Сюжеты

ЗАЩИТА ШЕПОТИННИКА

Этот материал вышел в № 86 от 23 Ноября 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

— А что вы хотите этим сказать? — Да я же сказала. Из интервью Киры Муратовой Петр Шепотинник — автор, ведущий, режиссер, исполнительный продюсер восемь лет существующей программы «Кинескоп» — в защите не нуждается. Он сам себе защита. И...


       
       — А что вы хотите этим сказать?
       — Да я же сказала.
       Из интервью Киры Муратовой

       
       Петр Шепотинник — автор, ведущий, режиссер, исполнительный продюсер восемь лет существующей программы «Кинескоп» — в защите не нуждается. Он сам себе защита. И потому, что «прямо и осознанно» любит кино, как Муратова — море в нелюбимой Одессе. И потому, что честно относится к делу. Не прогибает спину хоть бы и «для пользы дела», имеет надежных помощников и верных друзей (его «Родня» — это Ася Колодижнер и Боря Чертков).
       Но так сложилось, что сегодня приходится — против всех правил — выставлять оборону в защите не нуждающимся. Потому что телезрители — и заинтересованные в кино, и до поры до времени случайные попутчики — не найдут в текущей сетке программ точный день и точное время «Кинескопа». И это при том, что на телевидении нет за исключением одной-двух более или скорее менее квалифицированных передач о кино.
       Конечно, по сравнению с боевыми действиями в Чечне это не то чтобы катастрофа. Тем не менее, как сказал когда-то в «Кинескопе» Олег Меньшиков, «тяжелые условия, они же сплачивают — и правда коллектива не вся правда».
       Мой товарищ как-то признался, что его чувство юмора — чувство приобретенное, а не врожденное. Думаю, чувство справедливости в редких случаях тоже можно приобрести.
       Так вот, для того чтобы посмотреть программу Шепотинника, надо рыскать в телепрограмме и, вдруг наткнувшись, заставить себя не спать до утра и запастись кофе. Чтобы посмотреть, как меланхолик Отар Иоселиани будет не роптать, а напротив, понимать начальство, защищавшее его фильмы от другого, повыше, начальства. Как помудревший Олег Меньшиков будет говорить: «Настоящее должно окружать тебя. Может быть, это невозможно сейчас в нашем кино. Хотя ничего невозможного нет». Как встык с улыбкой Киры Муратовой будет склеен кадр из ее картины «Познавая белый свет» со словами Сергея Попова: «Жизнь — тоже временная штука». Все это можно увидеть где-то в два-три часа ночи, пардон, утра, когда либо измученные бессонницей сомнамбулы, либо бездельники поневоле (пропащее утро для работы) уткнутся в телевизор, чтобы запомнить по-домашнему простецкие слова Алексея Баталова о поездке больного Чехова на Сахалин: «И та-ак (с московской растяжкой гласных) всё это забывается».
       В конце концов то, что Шепотиннику до сих пор не дали ТЭФИ, где нарядные мужчины и подтянутые женщины раздают друг другу подарки, наплевать и забыть. Но вопрос ежика: «Если лошадь ляжет спать, она захлебнется в тумане?», впаянный Шепотинником в его передачу о Баталове, остается открытым и по отношению к самому «Кинескопу». Если не валять дурака и встряхнуться от собственных забот, то придется сказать: эта программа о кино создается как телевизионное искусство (если признать, что таковое вообще существует).
       — Придется также сказать, что Шепотинник — единственный в нашем телевизоре из ведущих (хватает такта) — не делает из своих героев клиентов, на которых легко нажиться. В этой программе они начинают говорить по-русски — в том смысле, что монтажные ножницы, склейки и купюры в других передачах делают из нормальных людей идиотов и малограмотных. Шепотинник, в отличие от теленачальства, не презирает телезрителей. И после рекламы, разорвавшей монолог человека (наподобие вторжения незваных гостей), Петя начинает передачу с того же места, с той же точки, паузы или слова, чтобы «дать договорить, не перебивая» (воспитание), и дать возможность телезрителям сосредоточиться, остановиться, выключить кран и пока-пока не мыть посуду.
       Классические сюжеты — отношения с телемагнатами, гибкость умных начальников, нерадивость глупых, ревность коллег с псевдонародническими «идеалами» и фальшивые рейтинги — коснулись (снаряды уже ложатся рядом) не прошлого, а настоящего времени. Тех, кто совсем рядом, под рукой, и кто подставляет плечо необолваненным зрителям своей интеллигентностью, своей серьезностью без пафоса и громких слов, своим тщанием в работе и совестливостью.
       Говорить все же надо. О глупости тех, кто думает, что такие программы чересчур хороши для нашего уставшего (не от телевизионной ли агрессивности в том числе?) народа. О перехватывающих дыхание кадрах с Кирой Муратовой: «Собак и в другом месте много, а кошки — в основном в Одессе». И о том, что Шепотинник выбирает людей, которые будто и не знают всех ответов, даже если их знают...
       Но программа Шепотинника ответы все же дает. Не всегда прямолинейно, по-режиссерски. Поэтому так интересно вслушиваться-всматриваться в «Кинескоп».
       Свободу — место и время в эфире — «Кинескопу»!
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera