую всем американцам подчеркнуто прагматическую модель существования.
       И это — настоящее открытие нынешней выборной кампании: таких вот — «эмоцио», голосующих «сердцем», отринувших американский агитпроп, сейчас в Штатах почти поровну с «рацио». И они, «эмоцио» — в основном не в женском, а в мужском стане.
       А как же «рацио»? Эти достойные воспитанники американской школы выживания? Люди-функции? Они как раз за Гора. Но их оказалось меньше — плачь, идеология. Тех, кто всю жизнь карабкается вверх, на вершину какой-то там горы. Отказывающих себе во многом. Целеустремленных, умеющих подчинить природное человеческое раздолбайство, свойственное всем без исключения двуногим, последовательному служению однажды выбранным целям. Тех, из которых, как у нас говорится, «гвозди бы делать»...
       «Гвозди» — они в Америке теперь в меньшинстве. Увы. И это не мужчины.
       
       Очень большая буква «W»
       К своим нынешним весьма зрелым годам Буш, как гласит предвыборная легенда, остепенился. В первую очередь в женском вопросе. Нагулявшись вволю, он вернулся в семью и стал рьяным блюстителем семейных ценностей. И что ужасно, сторонником запрета на аборты. Если президентом становится Буш, то он получает право назначить некоторое число членов высшего суда Соединенных Штатов — естественно, это будут «его» люди, которые, как ожидают многие американки, обязательно запретят аборты.
       — Именно в этом причина того, что большинство женщин проголосовали за Гора. Только не за Буша, — сказала Мелисса Карр, координатор проекта по укреплению демократических институтов Гарвардского университета. — А вам бы понравилась такая перспектива?
       Конечно, нет. У нас уже был послевоенный запрет на аборты, угробивший тысячи женщин.
       Надо сказать, бушевские имиджмейкеры, пытаясь умаслить антагонисток своего подопечного, пошли на любопытный пиаровский трюк. По-английски полный титул Буша звучит и пишется так: George W. Bush. Посередине — большая «W». И с той же самой буквы «W» в английском начинается слово «женщина» (woman). Так вот,
       команда Буша построила кампанию таким образом, что эта «W» — вроде бы знак судьбы. Если в полном его имени оказалась большая «W» — значит, Буш, мол, за женщин и их проблемы всей своей большой душой. Под занавес предвыборной кампании политтехнологи, манипулируя этой срединной «W», даже сотворили из Буша нечто вроде модного феминиста...
       Однако американок не так-то просто провести. Они не позволили подмазаться к своим сердцам. Бушу не забыли его техасских домостроевских умонастроений. Домостроевских, естественно, в американском преломлении — это когда Буш НЕ ДОКАЗАЛ, что он ставит женщину на одну с собой доску. Всю жизнь он как бы выше своей жены, склонен отодвигать ее на второе, за своей спиной, место — по образу и подобию собственной мамы Барбары, «бабушки Америки», как ее тут называли во времена президентства Джорджа Буша-старшего...
       Так вот, несмотря на пиаровски выпяченное «W», ничего не получилось — американки отказали «душке», предпочтя хоть и «сушку», но не посягающего на их права. И это стало вторым открытием нынешнего выборного шоу: семья семьей, а «эпоха Хиллари» Америке, как выяснилось, так и не надоела, женская выдержка тут ценится куда выше женских слез. А потому роль сильных женщин и поддерживающих их целеустремленных мужчин в американской истории будет продолжать только расти. Несмотря на окончательные результаты выборов — ведь никому и в голову не придет считать большинством перевес в несколько сотен голосов.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera