Сюжеты

НА ТАЙМЫРЕ ГОГОЛЬ ОТДЫХАЕТ

Этот материал вышел в № 86 от 23 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

На Таймыре все — самое северное. И драмтеатр (кстати, почему-то имени Маяковского), и стадион, и мечеть. Просто еще дальше к Северному полюсу вообще не живут. На днях в одном из местных поселков с поэтичным названием Левинские Пески...


       
       На Таймыре все — самое северное. И драмтеатр (кстати, почему-то имени Маяковского), и стадион, и мечеть. Просто еще дальше к Северному полюсу вообще не живут. На днях в одном из местных поселков с поэтичным названием Левинские Пески открыли ветряную электростанцию. Наверняка тоже самую северную. Но могли и не открыть, опоздай на три дня. Тогда бы куковать аборигенам без электричества до конца января, пока выборы губернатора не пройдут. Казалось бы, какая связь: где лампочка и где политика? А однако ж есть, и самая непосредственная.
       Все началось со страшного наводнения, приключившегося в прошлом году. Енисей-батюшка после ледохода так поднял свои воды, что не только что от Левинских Песков ничего не осталось, но и саму Дудинку, столицу местную, грозил залить напрочь. В местном морском порту к паводку, конечно, готовились, но такого подъема уровня воды не ожидал никто. Впервые за многие годы он поднялся до отметки 21,47 метра. Пострадали все населенные пункты на берегах Енисея — от Туруханска до Воронцово. В Игарке затопило 20 жилых домов, аэродром, лесокомбинат, ЛЭП, автодороги, мазутное хранилище. Городам и поселкам юга Таймыра это стихийное бедствие нанесло материальный ущерб на 380 миллионов рублей.
       Но больше всех не повезло Левинским Пескам: они полностью скрылись под водой.
       В конце концов вода, конечно, отступила, и встал вопрос о восстановлении поселков. Здесь придется сказать о решающей роли одного из местных предприятий. Никелевый комбинат взял на себя шефство над поселками, помог со стройматериалами и горючим, одеждой и мукой. А в Левинских Песках комбинат на свои кровные построил тот самый ветряк, который и открыли в торжественной обстановке 14 ноября.
       Случись это торжество тремя днями позже, не пить бы строителям шампанское, не крутиться пропеллеру, не потрескивать проводам. А дело вот в чем. Накануне один из кандидатов в губернаторы, руководитель того самого комбината, послал запрос в избирком с просьбой разъяснить ситуацию с благотворительностью. Мол, предприятие мое не только помогает детишкам и инвалидам, но и строит школы и больницы, возрождает родовые промысловые хозяйства. Недавно построили в поселке Носок супербольницу, и теперь срочно надо тянуть к ней ветку электропередач. Не сделай этого сейчас — разморозится, пропадет здание. Как быть? Избирком в подробности вдаваться не стал, ответил просто: прекратить всю благотворительность к чертовой матери.
       Избиркому хорошо принимать такие решения, он живет в Дудинке, света и тепла там хватает, тем более что впервые благодаря опять же тому комбинату задолго до начала навигации был закончен так называемый северный завоз, то есть привезли сколько надо соляра для обогрева. А впрочем, никаких претензий к избиркому быть не может: действительно в законе о выборах написано, что «запрещается заниматься благотворительной деятельностью кандидатам, а также организациям, учредителями, собственниками, владельцами и членами органов управления или органов контроля которых являются указанные лица». Одно только не прописано в законе: кто же будет содержать социальную сферу (читай: детские сады, больницы и т.д.) целых городов, живущих за счет градообразующих предприятий в тот несчастливый момент, когда кто-нибудь из начальников этих предприятий надумает идти во власть.
       Ясно, что за два месяца до выборов проблему эту не решить. Ведь тут надо либо закон менять и разрешать северянам помогать замерзающим соседям, либо Конституцию переписывать и не пускать отдельных граждан начальствующего сословия в губернаторы. В общем, чертовщина какая-то.
       Впрочем, по части чертовщины на Таймыре все хорошо. Тут, например, откуда ни возьмись, появились за полгода четыре тысячи лишних избирателей. Дело было так.
       За последние 10 лет число зарегистрированных избирателей тут постоянно снижалось и снизилось более чем на пять тысяч человек. Согласно официальным данным Центрального избиркома (московского), на прошлых выборах таймырского губернатора в 1996 году голосовали 28 тысяч человек, на выборах президента РФ в марте 2000 года — уже 27 тысяч.
       А сегодня окружной избирком обязал кандидатов на должность губернатора собрать 626 подписей избирателей в поддержку своего выдвижения. Поскольку согласно закону Таймырского автономного округа о выборах губернатора количество подписей, собранных в поддержку выдвижения, должно составлять 2 процента от числа зарегистрированных избирателей, можно сделать вывод, что местный избирком исходит из цифры 31 тысяча зарегистрированных избирателей.
       Возникает резонный вопрос: откуда на Таймыре за полгода появились лишних почти четыре тысячи избирателей? Демографы судорожно перелистывают свои сводки, но, кроме слова «чертовщина», ничего из себя выжать не могут.
       Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: за счет «армии 18-летних» такой прирост избирателей произойти не мог. Отсюда есть все основания предположить, что в развертывание избирательной кампании уже заложены «мертвые души». В чью пользу пойдут эти голоса, сомнений не вызывает, тем более что четыре тысячи — это чуть меньше половины того количества голосов, которое нынешний губернатор набрал на прошлых выборах.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera