Сюжеты

ПЕРЕМЕЛЕТСЯ — МУКА БУДЕТ?

Этот материал вышел в № 86 от 23 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

26 октября генеральным директором мельничного комбината «Сокольники» избран Анатолий Сорокин. УБЭП ГУВД — против Вот разговор сам по себе любопытный, каждый может заглянуть в жизнь, для него неведомую. — Я ему говорю: Виктор Савельевич,...


26 октября генеральным директором мельничного комбината «Сокольники» избран Анатолий Сорокин. УБЭП ГУВД — против
       
       Вот разговор сам по себе любопытный, каждый может заглянуть в жизнь, для него неведомую.
       — Я ему говорю: Виктор Савельевич, уйдите достойно, я вас обеспечу до конца дней. Вас устроит пенсия двадцать тысяч долларов?
       — В год?
       — Господь с вами, двадцать тысяч долларов в месяц. Продолжаю убеждать: если, не дай бог, вы покинете этот мир, пенсию получает жена. Кроме того, вам дается персональный автомобиль с водителем, вместе с женой лечитесь в ЦКБ, ежегодный отпуск проводите на любом курорте. Хоть в России, хоть на Канарах.
       — Согласился?
       — Отказался наотрез.
       — Он не верил?
       — Ну почему же? Когда год назад мы знакомились, я думал, как мне уломать его продать мне побольше акций? Для доверия, для знакомства наконец я положил перед ним триста тысяч долларов. Он поблагодарил и взял. Тогда я понял, что акции он продаст.
       — Так почему же он отказывается от таких сокровищ?
       — В кресле генерального он имеет гораздо больше, чем я ему предлагал.
       — Вы столь богаты?
       — Я не богат. Я состоятелен.
       А теперь история, случившаяся с состоятельным человеком и его друзьями.
       Фамилия у него звонкая и изящная — Петербургский, зовут, как он мне сам представился, просто Вадим, молод, худощав и спортивен. Должность тоже дай Бог какая: председатель совета директоров АООТ «Мельничный комбинат в Сокольниках». Но это с недавних пор, еще и месяца не прошло. А до этого — просто крупный акционер комбината, с прошлого февраля скупил 42% акций. Это еще не контрольный пакет, но силища немалая — если бы Вадим вообще не занимал никакого поста, комбинат и так был бы в его руках.
       Глупо спрашивать, зачем крупному предпринимателю тратить огромные деньги на акции мукомолов. Дело это прибыльное, дивиденды более чем хороши. Иначе и быть не может: комбинат — махина, 28% жителей Москвы и Подмосковья едят хлеб из его муки. А чтобы было совсем понятнее, стоит комбинат в Сокольниках не менее 12 млн долл.
       Ворочает всем этим хозяйством генеральный директор Дроздов Виктор Савельевич — тот самый, которому Вадим сулил 20 тысяч долларов пенсии в месяц. Ему 63 года, он жизнелюб, обожает власть, деньги и покой от всеобщего послушания.
       Такие вот люди познакомились в феврале нынешнего года и поначалу друг другу почти понравились. Дроздов тогда переживал черные дни и был рад получить в союзники человека при деньгах, с холодным и властным взором, и вдобавок не жмота. А мрак на душе у Дроздова был жуткий. На днях ему позвонил один из больших чиновников и велел подружиться с очень полезными господами — Хамидом Кашаевым и Владимиром Базловым. Эти ребята, оказывается, жутко хотели помочь Дроздову по дешевке покупать зерно, находить недорогие хлебозаводы, а в ответ просили сущий пустяк — пакет акций.
       Вадим с вниманием выслушал стенания генерального и будничным голосом подтвердил его опасения: компашка, с которой министр велел дружить, верховодит в бауманской ОПГ.
       Через день Вадим потряс Дроздова бумажкой, которую раздобыл в центральном РУБОПе Москвы. Вот что в ней было написано: «Бауманская ОПГ является одной из старейших группировок Москвы, фактически официально на учете не значится, однако имеет сильные позиции как в криминальной среде, так и среди коррумпированных госчиновников различного уровня. Лидерами данной ОПГ являются: Кашаев Хамид (в быту Валерий), черкес, кличка Коша, Юшваев Гавриил, еврей, кличка Гарик-Махачкала, Базлов Владимир, русский.
       Вышеуказанные лица ранее судимы в 80 — 90-х гг. за тяжкие преступления с применением огнестрельного оружия. Ранее указанная бригада в своей преступной деятельности тесно контактировала с известным лидером «грузинской» ОПГ Квантришвили Амираном Витальевичем, убитым в 1993 году.
       Имеется оперативная информация, что лидеры ОПГ занимаются организацией и исполнением заказных убийств и с этой целью содержат и финансируют группу наемных убийц, возглавляемую человеком по кличке Магга.
       — Вадим, я им не продам акции, — сказал Дроздов. — Тогда меня убьют? Слушайте, а что если акции купите вы?
       — Тогда будут охотиться на меня, — все так же спокойно ответил Вадим.
       Разговор этот был в феврале, в марте Петербургский владел уже 42% акций.
       3 апреля Вадим под вечер вышел гулять с котом Батоном. С ним поравнялись двое, нанесли крепкий удар в челюсть. Очнулся он в машине «Жигули» 1-й модели, на ногах у него сидел один громила, второй мертвой хваткой держал за шею. За метро «Речной вокзал» у гостиницы «Союз» Вадима вытащили из машины, повели в лесок неподалеку. И сразу начали бить милицейскими дубинками. Требование было одно: продай акции. Срок — завтра.
       Вадим нанял охрану и месяц пролежал в больнице. Кто на него нападал, неизвестно до сих пор.
       — И больше не наезжали? — спросил я его.
       — Это было бы трудно, — улыбнулся Вадим. — Я тут же создал свою службу безопасности, без охраны — ни шагу.
       И тут оказалось, что опасность ему грозит уже не от бауманской ОПГ, не от мордоворотов, едва не искалечивших его в апреле, а от недавнего приятеля — гендиректора Дроздова. Такова уж была натура у Виктора Савельевича — страх как любил он стравливать людей, а недавних друзей объявлять врагами. Тем более было за что. Дроздов пришел в ужас, когда узнал, что Вадима вовсе не интересует каждодневная прибыль, деньги в собственный карман и мирские удовольствия — не курит, не пьет ни грамма, ночных тусовок терпеть не может. И дикие, на взгляд Дроздова, замыслы — вкладывать всю прибыль до копейки в техническое обновление комбината, строить собственные зернохранилища, а в перспективе иметь и собственные хлебозаводы. Ужас был в том, что этого реформатора поддерживали коммерческий директор Анатолий Сорокин и генеральный директор входящей в комбинат холдинговой компании «Ритм» Станислав Шпаковский.
       Эти трое прекрасно понимали, что, пока генеральным директором остается Дроздов, комбинат будет заваливаться, появятся долги, мука будет дорожать и тогда уже не сладить с конкурентами, не оседлать рынок.
       Признаюсь — когда я только начал слушать рассказ и Петербургского, и Сорокина, и Шпаковского, то особого интереса он у меня не вызвал. Ну какое мне, в сущности, дело до этих акций, шальных денег, дрязг, наветов и сплетен, в каком, скажите, АООТ или ЗАО не грызутся за власть и дивиденды, не подсиживают начальство, не выживают неугодных? Не выносить же это все на газетные страницы?
       Но события на комбинате вдруг резко повернули совсем в иную плоскость, и от моего начального безразличия не осталось и следа.
       Я и так догадывался, что тот же Вадим, заполучив столь солидный пакет акций, постарается избавиться и от Дроздова, и от всех тех, которые мешают его реформаторскому зуду. Это тоже естественно и понятно: акционеры приглашаются на собрание, а оно уже понимает, какого решения от него ждут. Вадим и не скрывал, что не позднее октября такое собрание проведет, именно поэтому и состоялся у него с Дроздовым разговор, с которого я начал свою статью. Я только забыл сказать, что обиженный генеральный не выдержал и бросил в лицо злопыхателям: «Я вас посажу».
       Так вот, 11 сентября нынешнего года следственный комитет при МВД РФ возбудил уголовное дело № 9276 в отношении Сорокина и Шпаковского, они обвинялись по статье 159, ч. 3 УК РФ — мошенничество.
       2 октября оба были задержаны и помещены в ИВС ГУВД. А 4 октября Сорокина и Шпаковского обвинили в хищении 80 миллионов бюджетных средств, полученных комбинатом в качестве займа от правительства Москвы.
       Основания? Да все те же — «оперативные данные». Проще говоря, чтобы эти данные подкрепить, была создана группа, в которую вошли 67 оперативников ГУБЭПа и 25 следователей СК при МВД РФ. Что они расследовали — не очень пока понятно, потому что через трое суток оба узника были поспешно выпущены. Я более чем уверен, что дело было столь убого, что следователям не удалось получить санкцию на арест. Милиционеры даже не определили для обвиняемых по тяжкой статье мер пресечения, чего в принципе не случается никогда, — ни содержания под стражей, ни даже подписки о невыезде.
       Тогда вопрос: зачем понадобились эти три дня заточения? Да все проще простого — собрание акционеров пришлось отложить, а осмелевший Дроздов стал помаленьку вышибать неугодных и провернул лихую авантюру — выпустил дополнительную эмиссию акций.
       И все же 26 октября общее собрание акционеров досрочно прекратило полномочия генерального директора Дроздова, а на его место назначило Сорокина.
       Дальнейшие события уже знакомы: на следующий же день новый генеральный сунулся было на комбинат, а охрана его взашей — пускать не велено.
       Тут уж не скажешь, что это личное дело Сорокина с Петербургским — с 26 октября комбинат в Сокольниках не приобрел ни одной тонны зерна, подпись Дроздова банки не признают.
       Сейчас жалоба на действия Дроздова рассматривается в арбитражном суде. Вадим больше всего боится, что дело затянется, комбинат прекратит поставку муки на заводы, и москвичи вспомнят былое: очереди за хлебом. Бауманская группировка, будь у нее акций столько, сколько у Петербургского, такого беспрела бы не допустила.
       
       P.S.
       Этот материал мы попросили прокомментировать в ГУБЭП МВД РФ и следственном комитете при МВД РФ. Нашу просьбу выполнить не смогли — закон запрещает какие-либо комментарии при проведении предварительного следствия.
       Как только эта возможность появится, мы незамедлительно предоставим слово и оперативникам, и следователям — прав или не прав был автор в своих суждениях.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera